Кузбасс и Квинсленд: почему в Австралии не ставят памятники шахтерам

В Австралии добывают 500 млн тонн угля в год, в России — 400 млн тонн. С 1992 года в России случилось 10 крупных аварий на шахтах, в которых погибло 484 человека. В Австралии — ни одного ЧП с массовой смертью горняков, а общее число пострадавших на производстве составляет за 20 лет 52 человека.

При этом австралийцы дотошно считают тех рабочих, кто пострадал случайно, оказавшись под колесами карьерного грузовика или упав с высоты, нарушая правила техники безопасности. У нас же речь идет о массовой гибели людей во время ЧП.

Почему столь ужасающая разница в потерях угольщиков? Этим вопросом задался известный предприниматель из Прокопьевска Андрей Герман. И вот к каким выводам он пришел:

«Я часто сравниваю угольную отрасль России и Австралии. Или угольный регион Кузбасс с угольным регионом Австралии. Связано это с тем, что у нас одного порядка объем добычи угля, но все другое очень разное. В Австралии добывают примерно 500 млн т угля, а в России 400. Дальше все очень разное. Отношение к углю, к угольной сфере.

С одной стороны никто не молится на уголь, как происходит, например, у нас в Кузбассе. Хотя уголь добывают, наверное, в каждом штате Австралии. В столице самого угольного региона Квинсленде Брисбен не найти памятники шахтерам, углю (возможно они где-то есть) и прочим атрибутам угольной промышленности. Брисбен один из туристических городов и его трудно связать с угольной отраслью.

С другой стороны,

Зарплаты в угольной промышленности самые высокие в стране. Выше даже чем в финансовом секторе или у врачей. Шахтеры получают 120т$-150т$ и даже 200т$. Это зарплаты именно шахтёров, а не руководства.

Читайте также:  В Петербурге умер студент СПбГУ, который получил пулю в голову на Невском проспекте

 

Следующее, что нас разнит это размещение угольных предприятий. У нас шахты и разрезы находятся в населённых пунктах или рядом с ними, а в Австралии такого нет. Добыча происходит далеко от населённых пунктов.

Мы серьезно отстаем в производительности труда. В Австралии при добыче 500 млн т угля занято шахтёров всего 38 тысяч человек, а всего всех, кто прямо или косвенно занято 150 тысяч человек. У нас же при добыче 400 млн т угля в угольной отрасле работает 150 тысяч человек и ещё 500 тысяч человек в смежных.

 

 

А это типичная картинка Кузбасса зимой, когда выхлоп котельных покрывает неубранный во дворах снег

Фото:Соцсети

 

Столица шахтерского края Австралии — город Квинсленд

Фото:Фейсбук

 

Низкие зарплаты сдерживают технологическое развитие. Зачем вкладываться в технологии, если можно дешево нанять рабочую силу? Ещё наши угольные отрасли сильно отличаются по экологическим стандартам. У них даже есть угольные генерации с нулевым выбросом СО2.

Важно, что университеты Квинсленда входят в рейтинги лучших вузов мира, а вузы Кузбасса не входят даже в рейтинги лучших вузов страны. Т. е даже одни и те же отрасли промышленности могут в разных странах сильно отличаться. Вопрос лишь в отношении к людям. Как понимаете, уголь и австралийские собственники предприятий и наши собственники предприятий продают по одной и той же рыночной мировой цене. Но результат абсолютно разный.

КСТАТИ

Сейчас некоторые считают, что шахтеры в советское время в пятницу брали билет на самолет до Сочи, а в понедельник возвращались домой на работу. Я с этим мнением не хочу спорить. Кто так думает, пусть думает. Я вырос в Прокопьевске, где все дороги шли мимо шахт. Жил я в рабочем районе. Вокруг одни шахтеры и рабочие с резинового завода, которые жили либо в бараках, либо в частных домах.

Читайте также:  СМИ публикуют новые данные по расследованию крушения рейса MH-17

У меня и дед, и отец, и брат мамы были шахтерами. И никто из них на выходные не летал в Сочи. Жили в бараках. Вокруг района была территория, которая называлась обвалы, обвалы от шахт. Это было местом отдыха людей.

 

Обвалы заливались водой и люди в них купались. Зимой катались с «горок» , с тереконников. Конечно, много детей и взрослых там погибали. Когда мужья гибли на шахтах, то вдов утешали словами, что жизнь наладится, квартиру дадут, детям помогут. Как понимаете, все были очень скромного достатка. Ни дед мой, ни брат мамы ни разу не были на море. Пока отец работал в шахте, а мама на заводе в лаборатории не было какого-то достатка. Когда мама ушла с завода в торговлю, тогда достаток пришёл). К тому я это говорю, что, по-моему опыту, уголь никогда не приносил людям радость, достаток. Жалко погибших шахтёров и их семьи. Не знаю, сегодняшние выплаты помогут ли семьям».

П.С. — от редакции:

После трагедии в «Зимней вишне» осудили 8 человек, но о долларовом миллиардере Денисе Штенгелове, которого называют реальным собственником торгового центра, никто кроме журналистов не вспомнил.

Такая же ситуация с «Листвяжной», которой владеет компания «СДС-Уголь». Ведь там все шло к трагической развязке. Весной этого года шахту проверял Ростехнадзор, обнаружил 139 нарушений. Тогда к административной ответственности привлекли само юрлицо и более 20 должностных лиц и сотрудников. Однако ничего не изменилось.

И сейчас владельцы «Листвяжной» скорее всего выйдут сухими из воды. Ну, выпишут штраф на компанию – она и так вся в долгах, посадят директора – они нового назначат. А наплевательское отношение к безопасности производства, экономия на жизни и здоровье людей останутся.

Читайте также:  "Страшные, толстые, старые" стюардессы выступили против дискриминации

В результате взрыва и задымления на шахте «Листвяжная» погиб 51 человек

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *