Москва то ли специально топит Лукашенко, то ли не умеет ему помочь

Две недели белорусских протестов в корне изменили ситуацию.

Еще недавно многие в России считали белорусов «такими же русскими», случайно оказавшимися в отдельном государстве. События последних дней показали, что эта страна, возможно, существует не благодаря, а вопреки воле ее многолетнего правителя, начавшего угрожать своим согражданам автоматом. Пораженные происходящим россияне даже начали местами отказываться от постсоветского названия Белоруссия, соглашаясь с непривычной для них Беларусью, пишет политический обозреватель «Немецкой волны» Иван Преображенский.

Легализация Беларуси

Будущее белорусов туманно, но одну проблему они точно уже решили. Несмотря на то, что суверенитет Республики Беларусь официально был признан Россией много лет назад, осознала и по-настоящему приняла это она только сейчас.

Беларусь решила, наконец, проблему «отложенного суверенитета». Ссылаться на самого себя — дурной тон, но тут придется это сделать. Белорусы не завоевывали в борьбе свою независимость в 1991 году, поэтому многие годы были как бы к ней непричастны, что позволило Лукашенко приватизировать суверенитет страны. Однако сейчас независимость защищает именно народ, а многолетний белорусский правитель приглашает российских советников и, угрожая автоматом в адрес своих бывших подданных, сепарирует себя от страны.

Беларусь, а не Белоруссия, оказалась в центре всеобщего внимания и пришла в Россию. Можно сказать, что на ментальной карте среднего россиянина Беларусь как раз сейчас и родилась. Пока Лукашенко рассуждал о том, что «суверенитет — это рентабельно», было понятно, что речь идет о персональном проекте белорусского лидера. Теперь же разговоры про «один народ» могут вести только те, кто все еще тоскует по СССР и БССР. Даже Кремль, хоть и ведется привычно на рассказы о белорусской оппозиции, которая хочет якобы запретить русский язык, и сам себя пугает новой «цветной революцией», не желает присылать полицейский спецназ или военных для подавления протестов в Минске и других белорусских городах. Потому что знает — этим он оттолкнет соседний народ, а значит, в перспективе — и государство.

Читайте также:  У Госдепа нет доказательств искусственного происхождения коронавируса

«Помощь» из Кремля

Что касается лично Лукашенко, то Москва то ли специально топит его, то ли не умеет ему помочь. Оно и неудивительно — всей мощью своей пропагандистской и репрессивной машины российские власти уже второй месяц не могут подавить протесты в Хабаровском крае. А в помощь минскому коллеге Кремль протянул лишь кончик коготка.

Почти неделю белорусов пугали тем, что в помощь Лукашенко Россия бросила лучшие кадры: пропагандистов и политтехнологов. Что в страну прибыли российские спецслужбы на спецсамолетах ФСБ. Белорусское телевидение заговорило языком российского Первого канала. Кроме того, активистов из стачечных комитетов вылавливают по одному. Возбуждают уголовные дела, пугают точечными репрессиями по российским лекалам. В общем, караул, русские идут!

И что на выходе? Акция «Я-батька», чьи явно российские авторы не учли, что в белорусской традиции пишут (да и говорят) скорее «бацька», намекая на аграрное прошлое Лукашенко. Уже прокол. И это не говоря про нецензурные созвучия.

Вместо ставшей уже привычной «Беларуси» — раздражающая многих белорусов «Белоруссия» от дикторов госТВ, что даже рядовым пенсионерам позволило выявить «российских штирлицев» еще до того, как Лукашенко вынуждено признал их приезд.

Лукашенко с автоматом

На этом фоне — пик неадекватности Лукашенко: страшная и одновременно жалкая клоунада с автоматом. «Всенародно избранный президент», называющий своих сограждан «крысами». 15-летний сын Коля в бронежилете, с оружием в пустом зале для совещаний.

На выходе из вертолета автомат еще «по уставу» — без магазина, как, наверное, учили белорусского правителя во время службы в погранвойсках КГБ. Но потом «рожок» уже прикреплен. В плохом криминальном боевике спросили бы: «Присоединить его к автомату или мы договоримся?». Но тут вопрос уже так не стоит. Хуже Лукашенко эту роль мог бы исполнить только другой диктатор — Аугусто Пиночет, если бы попытался в телеспектакле играть Сальвадора Альенде.

Читайте также:  Протесты едва начались, а слово "импичмент" уже прозвучало

Размахивание на камеры автоматом не похоже на систематическое запугивание несогласных. Скорее — это неуверенность в собственных возможностях, если не отчаяние. Генералы сами хватают оружие и бросаются в бой, когда теряют веру в своих солдат. Вот куда пока привела Лукашенко кремлевская «помощь». А белорусы с помощью протестов смогли вернуть себе суверенитет, ранее приватизированный многолетним правителем страны. Хотя для победы протестов одного этого, конечно, недостаточно.

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *