Что принесли полгода протестов против мусорного полигона «Ядрово»

В интервью DW активист экологического движения Андрей Жданов рассказал, как борьба против свалки мусора в подмосковном Волоколамске изменила его жителей и их условия жизни

В среду, 22 августа, пройдут слушания по иску администрации Волоколамска к оператору полигона «Ядрово». Больше полугода Волоколамск борется с мусорным полигоном, на который свозят отходы из Москвы. За это время жители маленького подмосковного городка создали сплоченную инициативную группу. Ее участники вместе ходят по судам, изучают планы полигона «Ядрово», дежурят у полигона, выучили слова «фильтрат» и «дегазация» и даже выезжают в соседние города, чтобы поделиться опытом.

При этом свалку не закрыли, а даже наоборот — расширили. О том, как изменилась ситуация в Волоколамске, DW рассказал бизнесмен и активист экологического движения Андрей Жданов.

DW: Протесты в городе начались в феврале 2018 года, когда появились выбросы свалочного газа, и жители пожаловались на резкий запах. Сейчас он по-прежнему чувствуется?

Андрей Жданов: Конечно. Буквально несколько дней назад город просто задыхался. Теперь выбросы не такие частые, как весной, но все же случаются.

— Фирма из Нидерландов провела же дегазацию полигона, и запах должен был исчезнуть.

— Дегазацию сделали наспех, потому что была чрезвычайная ситуация. Нет ни проекта, ни экологической экспертизы. Полную чушь они делали. Голландцы покрыли мусорный полигон пленкой, но она постоянно вздувается. Нижние замки, которые ее удерживают, отрываются, а в реку рядом со свалкой и на земли городского поселения стекают помойные соки, то есть фильтрат.

Но главная беда в том, что рядом со старым полигоном открыли второй участок и теперь сваливают мусор туда. И он уже начал смердеть.

— Местные жители судились с мусорным полигоном. Чем закончились эти суды?

Читайте также:  Когда электронная демократия станет нормой

— Ничем. Более пятидесяти человек, в том числе выступавшие в интересах своих детей, добивались, чтобы полигон закрыли и им возместили ущерб, нанесенных их здоровью. Но суд решил, что доказательств того, что люди пострадали от свалочного газа, недостаточно.

Я тоже обращался в суд, но исковое заявление составил иначе. Просил не закрыть полигон, а обязать работать «Ядрово» в рамках его проекта и заключения государственной экологической экспертизы. Другими словами, чтобы они принимали только 25 машин в сутки (сейчас — 80). В моем иске мне тоже отказали, якобы у меня не доказан ущерб. Буду подавать апелляцию.

Сейчас ждем решения арбитражного суда Подмосковья. Там совет юристов от имени города судится с полигоном, тоже добиваются его закрытия.

— Чем занимаются активисты, если суды они уже проиграли?

— Мы продолжаем дежурить у полигона: считаем, сколько машин въезжает на территорию. Хотя людей найти непросто, потому что все разъехались на лето. Да и люди устали от этой борьбы. У многих апатия. Вместо того, чтобы делом заниматься, только свалка да помойка.

— Перед президентскими выборами на полигон приезжала Ксения Собчак. После выборов кто-то из политиков вами интересовался?

— Нет, больше никто. Единственное, сейчас в Волоколамске будет митинг коммунистов, они борются против пенсионной реформы и заодно второй темой озвучат проблемы свалки.

— Вы слышали, что подмосковный мусор хотят вывозить за пределы региона?

— Мы, конечно, следим за новостями. Вывозить мусор из Подмосковья — абсолютно правильное решение. Когда я был на встрече с министром природных ресурсов и экологии Дмитрием Кобылкиным, так и сказал: не знаю, где вы найдете место для мусора, в Архангельской ли области или Ярославской, но вывозить его надо в малозаселенные районы.

Читайте также:  Соломинка для Порошенко

Туда, где вы можете расселить людей и сделать нормальные «мертвые» зоны. И делайте там все, что хотите: сжигайте, дегазируйте, что угодно. Но так, чтобы это на людей не влияло. Вопрос мусора должен решаться на федеральном уровне, государством, а не частниками и владельцами полигонов.

— Ваш личный бизнес как-то пострадал от того, что вы полгода занимаетесь проблемами свалки?

— Я никогда не был активистом, у меня свой магазин, продаю косметику и духи. Но после мартовского автопробега против свалки меня, как организатора, арестовали на 14 суток. А в мои магазины приехал ОМОН с обыском. Забрали документы, до сих пор не отдали. Знаю, что еще одного предпринимателя прессанули.

— Вы лично готовы уехать из Волоколамска, если свалка останется?

— Я бы с удовольствием всем этим не занимался, если бы помойка закрылась. Но в активизм сложно не втянуться, когда просыпаешься утром от удушья и бежишь в котельную, потому что думаешь, что с газом проблема. Открываешь окно, а оттуда запах еще хуже.

Если уж властям так хочется оставить эту помойку, пусть дадут людям такую же недвижимость, какая у них есть сейчас, и вывезут весь Волоколамский район. И засыпайте мусором, хоть на миллион тонн свалку открывайте. Но многие и так уехали. Прямо переезжают семьями — в съемные квартиры или к родственникам.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *