Февраль семнадцатого. 25 февраля. Рабочие и солдаты

На третий день революции призыв большевиков работать с солдатами, проник в массы рабочих. Работа активистов и рядовых рабочих-демонстрантов по привлечению на свою сторону солдатской массы приобрела систематический и настойчивый характер. Рабочие массами вступали в разговоры с солдатами и казаками прямо на улицах и площадях столицы, во время митингов и шествий[35а]. Ораторы во время митингов обращались не только к рабочим, но и к солдатам, стараясь привлечь их на сторону революции[36]. Рабочие Васильевского острова были настолько активны и убедительны в своей агитации, что солдаты 180-го и Финляндского полков не просто перестали выполнять приказы, но и прямо на улице присоединялись к демонстрациям. В результате офицеры были вынуждены поспешно, не выполнив приказы о «рассеивании», уводить солдат обратно в казармы. Нескольких солдат Финляндского полка полиция в этот день арестовала[37].

Но самая массовая и активная работа велась у солдатских и казачьих казарм. Толпы рабочих и работниц «с утра и до сумерек» стояли у казарм, разъясняя солдатам цели демонстраций и митингов, уговаривая их не стрелять в рабочих. Здесь же в казармы передавались специально написанные для солдат листовки[38].

Эта активная работа с армией была инициирована и направлялась большевиками. Большевики не только организовывали работу по привлечению солдат и казаков на сторону революции, но и сами активно в ней участвовали. Днём Скороходов и Худяков переодевшись солдатами проникли в баню на Петрозаводской улице, где в это время мылись солдаты пулеметной команды. Большевики призвали солдат присоединиться к рабочим, и нашли у них поддержку. Вечером рядовой 1-го пехотного полка Ершов, а ранее рабочий завода «Массив», принёс в Новочеркасские казармы, расположенные на Малой Охте, полсотни листовок и распространил среди солдат. На следующий день листовки снова были доставлены в казармы. В Ораниенбауме, в 1-ом пулеметном полку, служили и вели интенсивную агитацию Петриковский — большевик, член Василеостровского райкома и Иван Газа — бывший путиловец. В Измайловском гвардейском полку агитацию вёл Клим Ворошилов[39].

Большевики в эту субботу собирались много и в разных составах. Утро началось с совещания Русского бюро ЦК на квартире у Павловых (Сердобольская, 35) на котором присутствовали члены РБ Молотов, Шляпников, Залуцкий, а от Петербургского комитета (ПК) были Павлов и Свешников. На этом совещании Молотовым и Шляпниковым была доработана известная нам листовка Ольминского. Свешников снова поставил перед РБ, как перед руководящим органом, задачу выпуска манифеста партии, который бы дал ясную характеристику момента и определили задачи пролетариата.

Днем на Кронверкской улице Петроградской стороны собралась Исполнительная комиссия Петербургского комитета большевиков в следующем составе: Скороходов, Толмачев, Шутко, Чугурин, Ганьшин, Залуцкий, Озоль (Черномор). О революционных событиях в столице решили проинформировать следующие города: Рига, Двинск, Выборг, Ревель, Гельсингфорс. В связи с применением войсками оружия обсуждали прекращение демонстраций. После прений решили усилить и углубить революционное движение; шире применять тактику братания и втягивания солдат в движение, для чего поручили Залуцкому создание нескольких «коротеньких призывных плакатов»[40]. Предложение о сворачивании движения, высказанное провокатором Озолем, отклонили.

Петербургский Комитет (ПК) большевиков создал специальную группу по координации действий между районами:

— Чугурин Иван Дмитриевич, член партии с 1902 года, участник Сормовского и Мотовилихинского восстания 1905-06 годов, ученик ленинской партийной школы в Лонжюмо. К февралю 1917 года жестянщик завода «Айваз». Отвечал за Выборгский район;

— Скороходов Александр Касторович, член партии с 1906 года, участник Сормовского восстания 1905 года. К февралю 1917 года слесарь завода «Дюфлон». Отвечал за Петроградский район;

— Афанасьев Сергей Иванович, член партии с 1912 года, самый молодой из пятерки — ему 22 года. К февралю 1917 года рабочий Путиловского завода. Отвечал за Нарвский и Московский районы;

— Павлов Дмитрий А., член партии с 1899 года. Организатор Сормовской и Нижегородской организаций РСДРП. К февралю 1917 года мастер-модельщик по дереву Русско-Балтийского завода. Отвечал за Василеостровской район;

— Эйзеншмидт Э.К. член партии с 1906 года, в Петрограде с 1915 года. К февралю 1917 года народный учитель. Отвечал за Латышкий и Эстонский районы или, как сейчас бы сказали, за диаспоры[41].

Читайте также:  Пенсия "на смерть"...

Провокатор Озоль докладывал царской охранке об этом собрании большевиков:

«Петроградская организация РСДРП в течение двух дней происходящих в Петрограде волнений, решила использовать в партийных целях возникшее движение и, взяв руководство участвующих в нем масс в свои руки, дать ему явно революционное направление.

Для сего названной организацией предложено:

1) издать сегодня, 25 февраля, листовку (проект при этом прилагается);

2) завтра, 26 февраля, утром созвать Комитет для разрешения вопроса о наилучшем и целесообразном порядке управления уже возбужденными, но недостаточно еще организованными массами бастующих рабочих: при этом, предложено, в случае непринятия правительством энергичных мер к подавлению происходящих беспорядков, в понедельник, 27 февраля, приступить к устройству баррикад, прекращению электрической энергии, порче водопровода и телеграфов;

3) немедленно образовать на заводах ряд заводских комитетов, члены каковых должны выделить из своего состава представителей в «Информационное бюро», каковое послужит связующим звеном между организацией и заводскими комитетами и будет руководить последними, передавая им директивы Петроградского комитета. Это, «Информационное бюро», по предположению заговорщиков, должно будет в дальнейшем образоваться в «Совет рабочих депутатов», по типу функционировавшего в 1905 году;

4) от Бюро Центрального Комитета той же организации (Петроград) командированы с партийными поручениями невыясненные пока делегаты в Москву и Нижний Новгород.

Что касается других революционных организаций, то существующие в Петрограде отдельные представители партии социалистов-революционеров (организации этой партии в Петрограде нет), вполне сочувствуя начавшемуся движению, полагают примкнуть к нему с целью поддержать революционное выступление пролетариата.

В среде учащихся высших учебных заведений наблюдается полное сочувствие движению; в стенах заведений происходят сходки, руководимые ораторами.

В целях пресечения подобных замыслов революционных элементов, предложено сегодня в ночь произвести до 200 арестов среди наиболее активных революционных деятелей и учащейся молодежи…»[42].

Выборгский районный комитет большевиков собрался вечером на квартире Антюхина (на Парголовской улице). Присутствовали Агаджанова, Антюхин, Жуков, Лобов, Свешников, Чугурин и др. На совещании было высказано недовольство отсутствием партийного манифеста; обсуждали стремление на заводах выбирать в Совет рабочих депутатов. Во время собрания сообщили новость о расстреле казаками демонстрации на Невском и все устремились на улицу. Собрание на этом прекратилось.

В воспоминаниях Гордиенко упоминается собрание рабочих в помещении рабочего университета Лутугина. На этой встрече рабочие приняли решение встретить утром перед заводскими проходными рабочих и призвать к продолжению борьбы[43].

В этот день, в 14-40 командующий Петроградским военным округом генерал Хабалов послал в Ставку для царя свою первую телеграмму о событиях в столице:

«Доношу, что 23 и 24 февраля вследствие недостатка хлеба на многих заводах возникла забастовка. 24 февраля бастовало около 200 тысяч рабочих, которые насильственно снимали работавших. Движение трамвая рабочими было прекращено. В середине дня 23 и 24 февраля часть рабочих прорвалась к Невскому, откуда была разогнана. Насильственные действия выразились разбитием стёкол в нескольких лавках и трамваях. Оружие войсками не употреблялось, четыре чина полиции получили неопасные поранения. Сегодня, 25 февраля, попытки рабочих проникнуть на Невских успешно парализуются. Прорвавшаяся часть разгоняется казаками. Утром полицмейстеру Выборгского района сломали руку и нанесли в голову рану тупым орудием. Около трёх часов дня на Знаменской площади убит при рассеянии толпы пристав Крылов. Толпа рассеяна. В подавлении беспорядков, кроме Петроградского гарнизона, принимают участие пять эскадронов 9 запасного кавалерийского полка из Красного села, сотня лейб-гвардии сводно-казачьего полка из Павловска, и вызвано в Петроград пять эскадронов гвардейского запасного кавалерийского полка. N486/сек. Хабалов»[44]

На подлиннике телеграммы рукой Алексеева написано: «Доложена государю императору 26. II. 917 г.»

В 10 часов утра в градоначальстве проходило совещание «со всем военным начальством». Во время совещания зашёл министр внутренних дел Протопопов, поблагодарил за службу и обещал материальную помощь всем полицейским чинам, пострадавшим при «восстановлении порядка».

Читайте также:  Президент Чехии заявил о производстве "Новичка" в стране

Вечером, там же в градоначальстве, состоялось собрание по заслушиванию докладов Начальников военных районов и получения распоряжений на завтрашний день. Все высказывались за применение оружия на следующий день. Хабалов, получивший накануне телеграмму от Николая II, зачитал всем присутствующим:

«Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией. Николай».

После чего Хабалов уточнил порядок применения оружия: если толпа маленькая, не агрессивная, без флагов, то разгонять кавалерией; если толпа агрессивная с флагами, то действовать по уставу, т.е. троекратный сигнал и после него открывать огонь на поражение[45]. Все военные и полицейские начальники высказались за применение оружия.

К 23 часам в градоначальстве уже никого не было.

Около 12 ночи Хабалова вызвали на совещание к председателю правительства Голицыну на его квартиру, на, так называемое, частное совещание кабинета министров. Отличие частного совещания состояло, пожалуй, лишь в том, что не вёлся журнал Совета министров, в остальном это были полноценные рабочие встречи членов правительства. К министрам, помимо Хабалова, для докладов о происходящих событиях в столице, были вызваны градоначальник Балк и начальник Петроградской охранки Глобачев. Балк и Хабалов докладывали о прошедшем дне и о царской телеграмме. По свидетельству Протопопова, Хабалов произвёл на министров впечатление растерявшегося человека, не способного управлять ситуацией. По его уходу с совещания обсуждался вопрос о назначении ему в помощь более способного военачальника. Глобачев, докладывая о ситуации в столице, попросил санкции на арест около 200 революционеров, в чем, естественно, получил поддержку от министров.

Дальнейшее совещание кабинета министров проходило уже без генералов Балка, Хабалова и Глобачёва, и было посвящено взаимоотношениям с буржуазными кругами в лице Государственной думы. Царские министры справедливо полагали, что в понедельник 27 февраля на очередном заседании думы, вероятно, будет «ряд выступлений» по прошедшим событиям. Эти критические выступления думцев поставят перед правительством вопрос о роспуске думе, что в обстановке революционного кризиса для самодержавия было нежелательным. Некоторые министры в течение дня пытались в диалоге с влиятельными думцами найти компромисс, но это успеха не имело. Поскольку переговоры, которые велись между руководителями думы и некоторыми министрами в течение 25 февраля, ни к чему не привели, то было принято решение приостановить занятия Государственной думы с 27 февраля «дабы страсти улеглись»[46]. Для этого главе правительства Голицыну надо было просто проставить даты в уже заранее подписанных Николаем II бланках указов. Разошлись министры около 4 часов утра с намерениями собраться на следующий день. Примечательно, что директор департамента полиции Васильев отправился не в служебную квартиру, а в другое, более безопасное место.

***

Как намечали большевики, третий день революции ознаменовался всеобщей забастовкой рабочих — стачкой было охвачено три четверти общего количества пролетариев. Из крупных предприятий не присоединились к забастовке, пожалуй, только фабрика «Треугольник». Остальные заводы прекратили свою работу. Пролетариат, как и двумя днями ранее, снова вышел на улицу, и снова целью его был центр Петрограда — Невский проспект. Борьба с военно-полицейскими силами на улицах столицы носила такой же ожесточенный и бескомпромиссный характер, только в более крупном масштабе. Сплоченность и упорство рабочих всколыхнули непролетарские трудящиеся слои Петрограда — по сравнению с 24 февраля студенческое участие в революции стало всеобщим. Среди ВУЗов присоединившихся к всеобщей забастовке были: Петроградский университет; Политехнический, Горный, Психоневрологический, Технологический, Лесной, Электротехнический, Лесгафта, Женский медицинский институты; Бестужевские Высшие женские курсы. Таким образом, присоединилось около 10,5-15 тысяч студентов. Вовлечение в революцию новых участников — студенчества — это ещё одна победа рабочих.

В субботу 25 февраля революция продолжает развиваться по восходящей линии. Помимо всеобщей политической стачки, которая парализовала весь Петроград, рабочие вынудили несколько полицейских участков прекратить свою деятельность и захватили несколько заводов. Возникли целые территории, подконтрольные рабочим и их боевым дружинам. Инициатива продолжала оставаться за рабочими, контрреволюция находилась в положении обороняющейся стороны. Привычные и опробованные в течение трёх дней методы борьбы с революцией, не принесли нужных результатов для царского режима. Действий конной и пешей полиции при поддержке казаков оказалось недостаточно, чтобы загнать рабочих обратно в городские окраины и на предприятия. Более того, в этих столкновениях все чаще у рабочих случались успехи. Масса народа не была безропотной — на арену борьбы вышли рабочие боевые дружины. Столкновения на улицах противоборствующих сторон все чаще переходили в перестрелку.

Читайте также:  Необычные женщины мира

Борьба за умы и настроение солдат, которую непрерывно и массово вели большевики и пролетарии Питера, приносила свои результаты. Самодержавие уже не могло рассчитывать на казаков, как на силу, способную без колебаний выполнить любой приказ. Колоссальное моральное значение, которое буквально придало новые силы восставшим, принёс случай убийства казаком Филатовым ротмистра Крылова на Знаменской площади.

В целом царизм пока проигрывал революции, и это осознавалось руководством царской России. Именно 25 февраля Николай II прислал свою известную телеграмму о «прекращении беспорядков», которая, по словам Хабалова, давала однозначную инструкцию: «Царь велел — стрелять надо»[47].

Давая показания Чрезвычайной следственной комиссии 22 марта 1917 года бывший командующий Петроградским военным округом юлил, пытаясь представить себя заложником обстоятельств, которого, против его воли заставили расстреливать народ. На самом деле репрессивная политика самодержавия считала нормой применение расстрелов против выступлений трудящихся. И действительно, до 25 февраля огнестрельное оружие уже применялось в отдельных эпизодах и отдельными чинами. Затем 25-ого войска начали расстреливать, и для этого не требовалось какого-либо отдельного приказа, поскольку это не было из ряда вон выходящее событие. Другое дело, что отдельные факты применения оружия не приносили необходимого эффекта, нужна была система. И здесь телеграмма царя пришлась как никогда кстати: то, что все военные и полицейские начальники считали необходимым, Николай II облёк в форму приказа: «повелеваю… прекратить»! Суть этого «повеления» заключается не просто в применении огнестрельного оружия против демонстрантов, — для этого не требовалось указаний самодержца, — суть была в масштабах применения. Телеграмма императора приказывала, всем и повсеместно расстреливать, то есть, утопить революцию в крови. Это есть главное содержание «повеления» «страстотерпца» Николая II. И, надо отметить, что среди карателей это вызвало одобрение.

Суббота, прошедшая в острейшем противоборстве революции и контрреволюции, склонила чашу весов в пользу революции. Царизм с этим был не согласен и имел ещё силы повернуть ситуацию вспять. Воскресенье должно внести ясность в дальнейшее развитие революции.

И. Якутов

ПРИМЕЧАНИЕ:

[35а] — Как началась революция 1917 года? Очерк, написанный солдатами учебной команды Волынского полка, стр. 5-7.

[36] — А. Кондратьев. Воспоминания о подпольной работе Петербургской организации РСДРП(б) в период 1914-1917гг/Красная летопись, 1922-23, №5-7, стр. 66.

[37] – В. Мартынов. От Февраля к Октябрю/Красная летопись, 1934, N1(58), стр. 60-61//Я.М. Рудник. Гарнизон Васильевского острова в революционные дни 1917 г./В огне революционных боев, стр. 261//С. Ермаков-Крюков. На баррикадах революции/История пролетариата СССР, 1933, N3(15), стр. 144.

[38] – В. Каюров. Шесть дней Февральской революции/Пролетарская революция, 1923, №1(13), стр. 164// Н.Ф. Рябов. Мы — с Выборгской стороны, стр. 28//И.К. Михайлов. Четверть века подпольщика, стр. 217 //Петроградские большевики в трёх революциях, стр. 182.

[39] — Петроградские большевики в трёх революциях, стр. 188-189.

[40] – П. Залуцкий. В последние дни подпольного Петербургского ком-та большевиков в начале 1917 г./Красная летопись, 1930, №2(35), стр. 37.

[41] – Очерки истории Ленинградской организации КПСС, стр. 315-316.

[42] — Февральская революция 1917. Сборник документов и материалов, стр. 56-57.

[43] — И.М. Гордиенко. Из боевого прошлого, стр. 59.

[44] — Красный архив, 1927, том 21, стр. 4-5.

[45] – Падение царского режима. Том 1, стр. 220-221.

[46] — Падение царского режима. Том 2, стр. 263-264.

[47] — Падение царского режима. Том 1, стр. 220.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *