Борцы с допингом хотят отсечь Россию от денег, которые крутятся в спорте

 С этой целью с января 2017 года оно взялось за создание сети анонимных платных информаторов по всему миру. Не отстает от своего «патрона» и подчиненная ему во всем Международная ассоциация легкоатлетических федераций (ИААФ). В августе в Лондоне на заседании Совета ИААФ будет рассмотрен вопрос об обнулении европейских и мировых рекордов в легкой атлетике. Президент ассоциации, британец, в прошлом бегун на средние дистанции, Себастьян Коэ поддерживает эту идею, даже несмотря на то, что сам рискует лишиться рекорда Европы в беге на 1000 метров. Что это — настоящая борьба с допингом или просто ее имитация? Своим мнением по этому поводу поделился с «МК» в Питере» тренер по легкой атлетике, пожелавший остаться неизвестным.

Фото xbody.co.il

Доносчиков и предателей сделают героями

— ВАДА взялось за создание сети анонимных и хорошо оплачиваемых информаторов по всему миру. Поможет ли это в борьбе с допингом?

— Идея информаторов не нова. Практически с самого момента возникновения ВАДА (с 1999 года. — Ред.) были и подставы, и стукачи. И деньги тогда тоже платили. В свое время главные тренеры сборной России по легкой атлетике предупреждали: «Ребята, пить воду можно только из бутылки, купленной или взятой из официального холодильника только вами. Она должна быть закрыта, блокирующее кольцо не сорвано. Ни еду, ни питье из чужих рук не брать! ВАДА платит по 1000 долларов за приведенные стопроцентные доказательства». И что, много они преуспели в этой борьбе с тех пор? Сейчас же, когда «стучать» можно анонимно, тем более что и доказательства особые уже не нужны, это отличная возможность бессовестным людям и денег заработать, и конкурентов убрать. А для тех, кто уже попался на запрещенных препаратах, появляется шанс скостить срок дисквалификации с 4 лет, например, до 2. Пройтись, что называется, «по лайту». Так что никакие стукачи в борьбе с допингом не помогут.

— Информаторы — патриоты или предатели?

— В нашем менталитете заложено, что любой донос — это стукачество, а значит, предательство. Но, если я сдам «точку распространения» запрещенного препарата «Метандростенолона», справедливо ли будет называть меня предателем? Ведь этим самым я выполню свой гражданский долг. По идее, эту информацию надо сообщать не в ВФЛА и тем более не в ВАДА, а в полицию. Потому что это попадает под статью 234 Уголовного кодекса РФ «Незаконный оборот сильнодействующих веществ в целях сбыта». Для того чтобы в России была решена проблема допинга в спорте, прежде всего в этом направлении должны работать правоохранительные органы, а не общественная организация, коей является ВФЛА. Ну, на худой конец, действовать сообща, однако опираясь на законодательство РФ. Если на Западе попытаться купить запрещенные препараты через Интернет, то твой IP- адрес тут же засветится. Тем более есть информация, что курс таких препаратов у нас на порядок дешевле, чем там. Потому что там за их незаконный оборот дают реальные сроки. А у нас нет. К примеру, Марина Родченкова (сестра бывшего руководителя Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, ныне осевшего в Штатах) за продажу анаболических стероидов получила всего лишь условный срок. Зато у нас очень любят блокировать сайты, где можно бесплатно скачать музыку и фильмы.

Читайте также:  Ковалев дерзко ответил на вызов Бетербиева

— А если в российском спорте попытаться создать такую сеть информаторов?

— В этом случае курирующие ее лица при обработке запросов погрязнут в коррупции и бюрократической волоките. Кроме того, у нас в принципе анонимки не рассматриваются. Все обращения в прокуратуру, полицию и другие структуры должны быть «личностными». Даже когда вызываешь скорую помощь, спрашивают твои данные. Не освобождать же спорт от выполнения российских законов.

Борьба с допингом — разновидность экономических санкций

— По мнению известного спортивного врача Петра Лидова, «геополитическая война перекочевала в спорт», и новые хозяева ВАДА — спецслужбы США, используя незаконные дискриминационные методы, пытаются установить однополярный спортивный мир…

— Либо так, либо нас там просто не хотят видеть по экономическим причинам. Ведь если спортсмен из ЕС выигрывает условно 100 000 евро, то он эти евро в ЕС и потратит. Если же призовые получат россияне, то они будут тратить их в России: купят машины, квартиры. Эти деньги поступят в денежный оборот нашей страны. В мое время даже за места, близкие к первой тройке, давали свыше 10 тысяч долларов. Плюс рекламные контракты. Там вообще в месяц тысячи долларов платят, в зависимости от рейтинга спортсмена. О-го-го какие деньги… Да, российские легкоатлеты не всегда выигрывали первые места, но уж точно всегда были в топе. Так что их отстранение, на мой взгляд, можно рассматривать как продолжение экономических санкций против России, но уже в области спорта. Эта идея у меня возникла с того момента, как узнал, что организаторы Лондонского марафона стали требовать у Лилии Шобуховой возврата призовых за победу в нем в 2010 году и за второе место в 2011 году после того, как она в 2014 году была дисквалифицирована на два года за применение запрещенных препаратов.

Читайте также:  Лига чемпионов, футбол: что ждёт "Старую синьору" в Порту

Генетики против ВАДА

— Возможно ли победить допинг?

— Чем активнее будет борьба с запрещенной химией, чем сложнее станет процедура допуска спортсменов до соревнований, тем более изощренные виды допинга будут создаваться. Наука не стоит на месте. Генный допинг, причем не его имитация, а реальная генная инженерия в спорте — это уже не фантастика. К примеру, в организме человека есть три типа мышечных волокон — быстрые, медленные и смешанные (промежуточные). У некоторых животных, газелей и крыс, например, присутствует еще и четвертый тип — сверхбыстрые волокна. Выяснилось, что у человека тоже есть ген таких волокон, но он неактивен. Сейчас специалисты в области генетики уже научились его активировать. Берется ДНК спортсмена, активируется этот ген, а затем внедряется в вирус гриппа, замещая ДНК вируса на измененную ДНК человека. Потом при помощи инъекции вирус с активированным геном вводят в мышцу, где он начинает «образовывать» новые мышечные белки. Таким образом, наступает цепная реакция по изменению свойств мышц. Однако я не слышал, чтобы этот метод применялся на практике. Если у спортсмена появятся сверхбыстрые волокна, тяжело предположить, что с ним будет. Например, сильное дрожание нижних конечностей, вызванное мышечными сокращениями во время физических нагрузок, может привести к плачевным последствиям. Кто даст гарантию, что кости выдержат или что сухожилия не порвутся?

— Но, если допинг победить невозможно, может быть, проще его разрешить, и пусть спортсмены сами несут ответственность за свое здоровье? В свое время эту идею высказывал ныне покойный заслуженный тренер СССР и России по волейболу Вячеслав Платонов…

— Чтобы легализовать допинг, по моему мнению, нужно разделить спорт на профессиональный и любительский. «Любителей» пусть контролирует ВАДА, а профессионалам надо разрешить использовать допинг. Но только с обязательным официальным отказом спортсменов от каких бы то ни было претензий к докторам и организаторам, а также принятием всей ответственности за последствия на себя. Здесь и изобретать ничего особо не надо. В мире уже существуют профессиональные лиги — NBA (Национальная лига баскетбола), NFL (Национальная лига американского футбола), NHL (Национальная хоккейная лига), MLB (Главная лига бейсбола), доступ в которые офицерам ВАДА заказан. И дело не в том, что там «жрут» и «колят» что хотят и сколько хотят, а в том, что лиги не принимают политику ВАДА. Они сами рассматривают случаи использования допинга, имеют иной запрещенный список и прочее. Спорт давно уже превратился в шоу, за которое платятся огромные деньги.

Читайте также:  Игроки нижегородского «Торпедо» рассказывают о раннем завершении сезона

Рекордсменов предложено забыть

— На совете ИААФ, который пройдет в августе в Лондоне, будет обсуждаться идея об обнулении европейских и мировых рекордов в легкой атлетике. Прежние высшие достижения предлагается упразднить, но сами результаты сохранить как предел для установления новых рекордов. Разумно ли это?

— Бред. Во-первых, это не обнуление рекордов, а простое снятие с них ярлычков в спортивных справочниках и бегущей строке на табло. Во-вторых, это не борьба за чистоту спорта, а ее имитация. Предлагая «танцевать» от старых рекордов, они сами себе противоречат. Ведь если спортсмены, начиная с детского возраста, ориентировались на эти результаты, как на рекорды, то в их головах они таковыми и остались. Они знают, что ямайский спринтер Усэйн Болт пробежал 100 метров за 9,58 секунды, а Джонатан Эдвардс установил мировой рекорд в тройном прыжке — 18 метров 29 сантиметров. И им глубоко безразлично, что какой-то там пустобрех в дорогом костюме утверждает, что это больше не мировые рекорды. Когда кубинец Хавьер Сотомайор в свое время попался на кокаине, всем было наплевать на это. Он все равно оставался рекордсменом мира. Он до сих пор единственный, кто прыгнул 2 метра 45 сантиметров летом и 2 метра 43 сантиметра зимой. Любой считал честью побороться с ним в одном секторе.

— ИААФ допустила 12 российских легкоатлетов до участия в международных стартах, но только под нейтральным флагом. ВФЛА одобрила это решение. Стоит ли обвинять спортсменов в отсутствии патриотизма, если они согласились на это?

— Официальное признание возможности выступления под белым флагом — это унижение для страны. Но у ВФЛА нет выбора. Если ситуация затянется, самые именитые наши легкоатлеты могут переехать в другую страну и выступать там. Их с руками оторвут. Спортсменам нельзя долго оставаться без соревновательной практики, и они правильно делают, что выбирают старты, а не отказ от них.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *