Эль Мюрид. Смертность в России будет расти

ВОЗ с некоторым сожалением констатирует, что пока не имеет данных о смерти (хотя бы одной) от штамма «омикрон». По всей видимости, запущенная машина по превращению нового штамма в апокалипсис сработала вхолостую.

Эволюция заболевания идет по чисто природному механизму балансировки заразности и летальности. Летальные штаммы убивают носителя, а потому обрывают цепочки распространения своего генетического материала. В конкурентной борьбе разных штаммов постепенно побеждают те, кто может распространить себя на как можно большее число носителей. Итог очевиден: заболевание будет проходить во все более легкой форме, представляя реальную угрозу для людей с ослабленным иммунитетом.

В такой ситуации все мероприятия властей по угнетению иммунитета через принудительную вакцинацию, которая создает лишь усеченный иммунитет к заболеванию, зато подрывает здоровье стрессом и созданием невыносимых жизненных условий лишь усугубляют картину. По сути власти разных стран, проводя безумные по своему характеру кампании насильственного вакцинирования, добавляют топлива в затухающий костер.

Для России это предельно актуально. При невысокой заболеваемости смертность в стране просто зашкаливает. Либо в России бушует какой-то особо специфический «российский штамм» (чего нет), либо общее состояние медицинской отрасли в стране настолько катастрофическое, что гибель людей становится неизбежной.

В таком случае упор на продолжение обанкротившейся модели реагирования только убивает все новых и новых людей. Стандартный ответ чиновников на ухудшение обстановки: «Мы развернули дополнительно сколько там тысяч коек». А то, что инфекционная больница – это крайне специфическое по своей организации учреждение, до них просто не доходит.

Нельзя так просто собрать до кучи оптовую партию заболевших даже схожей болезнью в одном огромном помещении без критических последствий. На этой площади немедленно появляются так называемые внутрибольничные инфекции, которые убивают ослабленных людей, превращая эти «дополнительные койко-места» в банальный могильник. Но ответ не становится другим, так как отвечать нечем – инфекционные больницы уничтожались в массовом порядке еще раньше, и последствия, которые мы видим сегодня – просто итог разрушения хоть как-то работающей системы.

Читайте также:  КПРФ выдвинет своего кандидата в президенты на съезде в декабре

Понятно, что власть не желает брать на себя ответственность за происходящий по ее вине геноцид и сваливает вину на кого угодно, только не на себя. Виноват вирус, антиваксеры, внешние враги – но не те, кто принимал решения и исполнял их.

Логика действий чиновника – не решать проблему, а реагировать на нее. У вас люди погибают – а мы развернули десять тысяч коек, вот бумажка. Мы отреагировали, к нам претензий нет.

Уровень разрушения российского здравоохранения позволяет даже не предполагать, а утверждать, что вне зависимости от эволюции самого заболевания в сторону снижения его летальности смертность в России будет продолжать оставаться на феноменально высоком уровне. Просто по причине распада социальной отрасли и в частности системы здравоохранения. Вакцинация никак не решит эту проблему, она, скорее, ее усугубит, так как вакцинация неизвестными по степени своего риска препаратами лишь ослабит личный иммунитет людей, снизит порог устойчивости человека перед инфекциями, а убитая система здравоохранения попросту не в состоянии реагировать на происходящее.

Нужно не вакцинировать всех почем зря, а восстанавливать здравоохранение. Что является крайне непростой задачей по причине развала всего государства. Но не решая эту проблему, нынешнюю катастрофу можно только усугубить, но никак не прекратить ее. Как именно Кремль намерен этим заниматься, видно по сокращению бюджета здравоохранения. Никак не намерен. А значит – смертность будет только расти.
➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/113683/41499/-

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *