Марк Солонин — о процессе по MH-17: обвинение не назвало организаторов преступления

На своём ютуб-канале историк Марк Солонин (по образованию и первоначальному роду деятельности — авиационный инженер-конструктор) подробно прокомментировал обвинительное заключение, зачитанное государственным прокурором Нидерландов в суде Гааги в рамках процесса по гибели Boeing (рейс MH-17).

«Что же, на мой взгляд, представляет большой общественный интерес в деле о крушении MH-17.

Ровно два вопроса: первый и второй.

Первый: что произошло? Что произошло с этим «Боингом» 17 июля 2014 года, в небе над Донбассом?

И второй вопрос: почему это произошло? Подчёркиваю – не «зачем» произошло, «зачем» — это умысел, а может быть, там и не было никакого умысла. Почему это произошло?

Пункт номер 1, что произошло. В общем, первые догадки, достаточно обоснованные, по этому поводу появились в первые же часы после трагедии, когда российские телеканалы с радостью и гордостью сообщили о том, что ополченцы Новороссии сбили украинский самолёт.

Дальше, как вы помните, потоком пошли фотографии «Бука», пусковой установки, движущейся в тех местах; потом появились перехваты, потом появились фотографии обломков самолёта с более чем характерными пробоинами. И, наконец, последние вопросы отпали, когда 13 октября 2015 года голландский Совет безопасности, технический орган, занимавшийся техническим рассмотрением вопроса, предоставил гигантский – по-моему, 250 страниц, мелким почерком – технический отчёт, после которого всё всем стало очевидно и понятно.

Самолёт, Boeing, рейс MH-17 был сбит зенитной ракетой комплекса «Бук» — российского комплекса, доставленного на Донбасс с территории Российской Федерации; туда же он и убыл, после того, что произошло то, что произошло.

Запуск произошёл с сельскохозяйственного поля в районе населённого пункта Снежное, то есть с территории, которая на тот момент контролировалась незаконными вооружёнными формированиями, которые были подконтрольны Российской Федерации, на тот момент.

Вот это вот стало понятно, ещё раз повторяю, это сколько уже (прошло) – октябрь 2015 года, — то есть шесть лет назад. Шесть лет назад, как это понятно всем вменяемым людям во всех уголках Земли.

В этой трагедии погибли и австралийцы, и малазийцы, и голландцы, и англичане, в общем, граждане разных стран мира.

Что нового мы узнали из того обвинительного заключения, которое два дня зачитывал прокурор, — и я вангую, что оно же и войдёт и в приговор, но приговор будет никак не раньше осени следующего года, представьте себе, вынесен.

Читайте также:  Министр финансов назвал, как изменятся цены на бензин по отношению к инфляции

Нового – ничего.

Полностью подтверждена именно эта версия: да, самолёт был сбит ракетой комплекса «Бук», запущенной с поля около Снежного. Практически все те аргументы, факты, фотографии, записи и так далее, то, что было раньше предъявлено – были подтверждены.

Появилось много нового. Появились протоколы допроса свидетелей. В частности, двенадцать человек дали показания суду о том, что они лично наблюдали доставку этой установки буквально на точку запуска, а не вообще её перемещения по Донбассу; видели и слышали момент запуска и так далее.

То есть то, что знали все вменяемые люди – было подтверждено.

Ну а что касается отравленных российской пропагандистской машиной людей, ласково называемых «ватниками», ну, я думаю, они получили новое подтверждение своей веры.

Они и раньше верили, а теперь они укрепились в своей вере, что Россия, как единственный остов духовности, окружённый злобными пи********, которые хотят отобрать нашу духовность, украсть наш газ, американцы гадят, англичанка гадит, и вот теперь они тоже ещё и суд в Гааге подкупили, так же, как они перед этим подкупили и взяли в свои руки киевскую хунту, которая всё это дело и совершила.

Да, к сожалению, по опросам более 90 % россиян так отвечают, но даже с поправкой на то, что в нынешней ситуации в России отвечать надо, подумав, что ты отвечаешь на улице, всё равно, конечно, проценты пугающие. Ну, что делать? Ну, больных, наркоманов нельзя же переубеждать – их надо лечить, спасать, но не переубеждать. С этим пунктом всё понятно.

Переходим ко второму пункту, гораздо более важному и сложному: а почему произошло то, что произошло?

Ведь у зенитной ракеты даже российская аббревиатура – ЗУР, то есть зенитная управляемая ракета. Она управляемая, она сама собой не летает. Как так получилось, что она попала и уничтожила пассажирский самолёт?

Но вот этот вопрос, как так получилось, он распадается на много вопросов, начиная с самого начала: а как вообще огневая установка смогла покинуть пределы воинской части?

По мнению следствия и прокуратуры предполагается, что это была российская бригада ПВО, расположенная в Курске. Как она вообще могла выйти за ворота?

Её украли? Было вооружённое нападение на базу? Нет.

Был приказ? Ну, невозможно в армии без приказа. Без приказа в армии военнослужащий в увольнительную не выходит за ворота. Был приказ? Что было в приказе? Какая была поставлена боевая задача?

Читайте также:  В Москве придумали, как искоренить коронавирус отчетами и предписаниями

Не может быть приказ: съездите, посмотрите, чего там вообще. Так не пишется. Был приказ, была поставлена боевая задача.

Как в этом приказе решался вопрос, в частности, о селекции целей? Ну, они же знали, что установка едет туда, где в небе летает пассажирский самолёт, по крайней мере, такое возможно.

Причём, заметьте, люди, которые составляли этот приказ, ну, над ними снаряды не летали, пули не свистели, никакого цейтнота не было, было время об этом подумать.

Когда она (установка) прибыла на территорию, контролируемую российскими боевиками, кто ею управлял? Кому она была передана в оперативное подчинение?

Или она вообще никому не передавалась? Или она по-прежнему управлялась из Курска? Или из Москвы? Или – откуда?

 

А кто осуществлял целеуказание? Ну и, наконец, последний вопрос: что же, собственно, произошло, и почему на боевые расчёты этой установки нажал кнопку и осуществил перехват?

Большой комплекс вопросов, на которые нет никакого ответа. Его и не было с первых недель.

У меня его нет по сей момент. По-моему, и ни у кого нет внятного ответа на этот комплекс вопросов.

Есть огромный набор вариантов ответа в широчайшем диапазоне, начиная, на краю диапазона – это технический отказ. Такое бывает? Да, такое бывает. Техника ломается. Любая техника ломается. Тем более старая ракета, едва ли не советского производства, двадцать лет провалявшаяся на складе.

Да, произошёл несанкционированный запуск. Бывает такое? Бывает. А экипаж тут же выключил подсветку. А тумблер не сработал. Бывает такое? Бывает. Технически это возможно.

Было ли это на самом деле – вопрос другой.

На другом краю диапазона возможных вариантов – чудовищная история о том, что был произведён преднамеренный перехват, преднамеренное уничтожение пассажирского самолёта с чудовищной целью создания casus belli, создания повода для развёртывания полномасштабной войны, в результате которой могли бы погибнуть десятки тысяч, если не больше, людей.

Технически это возможно? Да, конечно. Эта ракета обладает и гораздо большими возможностями, нежели сбить вот этот вот медленно – с точки зрения ракеты – летящий самолёт.

Можно ли предположить, что российские спецслужбы организуют провокации? Да, такое предположить можно. Но из этого вовсе не следует, что это произошло на самом деле.

Читайте также:  Топ-5 главных литературных утопий

Итак, что же мы узнали в результате того расследования и того обвинительного заключения, которое уже практически в этой части озвучено? Мы не узнали ни-че-го.

Ни на один из вопросов, подвопросов, четвертьвопросов мы не получили никакого ответа.

А почему? А потому что на скамье подсудимых физически нет вообще никого.

Виртуально на скамье подсудимых находится четыре подсудимых, это четыре физических лица, не занимавших – и по сей день не занимающих — никаких должностей ни в военной, ни в административной, ни в политической структуре Российской Федерации.

Обсуждать были ли они заказчиками и организаторами вот этого всего – ну, это можно не обсуждать и это даже не обсуждается. А по вопросу, были ли они непосредственно исполнителями, не они ли нажимали кнопку, — прокурор многократно сказал: «Конечно, нет, эти четверо кнопку не нажимали и внутри пусковой установки не были».

Что же они делали, что им вменяют? В чём их преступные действия? Смотрим на экран.

 

Фото:youtube.com

 

Фото:youtube.com

«По поручению и в сопровождении подозреваемых пусковая установка была доставлена на место стрельбы». Это машинный перевод с голландского языка, с официального сайта голландской прокуратуры.

Ну, то есть, если приводить такие простые жизненные примеры, это примерно то же самое, что таксист, который из точки А в точку Б перевёз киллера.

Вот что-то наподобие этого они сделали. Но тут возникает интересный вопрос: а с «киллером» этот «таксист» вообще как-нибудь взаимодействовал?

Труднее всего всегда доказать отсутствие чего-то.

Поэтому, тут, уважаемая публика, вам надо либо поверить мне, либо зайти на сайт голландской прокуратуры и прочитать весь доклад, автоперевод работает.

В этом огромном тексте, который зачитывался два часа, нашёлся один абзац, один единственный фрагмент – он перед вами, в котором упоминается вообще какое-то взаимодействие обвиняемых, подсудимых с экипажем.

 

Фото:youtube.com

Раздел 3-4-5-5: “Пулатов (обвиняемых) ищет связи с экипажем «БУК-Телар»”.

…Цитирую: “Хотя перехваченных телефонных разговоров с номера, заканчивающегося на 6335 – нет, на основании других результатов расследования можно сделать вывод о том, что пользователь этого номера находится в контакте с экипажем «Бука» или является одним из членов экипажа «Бука»”.

Это всё. И никаких других следов взаимодействия четырёх подозреваемых с экипажем «Бука», то есть с исполнителями самого низшего ранга, это никакие не организаторы, — нет».

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *