Что позволено Америке

Свобода личности и возможность публичной критики собственного правительства — показатель сути действующего в стране политического режима.

Когда заходят разговоры о свободе в России и Америке, всегда вспоминается один старый советский анекдот. Поспорили русский и американец, где больше свободы — в СССР или США. Американец говорит: «Я могу выйти на лужайку рядом с Белым домом, крикнуть „Рейган дурак“, и мне за это ничего не будет». «Удивил, — отвечает русский, — я тоже могу выйти на Красную площадь, крикнуть: „Рейган дурак“, и мне тоже за это ничего не будет»…

Рассказывая этот анекдот на своих кухнях, советские люди начала 1980-х годов смеялись, узнавая родную действительность. Кому-кому, а им было хорошо известно, что выйдет, если на Красной площади крикнуть «Брежнев дурак». Уж точно будет не до смеха.

Между тем, проблема свободы личности, возможности критики собственного правительства, главы государства — отнюдь не абстракция. Это калька политической системы, показатель сути правящего режима.

Нельзя сказать, что за последние 30-40 лет в нашей стране в этом плане ничего не изменилось. Тут вопрос — с чем сравнивать. Если с Россией 2010-х годов, не говоря уже про 1990-е — начала 2000-х, то, по сравнению даже с вполне вегетарианским годами конца эпохи застоя, у нас здесь сегодня почти буйство свободы.

Конечно, с момента прихода к власти Владимира Путина в 2000 году пространство свободы в стране непрерывно и последовательно сокращается. Его сжатие началось почти с самого начала правления нового президента по мере того, как государство прибирало к рукам телеканалы, а затем начало «осваивать» и пространства интернета. Да, и с той свободой слова, о которой шла речь в упомянутом анекдоте, в нынешней России уже тоже проблемы — сейчас как крикнешь на Красной площади, так запросто попадешь под статью «оскорбление власти».

Три-четыре полусвободных издания, которым высочайше дозволено тактично критиковать верховного правителя, призваны демонстрировать россиянам и мировому сообществу, что страна по этому показателю пока не скатилась на уровень 30-80-х годов XX века. Однако тенденции направлены в ту сторону.

И все же даже лучшее время для свободы в России — ельцинские годы — в нашей стране невозможно было представить себе тот ее уровень, который имелся и тогда (и особенно сегодня) на Западе.

Возьмем «важнейшее из искусств» — кино. Фраза, как известно, приписывается Владимиру Ленину, однако на самом деле ее произнес глава Наркомпроса Анатолий Луначарский, а Ленин, воспитанный в классических традициях, лишь повторил ее, да и то с долей иронии. Тем не менее, Луначарский, что называется, попал в точку. В силу массовости, общедоступности (кино ведь может смотреть и необразованный человек), а также влияния на сознание людей, кинематограф и впрямь стал главным из искусств ХХ века и все еще остается таковым в ХХI веке.

Читайте также:  На Украине призвали исключить Россию из Совбеза ООН

Примечательно, что в США, которые левая и окололевая публика продолжает считать главным врагом, за последние лет двадцать появилась череда весьма кассовых фильмов и сериалов, в которых положительные герои ругают Америку на чем свет стоит: называют ее «фашистским государством», «империей» и прочими нехорошими словами.

Например, выдающийся фильм Ренни Харлина «Долгий поцелуй на ночь» (1996) с блестящими актерами в главных ролях. По форме это крутой боевик, великолепно сделанный экшен — ничего лишнего. В нем все логично, последовательно вытекает одно из другого.

Сюжет фильма сегодня новым назвать нельзя — за последние лет двадцать он многократно обкатан в других картинах: суперагент спецслужб (в данном случае, суперагентша) Саманта Кейн (Джина Дэвис), ведущая уже несколько лет обычную жизнь простой школьной учительницы и примерной мамы, страдает амнезией. О своем прошлом она не помнит ровным счетом ничего. Однако оно настигает ее в лице человека, ворвавшегося в ее дом и пытающегося убить. «На автомате» она применяет навыки самообороны, которым ее обучили еще тогда, когда она звалась Чарли Бэлтимор и работала на ЦРУ. Пытаясь понять причины произошедшего, она связывается с бывшим полицейским, а ныне частным детективом Митчем Хэнесси (Сэмюэл Л. Джексон).

Расследование, проведенное ими, приводит Саманту-Чарли и Митча к бывшим коллегам Бэлтимор из ЦРУ, которые заняты важным делом — они готовят грандиозный теракт с применением химического оружия в небольшом американском городке на границе с Канадой. Один из главных организаторов будущего преступления Тимоти — сотрудник спецслужб и отец маленькой дочери Саманты-Чарли.

Ключевая сцена фильма разыгрывается, когда Саманта и Митч оказываются в руках црушников во главе с начальником Тимоти, который произносит самую примечательную фразу фильма: «Помните врыв во Всемирном торговом центре (1993)? Они (арабы) взяли на себя ответственность за взрыв с тем, чтобы мы увеличили свой бюджет».

«Вы изобразите террористический акт, чтобы выбить деньги у Конгресса?», — догадывается потрясенный Митч. «К сожалению, я не знаю, как изобразить гибель четырех тысяч человек, поэтому все будет по-настоящему. А вину мы свалим на мусульман, как обычно. И я получу финансирование», — говорит начальник Тимоти.

Таким образом, американцам в фильме позволено показать даже не абстрактную «спецслужбу», а вполне конкретное ЦРУ, как организацию, где работают люди, планирующие и осуществляющие масштабные теракты на территории собственной страны.

Тут, конечно, все можно списать на популярность у публики всевозможных «теорий заговора» и закрыть обсуждение, но важен контекст. Не стоит забывать, что фильм был снят в 1996 году. Всего пять лет назад развалился главный стратегический противник США — Советский Союз. У власти в Америке Билл Клинтон — человек фактически социал-демократических взглядов, стремящийся наладить взаимодействие с руководством новой России, которая, в свою очередь, находится в полуразобранном состоянии.

Читайте также:  Тайгу вырубят, Байкал выпьют?

В этой ситуации общественность в обеих странах задается резонными вопросами: зачем тратить огромные средства на армию и спецслужбы, если всерьез воевать уже не с кем? А «рыцари плаща и кинжала» по обе стороны Атлантики, в свою очередь, озабочены планами политического руководства резко сократить их финансирование…

Однако в данном случае вопрос не в том, было ли реальным что-то подобное тому, что описывается в «Долгом поцелуе на ночь», или это всего лишь полет фантазии Ренни Харлина и Шейна Блэка, являвшегося на тот момент (на минуточку!) самым высокооплачиваемым сценаристом Голливуда. Главное в том, что американский фильм с топовыми актерами, режиссером и сценаристом, так показывает главную спецслужбу собственной страны. И ничего им за это не было…

Зададимся вопросом: возможно ли что-то подобное в нынешней России. Просто представьте себе, что в наших кинотеатрах идет фильм, в котором главные герои борются с бандой террористов, свивших себе гнездо на Лубянке. Ответ очевиден. Тут, конечно, нельзя не вспомнить судьбу книги «ФСБ взрывает Россию», где выдвигалась версия причастности этой спецслужбы к взрывам жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске осенью 1999 года.

Вначале первые главы этой книги даже вышли из печати — в 2001 году их публиковала «Новая газета». Но уже в 2004 году партия книг была арестована милицией — в «Новой газете» считают, что это произошло после возбуждения уголовного дела по факту разглашения гостайны. Кстати, тогда журналисты в числе прочего отмечали, что книга в число запрещенных не входит. Но и это изменилось в 2015 году, когда Хорольский районный суд Приморского края признал книгу «ФСБ взрывает Россию» экстремистским материалом, на основании чего она внесена в соответствующий перечень, где до сих пор числится под номером 2791.

Вернемся снова к Америке. Еще один голливудский фильм со звездой первого ряда Уиллом Смитом в главной роли — «Враг государства» (1998) «очерняет» другую реально существующую спецслужбу США — Агентство национальной безопасности (АНБ), которая в кино не останавливается перед убийствами, чтобы помочь протолкнуть законопроект, посягающий на личную жизнь американцев.

Фильм «Железный человек-3», вышедший на экраны в 2013 году, одним из двух сценаристов которого был все тот же Шейн Блэк, обыгрывает версию, согласно которой террорист № 1 Бин Ладен (в картине он, впрочем, носит имя Мандарин, но внешне — копия Бин Ладена) — очередная мистификация американских спецслужб, а на деле посредственный актер, которого эти самые спецслужбы просто наняли сыграть нужную им роль.

Читайте также:  В Челябинской области трехлетнему ребенку с отравлением в больнице среди ночи отказали в помощи

Один из положительных (что важно) героев популярного американского сериала «Кости» Джек Ходжинс (Томас Джозеф Тайн) не раз называет Америку «фашистской страной». И заметим, ни ему, ни создателям сериала тоже «ничего за это не было». Можно ли представить такое в нашей «антифашистской» стране?..

Список можно продолжать долго. Тут и фильм «Славные парни» (2016), где тоже звучат намеки, что США — «фашистское государство», и особенно серия фильмов о суперагенте Джейсоне Борне (с 2002 по 2016 год их вышло пять: «Идентификация Борна», «Превосходство Борна», «Ультиматум Борна», «Эволюция Борна» и «Джейсон Борн»).

Имя Джейсон Борн, естественно перекликается с именем другого киношного суперагента — Джеймса Бонда. Однако разница между ними огромная. Если первый верой и правдой служит Ее Величеству и не испытывает никаких угрызений совести по поводу убийства людей во славу старой доброй Англии, то франшиза о Борне в идейном отношении идет гораздо дальше.

В первом ее фильме («Идентификация Борна») суперагент, потерявший память, просто пытается «вспомнить все» и отбиться от коллег, которым дан приказ убить его за провал задания (он не смог выстрелить в бывшего африканского диктатора при его детях). Это чем-то напоминает сюжет «Долгого поцелуя на ночь». Однако в следующих частях Борн фактически начинает собственную войну с «конторой».

Последний фильм этой серии — «Джейсон Борн» уже впрямую отсылает зрителя к реальному агенту — Эдварду Сноудену, который в некоторых кругах на Западе ассоциируется с героем, бросившем вызов собственному государству во имя более высокой цели — защите свободы личности.

Героиня «Джейсона Борна» Никки Парсонс (Джулия Стайлз) вместе с группой исландских хакеров взламывает сервер ЦРУ. Борн спешит ей на помощь и после ее гибели добирается аж до директора Лэнгли Роберта Дьюи (еще одна звезда — Томми Ли Джонс), приставив пистолет к его виску. В итоге директора ЦРУ убивает его же подчиненная Хэзер Ли (Алисия Викандер). Причем глава ЦРУ представлен здесь в образе отъявленного мерзавца.

В одном из эпизодов фильма есть уж совсем символический момент. Борн и Парсонс идут в окружении участников антиправительственной демонстрации в Греции на фоне красных флагов… С точки зрения западных и российских левых — полный отказ от системы…

Все это здорово, но снова спросим себя: возможен ли в нашей «антифашистской» стране кассовый фильм с таким сюжетом, где положительный герой приставляет пистолет к виску отъявленного мерзавца — директора родной спецслужбы? Или где он сливает все секреты своей «конторы» и идет под красными флагами в антиправительственной демонстрации? Все это не более чем очередные риторические вопросы…

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *