Кому выгодно загнать сельское хозяйство в долговую яму?

Убыточность сельскохозяйственной отрасли Казахстана, где, казалось бы, созданы все условия для нормального бизнеса – вещь парадоксальная. При этом абсолютно все игроки: от Президента страны до рядового фермера – единодушно говорят, что отрасль нуждается в реформировании. Только вот все проводимые реформы в богатейшем на ресурсы Казахстане оборачиваются прахом. Причина тому тривиальна: немыслимые аппетиты управленцев, завязанные не на созидание, а на вытягивание капиталов из отрасли.

О кризисе в сельском хозяйстве говорят много, часто и, большей частью, безрезультатно, поскольку проблемы остаются проблемами и не решаются десятилетиями. Из недавнего, к примеру, об отсутствии кормовой базы еще в 2017 году говорил вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов во время заседания Правительства РК. Тогда Айтуганов заявил, что дефицит кормов по республике составляет 8,7 млн тонн кормовых единиц, что является причиной недополучения 13% валовой продукции животноводства – 211 млрд тенге. Спустя два года ситуация нисколько не улучшилась. О том, что сельское хозяйство Казахстана в упадке, заявлял и Президент страны.

– Но не секрет, что отрасль остается слабо привлекательной для инвесторов. В сельское хозяйство привлечен только 1 % от общего объема прямых иностранных инвестиций и 3,2 % от объема инвестиций в основной капитал!… Это очень тревожные показатели. Все международные финансовые институты в один голос говорят, что у нас огромный потенциал в сельском хозяйстве. А воз и ныне там. Значит, мы являемся плохими управленцами. Другого вывода здесь нет, – сказал Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

Вывод логичный. Вот только на фоне этого вывода назначение министром сельского хозяйства человека, который к данной отрасли имеет ну очень отдаленное отношение, весьма спорное. Можно было бы предположить, что экономист и юрист по образованию Сапархан Омаров предложит какие-то внятные решения по выводу отрасли из кризиса, но, увы… Как выше сказал Президент, воз и ныне там. Хотя, казалось бы, почва весьма благодатная, и человек с подобным образованием должен в первую очередь уметь считать и делать выводы.

Читайте также:  "Свидетельство катастрофы": более половины украинцев работают заграницей

Кто такой министр сельского хозяйства? Прежде всего, это менеджер, в чьи должностные обязанности просто обязаны вписывать если не каленым железом, то хотя бы красными буквами требование уметь продавать и покупать. При этом «уметь» тут ключевое слово. Но вот отчего-то этого не происходит.

Давайте разбираться. Разве Казахстан за двадцать с лишним лет перестал есть мясо? Или овощи? Или же жители страны поголовно отказались от хлеба и единогласно решили не носить дубленки из телячьей кожи? Кажется, ничего подобного не произошло, однако до сих пор никаких механизмов по изменению ситуации не налажено. Рынок, как и раньше, держат монополисты, представителей малого бизнеса душат изо всех сил налогами и неподъемными кредитами.

«Получается, что инвестиционные вложения и затраты, направленные на создание новых небольших животноводческих ферм, не субсидируются. То есть, мы оставляем без государственной поддержки начинающих фермеров, ставка на которых, между прочим, сделана разработанной министерством программой развития мясного животноводства на 2017-2028 годы. Получается, мы сами себе противоречим», – заявил еще в мае этого года председатель комитета по аграрным вопросам мажилиса Берик Оспанов. 

Замечание мудрое, и хотелось бы знать, чем руководствовались чиновники Министерства сельского хозяйства, распределяя субсидии только в пользу крупных животноводческих компаний. Рынок, как известно, делают не только аграрные монстры с большими капиталами, но и мелкие фермерские хозяйства, у которых зачастую и продукт лучше, и цены ниже. Все это в массе составляет общий объем продукта, а конкуренция влияет на цены, позволяя потребителю выбирать.

Однако, кажется, казахстанцам делать это не позволят, иначе чем объяснить столь странное решение? Можно сколько угодно уверять себя, что только крупные производители могут спасти отрасль, но на Востоке существует мудрая поговорка: сколько не кричи «халва» слаще во рту не станет. Подобное решение ведет к инфляции, и на фоне галопирующего тенге, с взлетевшим к небесам курсом, закончится тотальным обнищанием и банкротством мелких фермерских хозяйств, и, соответственно, удорожанием продуктов питания, что не может понравиться обывателю.

Читайте также:  Стал известен размер средней зарплаты в Москве в 2017 году

И это, увы, не пустые голословные обвинения. Зарплаты населения – не растут, доходы мелких фермерств – не растут, зато растут цены на все остальное – от топлива для техники до кормов. В Казахстане за месяц в июле подорожали все виды мяса и мясной продукции. Так, 1,6% прибавили в стоимости куры, а куриные окорочка подорожали на 1,2%. Дороже стало и красное мясо, а также колбасные изделия. Конина выросла в цене на 2,9%, свинина – на 2,4%, баранина – на 2,3%, что резко ударило по кошельку потребителя, снизив покупательскую способность.

Фермеры, взявшие кредиты, оказываются в  катастрофическом положении, и это повлечет очередные банкротства, безработицу, как следствие, что уже выглядит как диагноз смертельного заболевания всей отрасли сельского хозяйства. Сюда же следует добавить до омерзения низкие заработные платы, отбрасывающие служащих этой сферы не просто за черту бедности, а на самый край, граничащий с нищетой. Тридцать- сорок тысяч тенге – таковы доходы работников сельскохозяйственной отрасли, и даже эти деньги поступают людям с перебоями, особенно в зимнее время. Отсюда и массовая миграция.

К примеру, аграрную Северо-Казахстанскую область покинуло 4952 человека только за период января-мая этого года, прибыло же – 2823. Таким образом, отрицательное сальдо миграции составило 2129 человек. К концу года эта цифра увеличится минимум в три раза. Не имея возможности зарабатывать на земле, люди уезжают за длинным тенге в города.

Что касается самих производителей, то большинство в один голос утверждали: завалить Казахстан мясной и молочной продукцией, овощами и зерном вполне себе реально, но производителям нужны большие валютные беззалоговые кредиты от 10 до 20 миллионов на длительный срок под низкий процент от Нацбанка без посреднических структур в виде «КазАгро». Увы, но при нынешних условиях большая часть мелких фермерских хозяйств предпочитает работать «в черную», без регистрации, оформления и, соответственно, без уплаты налога в казну. И вроде бы хотелось им работать честно, но вот беда: не получается. Нет в государстве рычагов управления, позволяющих мелким фермерам не потонуть.

Читайте также:  Силуанов объяснил невыполнение майских указов по рабочим местам

Вопросов, к сожалению, гораздо больше, чем ответов, вот только ответы никто не дает и, похоже, давать не собирается. Несмотря на целый ряд критических публикаций «КазахЗерно.kz», в редакцию не поступил ни один ответ из Министерства сельского хозяйства с объяснениями, хотя пресс-секретарь господина Омарова неоднократно ввязывался в полемику на страницах обсуждений, защищая начальника и призывая адресовать все вопросы ему. По всей вероятности, сказать пресс-службе просто нечего. Как и объяснить, почему кризис в сельском хозяйстве страны не проходит уже два десятилетия.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *