Авария «Союза» и экстренный спуск — как это было. Объясняют космонавты

11 октября произошла авария после запуска с Байконура ракеты-носителя «Союз-ФГ» с кораблем «Союз МС-10» с космонавтом Алексеем Овчининым и астронавтом Ником Хейгом на борту. Они катапультировались и были извлечены из спускаемого аппарата в хорошем состоянии.

Причины аварии пока не установлены. Однако источники информационных агентств говорят, что авария может быть связана с одним из боковых блоков первой ступени ракетоносителя.

  • Ракета с новым экипажем МКС потерпела аварию. Экипаж жив

«Один из блоков в верхней части не отделился и ударил нижней частью по второй ступени. Произошло аварийное выключение двигателя второй ступени», — рассказал источник РИА Новости. Затем «сработал аварийный маяк», корабль разделился на отсеки и выпустил парашют с катапультой, в которой экипаж благополучно спустился на землю, добавил собеседник Интерфакса.

Би-би-си попросила космонавтов Александра Лазуткина и Антона Шкаплерова объяснить, что происходило до, во время и после аварии.

Такое случается впервые?

Лазуткин: «Такие ситуации крайне редки. Еще в советские времена был случай, когда не включились двигатели третьей ступени — точно так же экипаж приземлился, только на большей высоте это все произошло. И еще один раз [в 1983 году] ракета взорвалась на старте, но система аварийного спасения вывела экипаж из зоны поражения, и все нормально было».

Также на сайте

  • Биржи по всему миру обвалились после доклада МВФ. Готовимся к кризису?
  • Британия требует объяснить, откуда у жены госбанкира из Азербайджана миллионы на недвижимость и шопинг
  • «Ненавязчивый хук справа»: кого призывал наказать Рамзан Кадыров и чего он добился
  • Абрамович намерен отправить фанатов-антисемитов в Освенцим

 

Шкаплеров: «Именно на этом этапе — да [в первый раз]. А так была у нас на старте еще одна авария в 1983 году. Владимир Титов и Геннадий Стрекалов катапультировались во время старта» (ракета загорелась меньше чем за минуту до отрыва от земли).

Читайте также:  «Эксперт» в эфире у Соловьева назвал причины бойни в Керчи: рок-музыка и «Дока-2»

Идет 119 секунда полета. Что в штатной ситуации происходит в этот момент с кораблем? На какой высоте он находится? Что делают космонавты?

Лазуткин: «Корабль в этот момент достаточно высоко — далеко еще до космоса, но повыше, чем самолеты летают. Космонавты испытывают перегрузки в 3-3,5 единицы. Это комфортная перегрузка, я бы сказал. Они контролируют полет.

Там есть шпаргалочка, где написано, на какой секунде что происходит: когда отделяется система аварийного спасения, когда происходит разделение ступеней… В самом управлении ракетой-носителем космонавты не принимают участия, это слишком сложно, так не делается».

Права на иллюстрацию @roscosmos@ROSCOSMOS

Шкаплеров: «Космонавты вместе с Землей следят, как работают системы — штатно или нет. Перегрузки еще действуют обычно на уровне 3-4 единиц. Это не очень большая перегрузка — для летчика, допустим, на истребителе это вообще ничего.

Немного затруднены движения, например, руками, потому что твой вес увеличивается в три-четыре раза. Но космонавты тренируются, готовы к перегрузкам, поэтому продолжают работать, нажимают различные кнопки, которые необходимо на том или ином этапе.

Старт — до выхода в космос — длится всего 10 минут. Все 10 минут они следят за работой с системами. Тут не расслабишься, тем более, что их было [в экипаже] всего двое, а не трое [как иногда бывает].

Когда выходят на околоземную орбиту и удостоверяются, что все штатно, тогда есть время расслабиться, переодеться даже. А до этого они в полной боевой готовности».

Правообладатель иллюстрацииSERGEY SAVOSTIANOV/TASS

Image captionЭкспедиция на российском пилотируемом корабле отправилась в четверг с космодрома Байконур, но из-за аварии экипажу пришлось совершить аварийную посадку в Казахстане

Насколько велик для космонавтов был риск погибнуть?

Читайте также:  Украинцы высмеяли слова Порошенко об "одной из самых сильных армий"

Шкаплеров: «По идее все [действия] отработаны, система очень четкая. После неполадки с ракетой-носителем подается сигнал, и космический корабль от ракеты просто отстреливается и уводится в сторону. Риск всегда есть, конечно, но здесь все отработано».

Какие действия должен предпринимать экипаж в такой ситуации? Они могут как-то повлиять на происходящее?

Лазуткин: «Эвакуация происходит автоматически, когда ракета в полете. Человек может просто не успеть принять решение, поэтому ему такое не доверяют».

Шкаплеров: «Они только получают сигнал о том, что [произошла] авария ракеты-носителя и готовятся к перегрузкам, которые возникнут, когда их будут уводить в сторону [от ракеты]».

Правообладатель иллюстрацииSERGEY SAVOSTIANOV/TASS

Image captionКосмонавтАлексей Овчинин (слева) и астронавт Ник Хейг перед запуском ракеты

Что происходит с космонавтами при такой аварии? Они испытывают серьезные перегрузки?

Шкаплеров: «После этого может происходить либо баллистический спуск с повышенными перегрузками [не требующий управления экипажем], либо они [экипаж] могут вступить в управление. Но как они действовали, я не знаю. [При баллистическом спуске] перегрузки зависят от высоты, от скорости… Тут уже могут быть от 8 единиц и больше.

Лазуткин: «В данном случае система уводит корабль от неисправного ракетоносителя, происходит разделение корабля на отсеки, и космонавты, сидя в спасательном аппарате, направляются к земле. На нужной высоте включается парашютная система — тут возникает перегрузка, но дальше это уже обычная, штатная посадка. Тут задача космонавтов — как можно точнее зафиксировать, что произошло, и передать по радио людям, которые будут их встречать».

Что ждет космонавтов дальше? Смогут ли они после такого инцидента продолжать полеты в космос с психологической точки зрения?

Лазуткин: «Жалко, что их полет был такой небольшой, но это не «ужас-ужас». Ребята остались живы, сейчас это наиболее важно. Я надеюсь, американский астронавт теперь не покинет отряд космонавтов (Это был его первый полет в космос. — Би-би-си).

Читайте также:  Костин придумал план отказа России от доллара

На самом деле, для него это хороший урок, что наша техника надежная. Несмотря ни на что, экипаж остается жив».

Как эта авария может повлиять на российскую космонавтику в целом? Это, в первую очередь, показатель проблем или от таких ситуаций никто не застрахован?

Лазуткин: «Это не проблема всей нашей космонавтики. Это говорит о том, что космическая техника — не смартфон, она сложная сама по себе, она имеет право на отказ. Ну, а во-вторых — такая наша профессия.

А нынешнее состояние космонавтики ни при чем. Я думаю, разберутся, и еще на несколько сотен полетов у нас не будет таких отказов»

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *