На постсоветском пространстве начинается «игра престолов»

Обострения событий на постсоветском пространстве — Белоруссия, Нагорный Карабах, теперь и Киргизия — имеют одну общую черту. Все эти страны и территории ранее считались зоной жизненных интересов России. Сегодня официальная реакция на происходящее скорее вяло-нейтральная, хотя российское участие и следы есть во всех этих зонах.

Возникает впечатление, что единая государственная политика перестает существовать как единая и цельная система (не будем обсуждать ни качество, ни целеполагание этой системы, но ранее она точно существовала, пусть и в предельно авантюристичном и архаизированном виде), теперь все отдается на аутсорс разным группам влияния или клановым группировкам в Кремле. Соответственно, возникает хаос, связанный уже не просто с рассогласованностью действий тех или иных оргпреступных организаций, а прямой их враждебностью друг относительно друга.

По сути, Россия теряет постсоветское пространство, которое теперь все более проникается пониманием того, что решения принимаются уже другими людьми и в рамках иных, чем ранее, мотивов. Фактически начинается своеобразная «Игра престолов», что совершенно неудивительно — деградация и России, и постсоветского пространства возвращает к жизни архетипичные формы и институты, в частности, институт отношений «вассал-сеньор», где вассал волен выбирать среди целого списка владетельных господ «своего» патрона и заключает с ним вассальный договор. При нарушении которого вассал снова превращается в свободного игрока и вправе выбирать нового сюзерена.

 

В Киргизии происходящее описывается именно такой формулой. Пропрезидентские силы ориентированы на Россию, но и бунтовщики, совершившие фактически госпереворот, тоже ориентированы на Россию. По всей видимости, теперь у них разные России, которые играют друг против друга. В Карабахе раздвоенность российской реакции на происходящее тоже видна невооруженным глазом — есть установка «наказать» Пашиняна (возможно, вплоть до его смещения — что вполне реально в случае поражения Армении в Карабахе), но игра за Азербайджан означает ориентацию какой-то клановой группировки (или нескольких) на совместные с Турцией интересы, причем в подчиненном или в лучшем случае партнерском положении по отношении к Турции. Но точно одно — к российским государственным интересам они не имеют ни малейшего отношения.

Читайте также:  Лукашенко наградил силовиков за безупречную службу

Суверенизация подсистем — один из ключевых маркеров распада и приближения системного сдвига. Крах единой внешней политики России, который уже невозможно скрывать и переводить его обсуждение с предметного на уровень обсуждения тех или иных эскапад официального представителя МИДа — это маркер. Это распад одной из базовых систем управления государством — ее внешней политики. Верной дорогой, что называется.

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *