Капремонт домов по-питерски: кому он золотая жила, а кому — тяжкий крест

Генеральная прокуратуры и Счетная палаты РФ дважды за последние два с половиной года проверяла региональные фонды капремонта. Работа большинства из них названа провальной.Десятки миллиардов рублей проходят через руки чиновников и расходуются не по назначению. Почему так — выяснили «Новые Известия».

 

По данным надзорных ведомств, собираемость средств в среднем по стране составляет 92%. Ежегодно россияне перечисляют на капремонт до 150 млрд рублей. Однако только 67% от собранных за 2018 год средств были потрачены на завершение капремонта (это всего 3% многоквартирных домов, включенных в региональные программы).

Минстрой РФ согласился с выводами прокуратуры и СП, что выстроенная система ФКР требует кардинальной перестройки. По итогам проверок было возбуждено 62 уголовных дела. Большинство из них закончились как обычно — кадровым перестановками и чисто символическими наказаниями. Более того, по прошествии двух лет с момента «перестройки» количество изношенного и аварийного жилья в стране выросло, усовершенствовалась и схема вывода денег, собранных населением на капремонт.

— Если раньше фонды «незаметно» отщипывали из общей копилки на свои нужды, — то сейчас, например, в Питере схему отладили так, что она прямо вопит «Укради меня!» — поделилась с «НИ» ведущий эксперт по жилищной политике межрегионального Центра по борьбе с коррупцией Наталья Пшеничная. –Мы об говорили давно, но теперь и Контрольно-счетная палата Петербурга пришла к выводу, что региональный оператор ФКР из ремонтной организации превратился в сборщика податей и бесконтрольного распорядителя средств жителей.

Сенсационный отчет питерской КСП вышел несколько дней назад. Он охватывает три года жизни регионального оператора в условиях непрекращающейся борьбы с ветхим фондом. Местная программа рассчитана до 2039 года и включает в себя более 22 тысяч зданий, построенных с 1728 по 2014 год. Значительна часть из них исторические здания, требующие ремонта особой сложности по высоким расценкам. . Общая стоимость программы составляет более 700 млрд рублей.

Вопрос – где взять деньги? Если до 2012 года действовали различные схемы двойного или тройного софинансирования, когда львиная доля расходов ложилась на федеральный бюджет, то с принятием поправок в Жилищный кодекс почетное право ремонтировать свои дома присвоили жильцам, а свои обременительные обязанности по капремонту государство постепенно сводит к нулю. Причем, даже в таких сложных городах в плане капремонта как Петербург.

Депутат петербургского ЗакСобрания Алексей Ковалев уверен, что плохое состояние домов в Северной столице — головная боль не только и не столько петербуржцев. «Виноваты в этом не граждане, которые нерадиво содержали свои дома. Еще в СССР эксплуатации зданий не уделяли должного внимания, и поэтому они пришли в такую негодность. Возлагать на петербуржцев этот недоремонт, накопившийся десятилетиями, недопустимо»,— считает парламентарий.

Представители Смольного и регионального оператора отвергают этот тезис: «Жители должны считать своим имуществом не только квартиру, но и многоквартирный дом в целом. Им принадлежит все: кровля, подвалы, лифты, лепнина на потолке и старинный винтаж в парадном. И за это нужно платить».

Счетная палата в своем обзоре указывает, что Смольный нашел оригинальный ответ на вопрос «где взять деньги?» – «Для снижения бюджетной нагрузки повышаются взносы с населения, — говорится в отчете.- За два года они выросли в три раза, до 12 рублей за квадратный метр». И далеко не всегда, по мнению, аудиторов СП, рост экономически обоснован и справедлив по отношению к жителям.

Строго говоря, у питерской программы капремонта два финансовых источника — бюджетные субсидии и взносы горожан. Конечная цель чиновников — свести участие казны к минимуму. В 2018–2020 годах потребность ассигнований на капремонт, по данным жилищного комитета, составляла 32 миллиарда рублей. План предусматривал постепенное снижение доли бюджета с 60 % до 23 %. За три года субсидии фонду должны были составить 13 миллиардов, остальные почти 19 миллиардов требовалось собрать с собственников. И это получилось путем закручивания гаек со стороны Смольного и выкручиванием рук со стороны ФКР, который обложил неплательщиков дикими штрафами и судебными исками. В итоге, в 2019 году на капремонт Смольный направил 4,3 млрд рублей, а с жителей собрали 4,7 млрд рублей. В 2020-м пропорция изменилась: из городской казны на ремонт домов пошло только 3 млрд, в то время как оброк с собственников составил уже 10 млрд рублей.

Читайте также:  Кадыров: приговор по делу об убийстве Немцова - странный, доказательства - сомнительные

При этом на счете фонда постоянно хранятся собранные с собственников помещений деньги. К началу 2021 года сумма неизрасходованных средств достигла 5,2 миллиарда рублей. В 2014–2019 годах, выяснила проверка во главе с аудитором Юрием Шутовым, фонд получил почти полмиллиарда рублей дохода в виде начисленных банком процентов за пользование деньгами. Из них на финансирование капремонта направили всего 40 миллионов — 8,2 %. Остальные доходы распределялись на цели, не соответствующие жилищному законодательству. В 2018 году, например, из заработанных фондом денег руководство расписало себе и своим работникам 28 миллионов рублей в виде премий.

Дополнительным вознаграждениям в ФКР уделяли повышенное внимание, следует из отчета. За три года сотрудникам выплатили сверх зарплаты 220 миллионов рублей за достижение «ключевых показателей эффективности» при отсутствии критериев оценки этой самой эффективности.

Камертоном продуктивности для аудиторов стал предыдущий директор Денис Шабуров, проработавший с 2015 года до июня 2020-го. За успехи — их оценивали вышестоящие жилкомитет и аппарат профильного вице-губернатора — руководителю выплачивали из горбюджета ежемесячное поощрение в размере 80 % от должностного оклада. В последний год перед уходом Шабурову восемь раз это поощрение срезали – видимо, и до Смольного дошло, что Фонд не выполняет поставленные перед ним задачи, делает вывод КСП.

К тому же Фонд целиком живет за чужой счет. Имея в штате 450 человек, он потребляет из бюджета по 800 миллионов рублей в год на собственные нужды. Фонд квартирует в бизнес-центре на Тобольской улице. Его арендуют тоже за бюджетные деньги — примерно 200 миллионов за три года, по шесть миллионов в месяц. Сравнив цены на коммерческую недвижимость в городе, КСП пришла к выводу, что Фонд переплачивает по меньшей мере 30 %, при полном попустительстве Смольного как учредителя этой прожорливой конторы.

Зато в охоте за долгами фонд превзошел самого себя. В отчетной документации аудиторы нашли взаимоисключающие сведения по взносам горожан. Судя по одному отчету, организация в роли сборщика податей перевыполняет план. В другой отчетности указано, что долги за пару лет выросли вдвое и достигли 2,7 миллиарда. Перевод стрелок на неплательщиков позволял фонду «выбивать» дополнительное финансирование на взыскательскую работу. Судя по официальным цифрам, в Петербурге крайне востребованы онлайн-консультации фондовского сall-центра. В год бюджет оплачивает 760 тысяч минут на разговоры с собственниками помещений. На самом деле, это автодозвон с уведомлением о долгах. Минута такой услуги стоит пять с половиной рублей.

 

В 2019 году «Фонтанка» рассказала о судебной гиперактивности Фонда капремонта. Он массово подавал заявления на выдачу судебных приказов в адрес должников. Эффективность этой работы оказалась глубоко отрицательной. В 2018–2020 годах фонд потратил на оплату госпошлин и услуги юристов 40 миллионов рублей. По решениям судов взысканы 8,7 % от вложенных денег — 3,5 миллиона. С бюджетной точки зрения лучше бы ФКР ничего не делал. Еще взыскательская работа включала печать и рассылку 334 тысяч претензий, оплату услуг платежных агентов — ГУП «ВЦКП» и «Петроэлектросбыта». Деньги на эти расходы перебрасывались из средств, выделенных собственно на капремонт.

Читайте также:  Кива прогнозирует гибель Украины без сильного лидера

«Несмотря на значительный объем финансирования, программа капитального ремонта не дает реального результата», — делают вывод аудиторы КСП. И причина явно не в том, что у собственников помещений копятся долги. Контрольно-счетная палата полагает, что фонд в отчетном периоде проверки за 2018, 2019 и девять месяцев 2020-го провел работы по капремонту при отсутствии экспертизы о достоверности сметной стоимости на общую сумму 5,9 миллиарда рублей. Потери бюджета аудиторы оценивают в 2,7 миллиарда.

В реестре квалифицированных подрядных организаций, получивших право на участие в капремонте, состоят более 400 компаний, но конкуренции на электронных аукционах в абсолютном большинстве случаев нет. Доля договоров, заключаемых по максимальной цене с единственным участников аукциона, достигает 85 % в год.

В качестве маркера эффективности фонда КСП привела пример несуществующих домов. К концу 2017 года исключению из программы капремонта подлежали по меньшей мере десять объектов, в том числе снесенных. Эти же дома фигурировали в адресном перечне и в декабре 2020 года. В ходе выборочной проверки КСП нашла на Рабфаковской и Запорожской улицах два подлежавших расселению дома, на ремонт которых фонд зачем-то потратил 38 миллионов рублей из взносов горожан и бюджетных субсидий. С одним из этих зданий случился еще один казус: дом на Рабфаковской является студенческим общежитием и находятся в оперативном управлении СПбГУЭ, Росреестра, Росгвардии. Тем не менее, обитателям общаги начислены взносы в размере 844 тысяч рублей, правда, содрать со студентов удалось всего 7 тысяч. Дому на Запорожской накануне расселения фонд отремонтировал крышу . По предположению горожан, «очень надо было заплатить кому-то из своих…»

В целом, по данным Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга, региональный фонд капремонта за три года допустил 113 нарушений на сумму 1,3 млрд рублей

Комментарий

Эксперт межрегионального Центра по борьбе с коррупцией, кандидат юридических наук Наталья Пшеничная – «Новым Известиям»:

— Реакция Фонда на отчет КСП ожидаема и типична: «замечания рассмотрели, по каждому представили аргументированные возражения, продолжим процедуру взаимодействия».

Можно не сомневаться, что все останется по прежнему. Потому что сама система создания, организации и управления региональными фондами является порочной и противозаконной, и все ФКР работают не по закону, а по тем правилам, которые им предложены.

Как не было, так и нет вразумительных разъяснений, почему в квитанциях по ЖКХ теперь две строки – текущий и капитальный ремонт, практически совпадающие по суммам. Нет законодательного обоснования, почему принудительный взнос на капремонт, попадая на счета ФКР, согласно его уставу, называются ПОЖЕРТВОВАНИЕМ.

По законам РФ фонд — это НКО, цитирую: «…не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов, преследующая социальные, благотворительные, культурные, образовательные или иные общественно полезные цели». ФКР — добровольная некоммерческая организация? Но тогда объясните, почему неплательщиков преследуют судебные приставы, почему им назначаются гигантские штрафы и пени за просрочку, а у фондов нет договоров со своими «жертвователями». Но и это ещё не всё.

Поскольку фонд объявлен «негосударственным», то он, как и все НКО, не подпадает под действие закона о госзакупках.

Что это значит? Тендеры по выбору подрядных организаций регфонды проводят по собственным правилам, руководствуясь своими же внутренними инструкциями. Так что, как они ищут подрядчиков, какие откаты берут за выгодные объекты и непрозрачные сметы, никто не знает. Очередность домов на капремонт в большинстве регионов тоже вешь весьма условная. Обследование жилого фонда практически нигде не проводилось, значит и нет четкого представления, какие дома остро нуждаются в ремонте, а каким на него еще копить да копить. Руководителю фонда достаточно немного пошевелить пальцами, чтобы один дом включить в план ремонта немедленно, другой — позже, третий — еще позже, и соответственно, повлиять на конкурс подрядчиков. Государство как специально создавало этим конторам питательную среду для паразитического существования. Но в общем-то наше ЖКХ всегда этим отличалось – неэффективностю управления, существованием за счет потребителей, текучкой кадров, неэффективностью управления из-за обилия в случайных людей в отрасли. В начале 2000-х проблема перезрела, стали искать выход, запуск региональных программ капитального ремонта казался светом в конце тоннеля. Увы, это оказались те же грабли, только теперь на них наступают граждане России за свой счет.

Читайте также:  Квартира россиянки превратилась в ловушку смерти для птиц

Исходные параметры этого драматичного для населения процесса были озвучены в Думе: нуждается в капремонте свыше двух миллиардов квадратных метров жилой площади в стране, а миллиард— в немедленном ремонте. Причем, никакого обследования домов на ветхость и аварийность не проводилось, все на глазок, или скорее наобум, чтобы ужаснуть страну масштабами бедствия и тем самым заставить собственников быть посговорчивее. Это удалось в отсутствие всякой законодательной базы и элементарной нормативной документации. Документов нет, но при этом есть показатель, по сути, административно установленной дискриминации граждан: взносы на капитальный ремонт должны сдавать все собственники жилья, но в региональные программы капитального ремонта включено только 36,5% домов. А 63,5% домов, соответственно, не включены. То есть жильцы «добровольно» платят за ремонт чужого имущества. Эту диспропорцию необходимо устранять.

Второе. Непрозрачность (и, как следствие, коррупциогенность) работы региональных фондов капитального ремонта. Плательщику невозможно узнать, сколько денег собрано за тот или иной период. К этому добавляется ситуация, связанная с завышением расходов на содержание и зарплаты фондов, включая их высокие зарплаты.Часть вопросов была бы снята или вообще бы не возникла, если бы каждый дом имел свой накопительный счет и мог самостоятельно распоряжаться средствами на капремонт. Но на самом деле гражданам административно не дают переходить на спецсчета, чтобы не упускать управление их деньгами. Только 1% собственников по всей стране смог добиться контроля за своими средствами. В Москве, например, в год собирается порядка 30 миллионов рублей на 6-этажный многоквартирный дом. Если бы жители делали ремонт сами, то он обошелся бы во много раз дешевле меньше и был бы во много раз качественней. Сегодня же практика такая, что фонды подряжают на капремонт малоквалифицированных рабочих, которые не всегда получают от своих работодателей зарплату и могут только вредить дому своими действиями. Жителей как заинтересованную сторону— инвестора и одновременно потребителя услуг капремонта— не приглашают обсудить состав, технологии работ, расценки, качество и количество стройматериалов, а ставят перед фактом исполнения огромных смет, в которых, кроме приписок объемов дорогостоящих ремонтных работ, еще закладываются по завышенным расценкам и строительные материалы, заменяемые к тому же на аналоги худшего качества. И все это вырастает в миллионы денег, освоенных региональными фондами.

За перереформироние реформы капремонта с 2016 года последовательно выступают практически все политические партии – КПРФ, Справедлиая Россия, Яблоко. По мнению одного из авторов предложений депутата Госдумы Сергея Обухова, пока в законодательстве в сфере капремонта существуют лазейки, сохранность средств фондов находится под угрозой. Перед выборами на этой теме поднимутся многие. Главное, чтобы дошло до реальных мер — неэффективные и коррумпированные фонды капремонта были ликвидированы, заработная плата директоров была установлена на законодательном уровне, а принудительный оброк с населения отменен. Прогрессивным моментом стало бы всероссийское обсуждение результатов работы региональных фондов и их нормативного обеспечения. Порядок в доме надо начинать с этого.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *