Идлиб. Затишье

В Идлибе сегодня первый день за достаточно длительное время тишина. Российская авиация сегодня летала лишь на восток в район Дейр-эз-Зора. Удары по Идлибу не наносились вовсе.

На данный момент сложилась неустойчивая конфигурация — Россия требует от Турции, чтобы та самостоятельно решила вопрос с джихадистами. Турки не против, однако не готовы, да и не собираются ставить какие-либо сроки. Время играет на них — идет расслоение неподконтрольных группировок на непримиримых и тех, кто уходит под Турцию. Процесс небыстрый, но неуклонный. Из примерно 70 тысяч таких «диких» боевиков порядка 30-35 тысяч в итоге готовы будут перейти под турецкий контроль — турки после фильтрации принимают на службу в создаваемую национальную армию и милиционные ополченческие структуры. Турки при этом сами наращивают свое военное присутствие, заводя в Идлиб все новые армейские подразделения.

Оставшихся непримиримых в конечном итоге либо зачистят сами бывшие боевики, либо они будут вынуждены уходить в другие места, где идеи джихада более востребованы. В Идлибе же разворачивается строительство квазигосударственного образования под патронатом Турции — своеобразная «Новотурция», однако никаких Минских соглашений Эрдоган заключать не намерен и возвращать в родную гавань что-либо тоже. Цель строительства — создание вполне дееспособного суннитского государства, которое формально не будет независимым, но на деле — да. Но главное — именно оно должно стать точкой сборки новой Сирии после того, как режим Асада в конечном итоге падет или претерпит трансформацию. Это, в общем-то неизбежно, как только Кремль или Тегеран будут вынуждены уходить из Сирии. В таком случае режим Асада неизбежно «схлопнется», как в свое время схлопнулся режим Наджиба в Афганистане.

Намерения Турции вполне очевидны, поэтому чем дольше ей удастся удержать существующее статус-кво, тем с большей гарантией общий сценарий ожидает успех. Именно поэтому у турок есть время, но его нет ни у Асада, ни у России — Путину нужно что-то решать с Сирией. Оставаться — это значит, платить. И за войну, и за восстановление. Будь в России устойчивая экономика и долгосрочное планирование, в какой-то мере компенсацией за расход ресурсов могли бы стать долгосрочные контракты и концессии. Увы, Путин планирует с утра только свой обед, а что будет вечером — так далеко он не смотрит.

Читайте также:  Венгрия – Украина: конфликт продолжается

Проводить операцию в Идлибе, как уже понятно, для Кремля слишком рисковано — намерения Турции, США и Запада в целом не допустить такое развитие событий обозначены четко. Входить в прямую конфронтацию с такой коалицией у Кремля нет ни намерений, ни возможностей. Поэтому мы сейчас будем видеть сугубо пропагандистские мероприятия, надувание щек и грозные заявления, но за ними нет и не может быть уже ничего.

«Партнеры» прекрасно понимают, что Россия не рискнет идти напролом, но пока не видят необходимости загонять Путина в угол. Нужен тот, кто будет платить за восстановление — и в данном случае кандидатура Путина для них выглядит вполне приемлемой. Главное, чтобы он не слишком быковал и не дай бог, не сделал ноги из Сирии. Пусть сидит как можно дольше. Сидит и платит. У него пенсионеры терпеливые.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *