Как мы изобрели новую растровую строчную развертку

     Ленинградское ОКБ «Радуга» до перестройки работало «на войну». Это было важно и престижно, туда тянулись наиболее способные специалисты. У меня в секторе и среди смежников  конструкторов были талантливейшие ребята. И мы гордились тем, что в нашей разработке (условно — ВКУ) могли использовать наиболее качественную советскую комплектацию, которую поставлять «на гражданку» запрещалось.

    И нам за качество труда платили дополнительную дифференцированную прогрессивку: еще 20-50 халявных процентов к нормированному по стране окладу. Естественно, на нашем низовом уровне под качеством по-советски понимали своевременную сдачу разработанной документации (в моей группе это были электрические схемы ВКУ) и отсутствие ошибок, преимущественно в начертании этих документов. Для этого на уровне предприятия было  предусмотрено специальное контролирующее подразделение судьбоносных дам, каждая из которых хоть и не смыслила ничего в электронике, но прекрасно умела подсчитывать количество отклонений от норм выполнения документов по так называемому ЕСКД. Априори  считалось, что мы создаем самую современную технику, а что-то исследовать, изыскивать или изобретать —  излишне.

     Однако, не всегда так получалось.

      Так, в нашем ВКУ необходимо было разработать узел растровой строчной развертки. Обычные схемные решения, заимствованные из телевизионной техники, не подходили в связи с жесткими требованиями по климатике, механической прочности и другим причинам. Особенно неприятным оказалось отсутствие возможности реализации в диапазоне необходимых температур одной паршивой детальки, которая в телевизионных приемниках называется регулятором экспоненциальной коррекции линейности строк (РЛС), служащей для компенсации паразитных активных потерь обмотки, и представляет из себя регулируемый нелинейный дроссель на феррите.

     В других областях преобразовательной техники уже давным-давно отказались от подобных решений путем умного использования новых полупроводников. Поэтому очень хотелось и здесь как-то использовать в качестве нелинейного элемента диод. Порывшись в Патентном фонде Михайловского замка, нашел решение Pat USA №3795835,1974 г., в котором реализована такая замена, но получить приемлемую линейность для ВКУ не получилось из-за того, что она принципиально корректируется только на половине растра. Пришлось серьезно повозиться, прежде чем  удалось устранить этот недостаток, причем было найдено решение, в котором нелинейным элементом достаточно качественной экспоненциальной коррекции является обычный кремниевый диод, а ее регулировка осуществляется простым потенциометром.

Читайте также:  Феникс: российские противоракетные системы — вчерашний день?

      Если читателю когда-либо приходилось рассматривать электрические схемы старых телевизоров, возможно, он (как, в свое время, и я) был возмущен нечитабельностью схем строчной развертки. В действительности же в данном случае нет никакого злого умысла, а схемотехническая  сложность связана с весьма значительной функциональной и регулировочной загруженностью узла.

      Поэтому само по себе новое решение строчной развертки требовало громадной адаптационной привязки.

      На эту работу, требующую добросовестности в сочетании с тонким творческим чутьем, мало кто способен. Я знал только одного способного на это человека.

      Это был Васильев Сергей Александрович. Мы с ним  вместе работали ранее во ВНИИ Коминтерна. За глаза и в глаза, всегда и везде все его звали Сережа.

     Мне повезло работать совместно с Сережей в нескольких разных фирмах. Он, как и я, занимался различными устройствами преобразования электроэнергии.

     Эти устройства обладают массой многомерных требований, в основе которых помимо решения гигантского разнообразия собственно электропреобразовательных задач стабилизации, формирования и рекуперации энергии лежат статические и динамические ограничения по электрическому току, напряжению и теплоотводу отдельных элементов или их узлов.

     Так вот, эти задачи, будь то разработка или пусконаладка уникального трансформатора, блока преобразования, лабораторного стенда, источника питания на мощности от единиц Ватт до сотен кВт, Сережа выполнял высокопрофессионально, талантливо и уникально добросовестно, попутно изобретая кучу доморощенных методик проверки железа. Уж все страховочные и смягчающие режим работы балласты, ограничители и предохранители он предусмотрит. И всегда можно было быть уверенным в его технических решениях, принимая их без проверки. Потому что, если он что-то разработал, все проверено безусловно и во всех отношениях.

     Для этого он всегда приходил на работу раньше, а уходил с нее позже всех. Там, где это разрешалось, ключи помещений со стендами были в его распоряжении. В обеденный перерыв мы умудрялись играть в волейбол, он — перепроверял свои электросхемы.

Читайте также:  Американский вертолет Apache станет в три раза дальнобойнее российских Ка-52 и Ми-28

      Его занудная антисоветская добросовестность и не российские (протестантские?) дотошность и перестраховка обычно раздражали сослуживцев: вроде уже  давно можно рапортовать об успешном завершении работ и подставлять карманы для бонусов, а он все в чем-то сомневается, проверяет… Воистину, не от мира сего!

об этом и подобном см. мои Петр Новыш «Разноцветные воспоминания»

 www.proza.ru/2010/01/09/225

      Так вот. Вернемся с моими извинениями за затянувшееся отступление в «Радугу». Сережа взялся за адаптацию новой схемы развертки и через несколько месяцев ее завершил. Неплохо.

      Наиболее полное решение  из 4 наших изобретений в ВКУ описано в авторском свидетельстве СССР №894885.

      Развертка оказалась удачной, после публикации изобретений ею заинтересовались сторонние разработчики, которые вышли на нас через патентные службы. Мы не делали секретов. Делились ноу-хау с разработчиками из других городов. Кое-кто внедрил, но также, как и у нас лишь в ограниченной спецтехнике. И мы решили, что в бытовых телевизорах наши решения можно тоже недурно использовать.

         Стал я донимать телевизионщиков.  Но на Козицкого, где изготавливали ленинградские телевизоры «Радуга», заявили, что они лишь изготовители, а не разработчики. Разработчикам все  до фени. Не до нас — у них другие большие задачи.  

       Поехал в Москву на самый большой завод телевизоров в СССР. Поговорил с явно не дегенеративным техническим начальником. Он хоть выслушал. Ничего не ответил, но указательным пальцем поманил — пойдем, мол, покажу. Привел в цех изготовления этих самых моточных РЛС и сказал великое: «Вы что, предлагаете  мне ликвидировать этот участок? А что на этом месте будет? А куда я дену этих намотчиц? Выгнать? Щааас!». На мои дальнейшие нападки он авторитетно заявил, что, по его опыту, все подобные потуги бессмысленны. Я и заткнулся!

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *