Муратов и Сокуров — бойцы

Полистал фейсбук. Некоторые чрезвычайно недовольны Муратовым и Сокуровым. Недостаточно были отважны эти двое! Говорили, говорили, а все вокруг да около: Путина убийцей так и не назвали. И наша закаленная на кухне принципиальность очень от этого страдает…

Байка полувековой давности: в одном академическом застолье зашел разговор о модном режиссере, и кто-то сказал про него: боец! Петр Капица мягко поправил: не боец — драчун…
Да, слова близкие, но не синонимы.

Муратов и Сокуров — бойцы. Они бьются на нашей стороне. Битва идет не первое десятилетие, и с нашей стороны много погибших, но много и спасенных. Иногда в буквальном, замечу, смысле. Возле Муратова убитых. Муратовым спасенных…

Возможность спасать в последнее десятилетие прямо связана с компромиссом, и это понятно ежу. Газета, существующая на деньги Чемезова, противостоит Путину, но красная линия проходит именно по этой персоналии. Для власти, замечу, это тоже компромисс, и еще какой, но я сейчас не про власть — я про нас, ей противостоящих.

Наш выбор, в сущности, прост, как яйцо: выйти вон (примеров несть числа), пойти на таран, сесть или погибнуть (примеров, увы, тоже выше крыши) — или найти свое место в текущей российской композиции. Каждый и выбирает для себя, как сказано Левитанским. И никто никому не указ, ибо это прежде всего вопрос органики, человеческой природы. Кому что дано, как говорится.

Я, например, совершенно не способен на аппаратные договоренности, но мне и не надо. Я частник со слабой нервной системой и могу позволить себе называть убийц убийцами. На мой вкус, это совершенно необходимая санитарная процедура.
Но — недостаточная.

На прошлом повороте истории в суммарный вектор вложились и диссидентка Валерия Новодворская, и член ЦК КПСС Александр Яковлев, светлая память обоим. Кто сделал больше для этого поворота? Ох, непростой вопрос. Впрочем, и лукавый: для того, чтобы поворот состоялся, нужны были и диссиденты, и аппаратчики.
«Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать», сказано в великом романе Роберта Пенн Уоррена. И те, у кого есть силы и умение, — делают добро из зла. «Больше не из чего».

Читайте также:  Петербуржца будут судить за анекдот и карикатуру

Идет битва. И нобелевская речь Муратова — великолепный образец концентрации на сути дела, а не словесной пене. Безукоризненный случай использования нового сильного статуса для движения в сторону реальных изменений в России — да, медленных, да, нравственно мучительных по процедуре. Но если для прекращения пыток надо опереться на Путина, значит, надо опереться на Путина! А уж цену этого компромисса Дмитрий Муратов знает как-нибудь получше драчунов, немедленно бросившихся отхлестать его по щекам за недостаточную драчливость.

…Заодно пара плюх досталась вчера и Сокурову, который продолжает ходить в Совет по правам человека при этом человеке — и говорить ему в лицо такое, о чем большинство боится подумать. Он говорит — и получает за это новые оскорбления и прямые угрозы от нашего пещерного Героя России. Сокуров! Который мог бы, не приходя в сознание, доживать свой век в заслуженном статусе классика. Но нет, мы им недовольны тоже. Почти с кадыровской принципиальностью, хотя и с противоположной стороны…

Делать добро из зла — работа не для слабых.
Давайте хотя бы не мешать.

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *