Байден поднял руки — Телевизор решил, что он сдался

Самое любопытное, что в этот раз Телевизор не погрешил против истины. Долгожданный саммит Байдена и Путина начался именно с этой сцены. Байден поднял обе руки над головой, а Путин радостно задвигал ногами под столом.

 

Как мы про это узнали? Вторая камера фиксировала Путина сбоку. Таким образом, ничто не помешало Телевизору объявить итоги саммита победой Путина и сдачей Запада.

Тем не менее, сюжет делился на два четко выраженных нарратива – до и после саммита. До саммита повышались ставки, и Телевизор постоянно вопрошал экспертов, в том числе и украинских: «Когда мы на вас нападем?» Вопрос, надо сказать, странный и не по адресу, и странно, что гости в студии не обратили на это внимание. Ведь спрашивать надо не экспертов, а непосредственно ведущих ток-шоу. Вопрос должен был бы направлен в другую сторону: «Когда вы нападете на Украину?» А ответ: «Мы не собираемся нападать на Украину» Или: «Мы не собираемся нападать на Украину, если нас не вынудят».

 

Что обращало внимание в эти дни, что тезисы российских телевизионных людей всегда состояли из двух частей в одном предложении, соединенных или, напротив, разделенных запятой или частицей противопоставления.

В первой части — положительный месседж, во второй его отрицание или некая оговорка, нивелирующая положительность первой части.

 

«Мы мирные люди, но наши красные линии стоят на запасном пути». «Пока Украина не вступит в НАТО, ничего страшного с ней не произойдет». «Россия ищет хороших и предсказуемых отношений с США и не собирается ни на кого нападать, однако у нее есть красные линии». То, что идет после слова «однако» снижает положительный посыл первой части фразы. «Красные линии» – это такое заминированное пространство, наступишь и – Бдым!

Читайте также:  В Москве согласовали стотысячный митинг на проспекте Сахарова 25 августа

 

Первый зампред комитета ГД РФ по делам СНГ Константин Затулин: «Ничего мы никогда не делали, если для этого не было повода». Однако нет сомнений: ищущий повод его всегда найдет. Разве не повод киевский переворот 14-го года, власовцы у власти, угнетение русского народа, взывающего об освобождении? Поводов выше крыши. Значит ли это, что собираются (или собирались) напасть? Мы правильно поняли Затулина?

 

 

Можно ли считать миротворческим тезис директора международного института новейших государств Алексея Мартынова (кстати, в пылу говорильни его представили как Маркова, Серегу Маркова, – оговорка по Фрейду): «Чтобы Украина вернулась в родную гавань, не нужно никакого вторжения».

 

То есть вторжение в принципе нужно. Но можно обойтись меньшими затратами, — как бы считает Мартынов. А если не получится меньшими затратами… то делать нечего, все-таки придется вторгаться. Точно также нельзя считать миротворцем Коротченко, который вдруг заявил, что Украина нас не интересует, поскольку мы будем бомбить центры принятия решений. А координаты Пентагона — де нам известны.

Очевидно, это всё — взвинчивание покерных ставок на недостигаемую (здравым смыслом) высоту.

Диспозиция после саммита

Байден хоть и поднял обе руки кверху, он вряд ли сдался на первых секундах встречи. Саму встречу нам не показали, но можно вычислить, что на ней было, по последствиям. На следующий день накал угроз и обещаний несколько снизился, дискурс вернулся к «минским соглашениям», которые, однако, означают такую неприятную для патриотического угара вещь как признание Россией, что Донбасс все еще Украина. И неважно, что минские соглашения невыполнимы в принципе, важно, что в этом случае утрачиваются основания защищать украинский Донбасс российским высокоточным оружием, как обещают Коротченко и другие товарищи. Возвращение Украиной своих отторгнутых территорий (за исключением Крыма, его вернуть трудновато) не будет считаться в мировом общественном мнении нападением на Россию.

Читайте также:  Почему развод лучше плохого брака

 

Это горькая пилюля, но ее подсластили. Все это время агенты Запада пугали путинскую элиту крестовым походом против ее зарубежных активов. В обмен на обещание ненападения на Украину Путин их несколько обезопасил, и это констатировали не вражеские голоса, а наш патриотический Телевизор прямым текстом.

Из военного бюджета США, мол, как по волшебству, исчезли строки о санкциях против Северного потока-2 (значит, газ пойдет в Европу, а из Европы валюта) и против ближнего круга Путина (порядка 30 человек олигархов), кто держит активы (общаки) на Западе. Так что можно считать, что на первый взгляд бессмысленное и затратное перемещение войск вдоль границы с Украиной оправдало себя в итоге. Бабло победило зло. Деньги сохранились.

 

И хотя декан высшей школы телевидения Виталий Третьяков радостно завопил, что он мечтает, чтобы отключили SWIFT (самая страшная пугалка Запада), не надо воспринимать это его заявление всерьез. Он же там, на Западе, свои капиталы не держит, во всяком случае в ощутимом количестве, а вот для олигархов, это, видимо, критически важно. Повторяю, это я понял из контекста нашего Телевизора, а не из сообщений вражеских голосов. Новая откровенность!

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *