Михаил Делягин: Минфин недооценил живучесть пенсионеров

К президентским выборам Россия подойдет с триллиоными долгами и армией полиции

Новая волна коронабесия, накрывающая Россию на фоне либеральной политики вымаривания страны искусственно созданным денежным голодом, лишают смысла досужие домыслы политологов о «транзите власти»: на повестке дня стоит вопрос о ее существовании.

При продолжении одичания правящей тусовки шанс России просто не дожить до президентских выборов весьма велик, — и не только из-за разрушительной политики власти, но и в силу ее самодискредитации.

Чего стоит провозглашение президентом Путиным здравоохранения, социальной помощи и национальной экономики главными приоритетами перед теми самыми депутатами Госдумы, которым прямо сейчас предстоит утверждать бюджет, максимально сокращающий именно эти, приоритетные для президента, статьи расходов?

В 2022 году общая величина расходов федерального бюджета с учетом роста цен сократилась на 3%.

Главным «парией» Минфина стало здравоохранение: расходы на него в 2022 году сократятся в реальном выражении на 12,1%, а к 2024 — на 18,6%. И это после прошедшей «оптимизации», лишившей огромные массы населения России доступа даже к отнюдь не квалифицированной и своевременной медицинской помощи!

Плановая медпомощь прямо в день выступления Путина была почти прекращена в 11 регионах, а квалификация оставшихся врачей упала до чудовищно низкого уровня, как и качество самого лечения.

По данным Росстата, «сверхсмертность», вызванная прежде всего фактической ликвидацией здравоохранения и вымариванием страны искусственно созданным денежным голодом, в расчете на душу населения превысила в 2020 году число расстрелянных в ходе «ежовщины» в 1937 году. Реализация заложенного в бюджет сокращения финансирования здравоохранения обеспечит фактическое убийство государством еще большего числа граждан России.

Второй по масштабам сокращения расходов стала физкультура и спорт — в реальном выражении на 11,5% в 2022 и почти вдвое (на 42,6%) к 2024 году. На спорт высших достижений они сократятся к 2024 году лишь на 17,9% (на физкультуру — на 13,3%), а максимальный удар пришелся на массовый спорт: реальные расходы на него сокращены в 3,5 раза.

Третий источник сокращения расходов — межбюджетные трансферты: в реальном выражении в 2022 году на 9,8%, а к 2024 — на 12,3%. Урезание финансовой помощи регионам, деньги из которых продолжает высасывать центр, углубляет разрывы между ними, способствует расширению зон депрессии и застойной нищеты, разрушает экономику, ведет к росту социально-политической и этноконфессиональной напряженности.

Читайте также:  Путин назвал главные качества полицейского

Четвертой по масштабам урезания статьей расходов стала социальная политика с входящим в ее состав пенсионным обеспечением. Реальные расходы на социальную политику в 2022 году сократятся на 9,6%, а к 2024 их снижение составит 8,2%. Динамика пенсионных расходов иная: их реальное сокращение относительно уровня 2021 года вырастет с 8,3% в 2022 до 13,6% в 2024 году.

Планы Минфина по сокращению пенсионных расходов логичны: повышение пенсионного возраста сокращает число пенсионеров прекращением выхода на пенсию и форсированным умерщвлением «лиц предпенсионного возраста» заведомо непосильным для них трудом, лишением средств к жизни (работодатели стремятся избежать их найма) и организацией сильнейших психологических стрессов из-за неопределенности их положения.

Но изменение структуры пенсионных расходов свидетельствует о необоснованности расчетов Минфина: при заложенном в бюджет 2021 года сокращении доли пенсионных расходов с 18,9% в 2018 году до 15,0% реальные расходы по этой статье за январь-август снизились лишь до 16,5% (845 млрд.руб. на выплату пенсионерам 10 тыс.руб. перед выборами учтены отдельно).

Вероятно, Минфин недооценил живучесть пенсионеров, — но это касается и перспективы до 2024 года.

Пятая по масштабам сокращения расходов — национальная экономика: в реальном выражении расходы снизятся в 2022 году на 7,9%, а к 2024 на 12,3%. Это выражает отказ от прямых обязанностей государства по обеспечению развития страны.

Ритуальные стенания либералов о милитаризованности бюджета разоблачаются динамикой реальных расходов на оборону: в 2022 году они сократятся (хотя и лишь на 0,2%), а по итогам трех лет увеличатся на совершенно недостаточные 1,3%.

Интересна динамика реальных расходов на ЖКХ: снижение в 2022 году на 2,2% сменится уже в 2023 году фантастическим скачком на 14,0%, после чего запланировано еще более резкое сокращение, так что в целом реальное финансирование за 3 года упадет на 21,3%. Похоже, на 2023 год запланирована реформа ЖКХ (например, чреватая ужасающими злоупотреблениями передача его в концессию «новым дворянам»), требующая разового увеличения бюджетного финансирования с последующим его сжатием.

Схожую динамику демонстрируют реальные расходы на экологию: ударный рост финансирования в 2022 году (аж на 26,2%) сменится его резким сокращением, в результате чего реальные расходы 2024 года окажутся ниже уровня 2021 на 0,6%. Возможно, эта динамика выражает планы по форсированию в 2022 году «мусорной реформы».

Читайте также:  Катарский кризис: чего хотят монархи

Среди приоритетов, реальное финансирование которых намечено увеличить в 2022 году, несмотря на общее снижение реальных расходов на 3.0%, наибольшее понимание вызывает образование, реальные расходы на которое вырастут на 3,7%. Правда, затем их уменьшат, так что реальный рост за три года составит лишь 2,9%. Эта динамика вызывает подозрения, что рост расходов в 2022 году вызван насаждением дистанционного образования с разрушением того, что еще осталось от его качества.

Второй приоритет — безопасность и правоохранительная деятельность: реальные расходы на нее в 2022 году подскочат аж на 12,9%, но по итогам трех лет рост составит лишь 13,3%. Несмотря на понятный рост внешних и внутренних угроз, это увеличение чрезмерно. В конце концов, нормальное финансирование социальной сферы, ослабляя социальные причины преступности, снижают и потребность в борьбе с ней.

Но абсолютным приоритетом бюджета, финансирование которого неуклонно растет, является обслуживание госдолга. Реальные расходы по этой статье в 2022 году будут увеличены на рекордные 16,6%, а к 2024 году — на не менее рекордные 44,6%.

Захлебывающийся от денег бюджет (его резервы на 1 октября 2021 года — 18,9 трлн, руб. — превысили годовые доходы) планирует наращивание госдолга на 9,8 трлн.руб., или более чем в 1,4 раза.

Эта политика традиционна: так, в январе-августе 2021 года, несмотря на 934,4 млрд.руб. профицита федерального бюджета, чистые внутренние займы Минфина достигли 1,6 трлн.руб. и пошли на прирост неиспользуемых остатков средств (на 1,4 трлн.руб. — до 14,9 трлн.) и депозитные счета (2,89 трлн.руб. на 1 сентября 2021 года).

Государство долгие годы берет взаймы, чтобы просто оставить эти средства лежать без движения в бюджете или, в лучшем случае, тут же направить их часть на поддержку банковской системы — которая испытывает скорее избыток средств, чем их нехватку. Вероятно, либералы просто выкармливают процентными платежами по госдолгу финансовых спекулянтов за счет денег налогоплательщиков.

Столь безумная бюджетная политика производит впечатление подготовки срыва России в Майдан и лишает смысла вопрос о «выборах», и тем более «президентских».

Чтобы узнать имя преемника Путина после принятия этого бюджета, надо будет звонить в Госдеп США.

Читайте также:  США придержат санкции против России

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *