Израиль: наш ПРО Железный Купол — история создания

Выбор «Железного купола» был не только оборонным, но и экономическим предприятием, стоимость которого оценивалась в миллиарды шекелей.Десять лет назад, 7 апреля 2011 года, группа сотрудников оборонного концерна «Рафаэль» отправилась потренироваться на хайфский картинг-трек. Но их одолевали заботы, и они долго не могли расслабиться. Они ждали сообщений о результатах совсем другой «тренировки» — более серьезной, чем можно было предположить

Спустя некоторое время одна из сотрудниц неожиданно залилась радостным смехом, выскочила на обочину дороги и стала махать флагом. Хозяин трека не мог понять, что явилось причиной столь странного поведения, но ему никто и не пытался объяснить. Лишь на вопрос, что случилось, женщина взволнованно ответила: «Была «альфа», и система перехватила ее!» Так ракета «Град», направленная в сторону Ашкелона, была впервые уничтожена в воздухе новым оружием, получившим название «Железный купол». Название, ставшее символом оборонной мощи Израиля.

Между тем, взрыву радостных эмоций, выплеснувшихся спустя три года напряженнейшей работы, предшествовали далеко не радужные дни.

— Отношение к этой идее со стороны военного и политического руководства было, мягко говоря, прохладным, — вспоминает Амир Перец, чуть ли не в одиночку одобривший данный проект, будучи министром обороны. — Они говорили, что все это — фантазия. Ну, не может существовать такая система, которая за 30 секунд обнаружила бы пусковую установку, рассчитала траекторию полета ракеты и ликвидировала ее. Кроме того, всякий раз, выбирая новый оборонный проект, вы должны в рамках утвержденного бюджета закрыть другой, а то и не один. Поэтому важно установить приоритеты. Мне говорили, что я гублю всю программу оснащения ЦАХАЛа. Когда меня спрашивают, как я себя чувствую, зная, что результативность пробитого мною проекта превзошла все ожидания, я отвечаю: как человек, который надеялся, что его ребенок в лучшем случае окончит институт, а тот стал профессором.

Сегодня «Железный купол» — предмет национальной гордости, его разработчики в 2012 году удостоены высшей оценки в области безопасности — награды «Israel Security Award». Доктор Дани Голд, возглавлявший отдел новых вооружений в МАПАТ (аббревиатура словосочетания на иврите, означающего «Управление по развитию вооружения и технологической инфраструктуры» — подразделение министерства обороны), инициировал и продвигал этот проект. Шесть лет назад он в числе других почетных граждан страны зажигал факел в День Независимости, и трудно поверить, что шестью годами ранее, в 2009-м, он подвергся резкой критике госконтролера Михи Линденштрауса. «Бригадный генерал Дани Голд, — писал в отчете ныне покойный госконтролер, — действовал вопреки директивам министерства обороны, когда в августе 2005 года принял решение о разработке «Железного купола», и самостоятельно установил график работ, хотя это прерогатива начальника генштаба ЦАХАЛа, минобороны и правительства».

К счастью, Голд понимал, что на длительную процедуру утверждения графика времени нет: в 2000 году палестинцы начали обстреливать поселения в секторе Газы из минометов, а год спустя приступили к массированному использованию «кассамов», и требовалось найти быстрое решение проблемы противостояния ракетам малой дальности.

— Преимущество МАПАТа состоит в том, что еще до получения разрешений от армии мы вправе вести предварительную разработку передовых технологий. Когда они достигают стадии демонстрации, начинается процесс утверждения в Управлении планирования и других структурах ЦАХАЛа, и мы выходим на уровень доработки, — объясняет полковник запаса Моше Фаталь, ответственный в управлении за разработку проектов активной обороны. — «Железный купол» начинался с технико-экономического обоснования, и сейчас уже ведутся десятки проектов, которые, если созреют, перейдут в стадию упорядоченного планирования. В «Куполе» проявилась профессиональная смелость МАПАТа, и как только проект вошел в разработку, по нему сформировался полный консенсус.

«Наутилус» идет ко дну

Первоначальный толчок к разработке «Железного купола» дал, как уже говорилось, министр обороны Амир Перец, занявший эту должность в мае 2006 года.

— На следующий день после своего назначения, — вспоминает он, — я провел первое совещание генерального штаба и понял, что у нас есть отличная система безопасности, но она требует отдельных коррективов. ЦАХАЛ — армия не нападения, а обороны, и эта концепция привела к осознанию того, что населенные пункты страны должны быть обеспечены как пассивной, но надежной защитой в виде убежищ, так и защитой активной, в том числе противоракетной. Я потребовал подумать над разработкой структуры, которая бы эффективно защищала мирное население. Я ощутил такую необходимость на собственной шкуре. В апреле 2001 года скончался мой отец, и я сидел у себя дома семь дней траура. Тысячи людей приехали выразить мне соболезнование, и тут упала первая ракета из Газы. Упала не в центре поселка — на дороге, никого не задев, но я видел, как визитеры быстро завели свои машины и буквально сбежали.

Читайте также:  Россия отправит в США три ракетных двигателя РД-180

«Железный купол» был не единственным решением, которое легло на стол министра обороны. В 1996 году президент США Билл Клинтон и премьер-министр и министр обороны Шимон Перес подписали соглашение о совместной разработке мощной лазерной системы, способной перехватывать ракеты с любого расстояния. В проект под названием «Наутилус» были вложены сотни миллионов долларов, в том числе и израильских, но о его судьбе расскажем чуть дальше.

Выбор «Железного купола» был не только оборонным, но и экономическим предприятием, стоимость которого оценивалась в миллиарды шекелей. Поэтому перед окончательным выбором МАПАТ решил создать комиссию во главе с генералом Яаковом Нагелем, в то время заместителем главы Управления, для детального изучения возможных рисков.

— Все помнят, какое давление на армию оказывали специалисты, занимающиеся лазерами, но нам пришлось иметь дело не только с ними, а с 24 конкурирующими структурами, — говорит профессор Нагель. — В моей комиссии были эксперты по ракетам и лазерам, по технической эксплуатации, представители ВВС… Около 40 человек за три месяца изучили все предложения, и в результате мы дали недвусмысленную рекомендацию «Железному куполу».

Согласие на реализацию проекта дал и тогдашний премьер-министр Эхуд Ольмерт. Правда, генеральному директору минобороны Габи Ашкенази не понравилась идея направить деньги на претенциозный проект, но его преемник, бригадный генерал Пинхас Бухрис взял ответственность на себя.

— Образно говоря, Амир Перец был тем, кто поставил машину на трассу, я подтолкнул ее в гору, а Эхуд Барак, заменивший Переца на посту министра обороны, сделал так, чтобы машина не скатилась обратно, — говорит Бухрис.

Некогда командир разведывательного подразделения 8200, Пинхас Бухрис был назначен гендиректором министерства обороны лично Перецом, а вскоре ему позвонил армейский друг и сказал, что оставил в его домашнем почтовом ящике два диска. На них были детальные выкладки о преимуществах лазерной системы обороны. Старшие офицеры, бизнесмены — все пытались уговорить руководителей минобороны изменить решение в отношении «Железного купола».

— Мне доложили, что есть уже готовые лазерные системы «Наутилус», которые только и ждут, чтобы их поставили на вооружение, — говорит Бухрис. — Я сказал американцам, что хочу своими глазами увидеть систему в действии. С целой бригадой специалистов министерства обороны мы полетели в штат Нью-Мексико, где находится испытательный ракетный полигон армии США. Вошли в зал, где нас ожидали. Ко мне подошел один высокопоставленный американец и тихо сказал: «Не смейте покупать эту систему». Тем временем нам показали видеоролик, представили статистические данные. Потом пошли посмотреть объект, и у меня потемнело в глазах. Я увидел что-то огромное, неподъемное. Спросил, будет ли испытательный показ, мне ответили: «Нет». «А что это за гигантские контейнеры?», — спросил я. Американцы рассказали что-то о химических веществах, на которых работает лазерная установка. «И на сколько перехватов хватает материала?» «На десять». Я вернулся домой с четким пониманием того, что «Наутилус» — не та система, которая может подойти Израилю, и сказал Бараку, что следует продвигать «Железный купол».

 

Вопреки оскорблениям и нажиму

С/битые ракеты над Ашкелоном. Фото: Reuters

 

 

— Нас озадачили тремя основными характеристиками, — рассказывает Ханох Левин, руководивший в концерне «Рафаэль» амбициозным проектом. — Заказчики просили, чтобы стоимость ракеты была не слишком высокой — порядка нескольких десятков тысяч долларов, тогда как разработанная нами ракета класса «воздух-воздух» стоила около полумиллиона. Вторая задача заключалась в том, чтобы завершить проект за три года, хотя на предыдущую ракету мы потратили 15 лет. И третья — главная — задача: новая ракета должна поражать цель.

— Палестинский «кассам» летит по баллистической траектории, и любой, кто изучает физику в двенадцатом классе, может ее рассчитать, — поясняет Йоси Друкер, бывший глава подразделения аэрокосмических систем в «Рафаэле». — Но проблема не в траектории, а в том, где ракета должна приземлиться. И в том, чтобы не допустить ее приземления.

Ведущего специалиста концерна Узи (его полное имя пока не разрешено к публикации) срочно вызвали из Южной Америки, где он проводил отпуск, и наказали приступить к отбору сотрудников, способных реализовать проект.

Читайте также:  Межпланетная программа SpaceX: подробный разбор ЖРД «Raptor»

— Одним из главных условий приема на работу кандидата было понимание им непреложной истины: в ближайшие годы у него не будет ни семьи, ни дома, ни нормальной жизни, — вспоминает Ханох Левин. — Когда потом я видел, что кто-то уходит с работы в семь или восемь часов вечера, я звонил ему и говорил: «Если тебе тяжело, я найду для тебя занятие в другом проекте».

Работа продвигалась быстро, но в декабре 2008 года ЦАХАЛ начал в Газе операцию «Литой свинец». Только в первый день из сектора были выпущены 130 ракет, жертвами обстрела стали три мирных жителя. Один из первых разработчиков лазерной системы ПВО, полковник запаса Йосеф Арази, подал в Верховный суд петицию, в которой написал: «Можно с уверенностью сказать: если бы предложение нашей компании было одобрено, первая система могла быть установлена в районе Сдерота уже в июле 2008 года, вторая — в сентябре и третья — в ноябре. Вся территория между Ашкелоном и Сдеротом, включая оба города, могла быть защищена от ракетного огня и минометных снарядов еще до начала операции «Литой свинец». Показания под присягой как часть этой петиции подали в 2010 году 70 жителей поселков, расположенных вокруг Газы. В их числе был и Алон Давиди, ныне мэр Сдерота, а тогда член городского совета. Заявители обратились в Верховный суд с просьбой отменить решение об установке батарей «Железного купола» и заменить их лазерной системой «Наутилус», поскольку та, по их мнению, обеспечивает оптимальную защиту от ракет и минометных снарядов. Однако судья Эшер Грунис отклонил ходатайство.

В те дни немало стрел было направлено на профессора Яакова Нагеля и генерального директора министерства обороны Пинхаса Бухриса.

— Я всегда в шутку говорил, что семь с половиной лет был главой конкурсной комиссии МАПАТа, — смеется профессор Нагель. — Почему в шутку? Сегодня читаю в газетах о взятках, которые давали ради победы в конкурсе, а мне взяток никто не предлагал. Очевидно, знали, что бессмысленно. Но тогда на меня оказывали сильное давление. Мне, например, писали: «Скажи, как ты спишь по ночам?», «Как тебя пускают в синагогу?», «Из-за тебя гибнут люди, без тебя у нас была бы уже лазерная система». Минобороны даже подало в суд на одного блогера за оскорбление государственного служащего.

Однако давление не прекращалось. Американская делегация экспертов прибыла в Израиль и выразила обеспокоенность тем, что «Железный купол» окажется провальным проектом.

— Американцы приехали посмотреть, каковы наши шансы на успех и на выполнение графика, — вспоминает Йоси Друкер. — В состав группы входили специалисты в разных областях — по информатике, взрывчатым веществам, ракетам, боеголовкам. Они написали потом подробный отчет, в котором отметили, что шансы на то, что мы справимся с задачей, равны примерно 5%, а шансы уложиться в график — 15%. Другими словами, шансов никаких. Но история показала, кто оказался прав.

Левин хорошо помнит этих специалистов.

— Однажды во время перерыва меня поймала дама — главный ученый экспертной группы и сказала: «Откажитесь от этой идеи! Две американские компании пытались реализовать ее и потерпели неудачу». Я вернулся со встречи и рассказал своим ребятам анекдот про англичанина, француза и израильтянина, которых поймало племя каннибалов, и вождь предложил каждому выразить последнее желание перед тем, как быть съеденным. Англичанин попросил чашку чая, француз — рюмку коньяка, а израильтянин захотел получить пинок под зад от самого сильного человека племени. Тот пришел, пнул, израильтянин взлетел в воздух, встал, отряхнулся от пыли, штурмовал деревню и спас своих друзей. Они спросили парня: «Слушай, зачем тебе нужен был пинок, ты же мог атаковать дикарей раньше?». И тот ответил: «Чтобы начать драться, израильтян нужно спровоцировать». Мне хватило провокации этой ученой дамы.

 

Аналогов — нетКаждые несколько недель специалисты проекта собирались в кабинете генерального директора минобороны Бухриса, чтобы доложить о продвижении работ. В конце 2008 года на экспериментальном полигоне «Рафаэля», к юго-востоку от Мицпе-Рамона, было проведено первое испытание ракеты — с целью проверки ее маневренности и возможностей навигации.

Читайте также:  Лошади чувствуют боль так же, как и люди

Ханох Левин вспоминает:

— Кто-то громко сказал «Нажать кнопку!», начал отсчет «Пять-четыре-три-два-один»… и ничего не произошло. Во мне захолодела кровь. Мы решили попробовать еще раз. Компьютер задействовать кнопку, пошел отсчет — и опять ничего. Я был на грани сердечного приступа, хотелось провалиться под землю. Мы вернулись на завод подавленные. «Рафаэль» — серьезная организация, в подобных случаях создают инспекторские комиссии, которые работают, как правило, по полгода. А через несколько дней ко мне в кабинет зашел инженер-электронщик Исраэль Урбах и сказал: «Думаю, я решил проблему». Он предположил, что кабельное соединение было перевернуто. Я ответил, что в пятницу, когда на заводском дворе никого нет, мы можем это проверить. Принесли туда ракетную установку, правильно подключились, и индикатор показал запуск ракеты. Я пошел к гендиректору концерна Диди Яари, но он сказал: «Пусть комиссия завершит работу». Я ответил, что готов поставить на кон свой престиж: если запуск не получится, подам рапорт об увольнении. Через три недели мы вновь выехали на юг и провели повторное испытание. Ракета взлетела. Не сдерживая эмоций, генеральный директор захлопал в ладоши. Я предупредил его: «Ракета поднялась, но пока еще не перехватила цель». Диди ответил: «Мне достаточно и этого».

Между тем, это было только первое из долгой серии испытаний.

— За время работы над проектом мы провели несколько десятков запусков с показателем успеха 80-90 процентов, — рассказывает Ханох Левин. — Ближе к концу разработки, в 2010 году, министерство обороны заказало официальные испытания, но именно там мы достигли результата в 60 процентов. Мы были шокированы: что вдруг случилось? Однако проанализировали ситуацию и поняли, что произошел характерный сбой в алгоритмах. После устранения неполадки вернулись на полигон и убедились, что система работает правильно. На испытании перед ракетными обстрелами она сама решала, когда вывести в небо ракету-перехватчик. Сначала вылетели три ракеты, а четвертая задержалась. Каждая секунда в таком эксперименте кажется вечностью. Но пока мы недоумевали, четвертая ракета вышла на перехват и поразила цель. Система оказалась настолько хороша, что самостоятельно рассчитала время запуска последней ракеты.

Десять лет назад «Железный купол» осуществил первый перехват «кассама», запущенного из сектора Газа по Ашкелону.

— Я был в своем кабинете, когда позвонил Бухрис и сообщил, что перехват прошел успешно, — вспоминает Амир Перец. — От радости я подпрыгнул чуть не до потолка. Я никогда не слушал тех, кто пренебрежительно спрашивал: «А стоит ли на стодолларовый «кассам» тратить ракету стоимостью в 50 тысяч долларов»?. Я думал не только о деньгах, но о жизни людей, могущих стать жертвой этой ракеты, об ущербе, который она наносит, о ее способности парализовать на несколько часов, а то и дней целый город. Видите, как подскочили цены на жилье в Сдероте? Без «Железного купола» здесь можно было купить квартиру за 300-400 тысяч шекелей, а сегодня не найти меньше чем за миллион.

— Есть и еще один, не менее значимый аспект «Железного купола», — говорит Бухрис. — Когда такая система успешно работает, она дает правительству простор для продуманных решений, а не принятых под давлением врага. Во время операции «Облачный столб» я не был генеральным директором министерства обороны, но мне позвонили с закрытого номера и сообщили, что со мной хочет поговорить министр обороны. На проводе был Эхуд Барак. «Я хочу поблагодарить тебя за работу, особенно за «Железный купол», за то, что довел этот проект до ума», — сказал он. Я подумал, что операция «Облачный столб», кажется, впервые доказала преимущества нашей противоракетной системы и ответил: «Спасибо за теплые слова, но у меня небольшой вопрос: было ли у вас время для принятия решения о проведении операции, учитывая существование «Железного купола»? Его ответ был кратким: «Ты даже не представляешь, насколько верен твой вопрос».

Моше Фаталь отмечает, что американцы внимательно изучают нашу систему, которая не имеет аналогов в мире, и уже купили у нас две батареи. За минувшее десятилетие «Железный купол» претерпел серьезные изменения и существенно расширил свои возможности. Его точность стабильна и достигает показателя 90 процентов. Это более чем впечатляющий результат. Но главное, он обеспечивает безопасность людей и их уверенность в спокойном завтрашнем дне.

Источник — Маарив

Перевод — Яков Зубарев

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *