Нанокапсула смерти. Кто и где мог сделать “Новичок” для Навального

Радио Свобода, Bellingcat, Der Spiegel и The Insider публикуют совместное расследование, из которого следует:

  • Разработки отравляющих веществ семейства «Новичок» не были прекращены с распадом Советского Союза и продолжаются под руководством выходцев из военных научных институтов, занимавшихся этим в советское время.
  • Ведущую роль в этих разработках играет расположенный в Москве научный центр «Сигнал», формально занимающийся экспортным контролем.
  • Еще одна ключевая организация в российской программе создания отравляющих веществ — Испытательный институт военной медицины в Санкт-Петербурге. Его руководитель Сергей Чепур неоднократно контактировал как с директором и учеными «Сигнала», так и с высокопоставленными офицерами ГРУ, в том числе незадолго до отравления Сергея и Юлии Скрипаль. Возглавляемый Чепуром институт тесно связан с петербургской Военно-медицинской академией им. Кирова, которую закончил один из «солсберийских отравителей», военный врач Александр Мишкин. Чепур неоднократно звонил как Мишкину, так и его начальнику, генерал-майору Андреею Аверьянову, командиру войсковой части ГРУ №29155.
  • Российским ученым удалось разработать новую систему доставки «Новичка» в организм: с помощью нанокапсул. Они позволяют достичь сразу нескольких целей: в частности, отсрочить его действие и «замаскировать» — оба этих фактора проявились при отравлении Навального.
  • Александр Мишкин и Анатолий Чепига («Александр Петров» и «Руслан Боширов») говорили правду в интервью Маргарите Симоньян, когда утверждали, что связаны со спортивным питанием: побочной сферой деятельности (или легендой для строго засекреченных разработок) «Сигнала» являются многочисленные БАДы и сухие смеси для спортивных напитков. Они запатентованы и внесены в лекарственные справочники, но практически ни один из них нельзя найти в открытой продаже. Производителем этих добавок по документам является институт, чей основной профиль – химическая и биологическая безопасность РФ, а также уничтожение химического оружия.

Новый «Новичок»?

Покушение на Алексея Навального сопровождалось несколькими необычными обстоятельствами. Во-первых, это нетипично для нервно-паралитических ядов большой промежуток времени между отравлением и первыми симптомами. Как сообщали немецкие СМИ со ссылкой на источник в Бундесвере, следы «Новичка» были обнаружены на вывезенной его сторонниками из гостиницы бутылке – пока нельзя сказать точно, как они там появились, но можно сделать вывод о том, что Навальный впервые соприкоснулся с отравляющим веществом не позднее, чем за 3-4 часа до потери сознания в самолете. Во-вторых, по данным ОЗХО, на этот раз была использована новая форма яда, аналогичная «Новичкам», но отличающаяся от них химической формулой.

Эти особенности могут объясняться использованием технологии, активно развивающейся в последние 20 лет в фармакологии — наноинкапсулирования, то есть помещения биологически-активных веществ в нанооболочку из другого вещества, которая после попадания в организм медленно разлагается, высвобождая «начинку» из «клетки» не сразу (см. врезку). «Новейшие достижения в нанотехнологиях могут быть использованы для модификации физических свойств боевых отравляющих веществ. Скорее всего, существует много способов используя такие методы добиться более опасной, более устойчивой и более сложной для детектирования формы отравляющего вещества», — считает Ден Казита, британский эксперт по нервно-паралитическим ядам. По мнению Марка-Михаэля Блума, биохимика и специалиста по химическому оружию (Блум — бывший сотрудник ОЗХО, участвовавший в расследовании отравления Скрипалей), инкапсуляция действительно могла использоваться для «маскировки» вещества и затруднения его точной идентификации — как и произошло в случае с Навальным. По данным источника, близкого к ведущемуся в Германии расследованию покушения на Алексея Навального, при его отравлении мог использоваться «маскировочный агент» — дополнительное вещество, предназначенное для того, чтобы направить экспертов по ложному следу.

Транспортировка Алексея Навального в специальной капсуле в клинику в Германии

Радио Свобода обнаружило в общедоступных и опубликованных в интернете документах, что в конце 2000-х годов российские военные химики действительно заинтересовались темой инкапсуляции химических веществ и опубликовали на эту тему несколько научных работ и патентов. Авторы этих материалов являлись сотрудниками 27-го научного центра Министерства обороны РФ, формально — головной российской научной военно-химической и военно-биологической организации.

Вскоре после этого специалисты по инкапсуляции, а также химики, изучавшие в российских военных институтах ингибиторы холинэстеразы (каковым является «Новичок» и многие другие отравляющие вещества), перешли на работу во вновь созданный научный центр «Сигнал» в Москве. Независимо от Радио Свобода расследовательская группа Bellingcat совместно с The Insider и Der Spiegel вышла на эту же научную организацию и установила ее связи с людьми из ГРУ, имевшими непосредственное отношение к отравлению Сергея Скрипаля и другим покушениям.

Заявки на патенты, о которых идет речь, были поданы в 2007 и 2008 годах, обе они описывают использование наноразмерных частиц для доставки лекарственных средств через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) — естественный физиологический барьер, разделяющий центральную нервную и кровеносную системы организма. Задача ГЭБ — не допускать в нервную ткань, в частности, в мозг, вредные микроорганизмы и токсины, циркулирующие в крови. Российские военные химики предложили способ преодолеть этот барьер, инкапсулируя молекулы лекарств в нано-частицы на основе либо диоксида кремния (патентная заявка 2007 года ) либо окиси аллюминия (патентная заявка 2008 года).

 

 

Наноинкапсулирование

В 2009 году в «Химико-фармацевтическом журнале» вышла обзорная статья «Наноразмерные формы лекарственных соединений». Среди ее авторов — Георгий Назаров и Сергей Галан, ученые, входящие и в число соавторов патентов 27-го Научного центра на наноинкапсуляцию. Из обзора можно понять, что российские военные химики внимательно изучили западную литературу о наночастицах, как способе доставки «лекарственных средств» к различным тканям организма, в первую очередь — клеткам нервной системы. Среди основных преимуществ такого подхода авторы называют «способность сохранять активность в течение заданного и контролируемого времени», «высокую избирательность взаимодействия с целевыми биомишенями» и «возможность контроля как интенсивности, так и времени воздействия лекарственного средства».

«Шиханоиды»

Авторы патента на наноинкапсулирование 2007 года — тогдашний глава 27-го научного центра Артур Жиров, Игорь Касаткин, Георгий Назаров, Наталья Александровская и Сергей Галан. В заявке 2008 года — те же авторы, к которым добавился Валерий Гончаров.

Из красочного буклета, выпущенного в 2018 году к 100-летию войск РХБЗ, можно узнать, что кандидат химических наук, полковник Артур Жиров возглавлял 27-й научный центр Министерства обороны с 2004 по 2010 год.

Здание 27-го научного центра Минобороны в центре Москвы по адресу Бауманская улица, дом 57 может похвастаться красивыми решетками на окнах с эмблемой войск радиационной, химической и биологической защиты:

В 2010 году на посту руководителя 27-го научного центра Артура Жирова сменяет его соавтор по патентам Игорь Касаткин. При этом сам НЦ теряет независимость — его включают в состав 33-го Центрального научно-исследовательского испытательного института МО РФ (спустя три года, в 2013 году 27 НЦ был вновь выведен из состава 33-го института). 33-й ЦНИИИ расположен в поселке Шиханы Саратовской области, здесь же раньше находился Вольский филиал института ГОСНИИОХТ, где, согласно рассказам Вила Мирзаянова, в 1970-е годы и был впервые синтезирован «Новичок». 33-й ЦНИИИ и ГосНИИОХТ в после отравления Навального были внесены в санкционный список США из-за подозрений в связях с российской программой химического оружия. В середине октября ГосНИИОХТ также попал под европейские санкции).

Ядовитые Шиханы. Как усадьба героя стала родиной «Новичка»

В начале апреля министерство иностранных дел Великобритании выдвинуло ряд аргументов, подтверждающих, что за отравлением бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии могла стоять Россия. Помимо вполне ожидаемых отсылок к репутации РФ, прозвучало и такое утверждение: «Аргументы включают…

Присоединение к находящемуся в провинциальных Шиханах испытательному институту произошло вскоре после реформы российских вооруженных сил и массовых сокращений 2009-2010 годов и, возможно, было для московского 27-го научного центра знаком падения престижа. Что же случилось с Артуром Жировым? В том же 2010 году распоряжением Владимира Путина (тогда — премьер-министра РФ) была создана совершенно новая организация, научный центр «Сигнал», руководителем которого и стал Жиров. «Сигнал» был создан в форме выделения из государственного предприятия Гостехстрой, входящего в структуру Федеральной службы по техническому и экспортному надзору.

Артур Жиров, руководитель НЦ «Сигнал»

Патенты и научные работы показывают, что вслед за Артуром Жировом в Сигнал перешли из 27-го научного центра Минобороны и его соавторы по патентам на наноинкапсулирование — Георгий Назаров, Сергей Галан, Наталья Александровская и Валерий Гончаров (а Игорь Касаткин стал новым руководителем 27-го НЦ). Помимо них в Сигнал перешли и исследователи, работавшие в 27-м центре по другим направлениям, например, Виктор Таранченко и Андрей Антохин — их работы до 2010 года касались исследования холинэстеразы и ее ингибиторов. В «Сигнале» оказались и Игорь Бабкин с Дмитрием Митрофановым — соавторы патента 27-го НЦ на «Способ получения метил 4-[(3,4-дихлорфенил)ацетил]-3-[(1-пирролидинил)метил]-1-пиперазинкарбоксилата» (заявка 2007 года). Как можно понять из аннотации, это вещество относится к классу агонистов опиатных к-рецепторов. К этому же классу относятся, например, карфентанил и ремифентанил — токсины, смесь которых российские спецслужбы использовали при штурме театрального центра на Дубровке в ходе теракта 2002 года (от последствий применения «усыпляющего» газа тогда скончались более ста заложников).

Читайте также:  Виновником столкновений с цыганами в Чемодановке назвали Запад

Как стало известно расследовательской группе Bellingcat, в личной переписке люди, имеющие отношение к созданию отравляющих веществ в России, до сих пор называют себя «Шиханоидами» — в честь места, где впервые был синтезирован «Новичок».

Радио Свобода внимательно изучило госзакупки, патенты и открытые научные публикации, связанные с НЦ «Сигнал» (подробнее о самом центре и его деятельности — в дальнейших главах). В этих данных мы обнаружили, что московский «Сигнал» тесно сотрудничает с петербургским Научно-исследовательским испытательным институтом военной медицины МО РФ (ГНИИИ ВМ) и его директором Сергеем Чепуром. Сергей Чепур, в свою очередь, независимо от расследования Радио Свобода заинтересовал исследовательскую группу Bellingcat и The Insider.

Чепур и ГРУ. Как планировали отравление Скрипалей

Сергей Чепур, глава ГНИИИ ВМ МО РФ

Сергей Викторович Чепур, возглавляющий ГНИИИ ВМ с момента образования института в 2015 году, привлек внимание Bellingcat после того, как оказалось, что его номер является одним из самых часто встречающихся в биллингах звонков генерал-майора Андрея Аверьянова, командира войсковой части 29155.

Аверьянов, как показали предыдущие расследования Радио Свобода и Bellingcat, фактически руководил людьми, которых британские власти считают исполнителями покушения на Сергея и Юлию Скрипаль, в том числе Анатолием Чепигой (он же, по версии России – «турист Руслан Боширов»). Чепига даже был одним из почетных гостей на свадьбе дочери Аверьянова, состоявшейся в 15 минутах езды от базы «Сенеж» российских «Сил специальных операций».

Чепига на берегу Сенежа и безликий генерал ГРУ

Расследование Радио Свобода и Bellingcat

О войсковой части 29155, которую The New York Times называла «секретным подразделением ГРУ для совершения диверсионных операций в Европе», Радио Свобода впервые написало еще в июле 2018 года. В марте 2012-го приказом бывшего министра обороны России Анатолия Сердюкова военнослужащие одного из структурных подразделений этой части были поощрены ежемесячной надбавкой к зарплате «за особые достижения в службе». Наряду с ними поощрение коснулось еще двух частей: командования «Сил специальных операций» в подмосковном Сенеже (в/ч 99450) и «хакерской» части ГРУ 74455, сотрудники которой были признаны американскими властями виновными во вмешательстве в президентские выборы в 2016 году.

По неофициальным данным, часть 29155 является 161-м центром подготовки специалистов ГРУ, то есть по сути тренировочной базой – однако после событий 2013–2014 года в Украине и в преддверии аннексии Крыма цели и задачи, к которым готовили сотрудников ГРУ в подразделениях части 29155, стали гораздо более специфическими.

В частности, именно войсковая часть 29155, как ранее выяснили в Bellingcat, стоит за отравлением «Новичком» болгарского предпринимателя Емельяна Гебрева. Позже информацию о том, что к этому преступлению причастно ГРУ, подтвердили болгарские власти.

Радио Свобода ознакомилось с данными биллинга телефонных звонков Сергея Чепура, к которым удалось получить доступ расследовательской группе Bellingcat. Они показывают, что глава научно-исследовательского испытательного института военной медицины Минобороны звонил Андрею Аверьянову как минимум 65 раз в период с мая 2017 по сентябрь 2019 года, причем из списка звонков и СМС самого Аверьянова часть этих данных была кем-то удалена.

Как показывают данные телефонных звонков Сергея Чепура, он многократно звонил не только Аверьянову, но и трем другим офицерам ГРУ из войсковой части 29155, в том числе военному врачу Александру Мишкину («Александру Петрову», еще одному «солсберийскому отравителю»), а также Денису Сергееву («Федотову»), который, как показали предыдущие расследования, также участвовал в операции по отравлению Скрипалей. Среди частых контактов Чепура также был Александр Ковальчук, который, как утверждают в Bellingcat на основании имеющихся у группы документов, является военным врачом в части 29155.

Многие из этих звонков были сделаны незадолго до отравления Сергея и Юлии в марте 2018 года.

Британские эксперты в Солсбери на месте, где были обнаружены без сознания бывший полковник ГРУ России Сергей Скрипач и его дочь Юлия, 8 марта 2018 года

18 января 2018 года, менее, чем за 2 месяца до отравления в Солсбери, Сергей Чепур, как показывает биллинг его звонков, совершил однодневную поездку в Москву, во время которой его телефон практически все время регистрировался в непосредственной близости со штаб-квартирой ГРУ на Хорошевском шоссе. В этот день он несколько раз звонил Александру Мишкину, а также руководителю одной из московских химических лабораторий, аккредитованных ОЗХО.

Ключевым днем в планировании отравления Скрипалей, вероятно, стало 27 февраля. В этот день Чепур вновь прилетел в Москву, где снова провел три часа в штаб-квартире ГРУ. Там же в этот день регистрировались телефоны Александра Мишкина и Александра Ковальчука (скорее всего, в этот момент и решалось, кто из них отправится в Солсбери).

Вслед за этим Чепур направился в 27-й научный центр Минобороны – как свидетельствуют имеющиеся в распоряжении Bellingcat данные телефонных звонков, в компании упоминавшегося выше ведущего специалиста «Сигнала» по фосфорорганическим соединениям и бывшего сотрудника 27-го центра Виктора Таранченко. Утром, сразу после прилета, Чепур говорил с несколькими ведущими сотрудниками «Сигнала» по телефону.

Связи офицеров ГРУ и руководителей «Сигнала» и ГНИИИ ВМ»

Как показывают данные телефонных звонков Чепура, он контактировал не только с Таранченко и другими химиками «Сигнала», но и с директором научного центра Артуром Жировым. Более того, 31 января 2018 года во время очередной поездки в Москву Чепур лично посетил «Сигнал», побывав в одном из помещений центра на Нагатинской улице. Среди абонентов, с которыми Чепур общался незадолго до отравления Скрипалей, был также заместитель Жирова и специалист по ингибиторам холинэстеразы Андрей Антохин.

Имеющиеся в распоряжении Bellingcat данные также показывают, что Сергей Чепур неоднократно контактировал с ведущими учеными из 33-го Центрального научно-исследовательского испытательного института Минобороны в Шиханах, включая его тогдашнего директора Сергея Кухоткина.

Тревожный «Сигнал» для Навального

На скупо наполненном официальной информацией сайте научного центра «Сигнал» говорится, что его основным видом деятельности является «экспортный контроль», а сам центр подчиняется Федеральной службе по техническому и экспортному контролю – ФСТЭК России. Это ведомство контролирует перемещение через российскую границу ряда товаров, в том числе ядерных материалов и технологий двойного назначения, а также некоторых химикатов. Кроме этого, проверяется причастность иностранного партнера российской компании к военным разработкам и терактам. В обязанности ФСТЭК также входит защита секретной информации.

У «Сигнала» есть и второй, полузаброшенный сайт на бесплатной платформе, где опубликован подробный список (сохраненная копия) материалов, в отношении которых центр осуществляет экспортный контроль: в их числе ферменты, катализирующие распад отравляющих веществ, химические средства для борьбы с массовыми беспорядками, живые культуры и инфицированные этими культурами биологические материалы.

Адрес, указанный на официальном сайте «Сигнала» – Москва, улица Оленья, д. 8. По этому адресу на территории парка Сокольники находится комплекс зданий Центрального военного клинического госпиталя имени П.В.Мандрыка Министерства обороны РФ. «Сигнал» занимает 5 из них: как следует из новости (сохраненная копия) на сайте московской мэрии, в октябре 2016 года градостроительно-земельная комиссия Москвы одобрила их реконструкцию.

Но в официальных документах ФСТЭК этот адрес указан как юридический, а фактический отсылает к серому брутальному советскому зданию на Нагатинской улице, д. 16А, за которым кроется огромная территория бывшего артиллерийского полигона. Этот же адрес фигурирует и в документах госзакупок. Здесь расположен Центральный научно-исследовательский институт химии и механики (ФГУП «ЦНИИИХМ») – «ведущая научная организация России в области прорывных научно-технических решений в интересах обороны и безопасности государства, [которая] занимает передовые позиции в разработке наукоемкой конкурентоспособной продукции двойного и гражданского назначения для базовых отраслей промышленности». Это цитата с сайта ассоциации государственных научных центров «Наука», в которую ЦНИИХМ входит вместе с более, чем 40 другими организациями, включая попавший под европейские санкции из-за примененного против Алексея Навального «Новичка» ГосНИИОХТ — Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии, в филиале которого в Шиханах это отравляющее вещество начали разрабатывать в 70-х годах прошлого века. Сайт самого ЦНИИХМ сейчас находится в «режиме технического обслуживания».

Читайте также:  Трибунал ООН по морскому праву отверг обвинения РФ в адрес украинских моряков

ЦНИИХМ, как и «Сигнал», подчиняется службе по техническому и экспортному контролю.

Нагатинская улица, комплекс зданий ЦНИИХМ, где расположен НЦ «Сигнал»

Несмотря на то, что формальная роль «Сигнала» — экспортный контроль, этот научный центр ежегодно осуществляет закупки реагентов и оборудования на сотни миллионов рублей. Суммы растут из года в год: более 500 миллионов в 2017-м, 669 в 2018-м, почти 800 миллионов в 2019-м. Закупаемого оборудования, говорит пожелавший остаться анонимным собеседник Радио Свобода, работающий в области молекулярной биологии и генетики, хватило бы на полное оснащение нескольких научных институтов.

С момента создания «Сигнала» из научных работ и патентов его сотрудников практически полностью исчезают тематики ингибиторов холинэстеразы и наноинкапсулирования, хотя некоторые намеки на продолжение исследований в этих направлениях можно найти в списке госзакупок, оборудования и открытых научных публикаций НЦ «Сигнал». Кроме того, в этих данных легко найти подтверждение, что «Сигнал» тесно сотрудничает с петербургским Государственным научно-исследовательским институтом военной медицины МО РФ (ГНИИИ ВМ): на это указывают как совместные научные работы ученых из обеих организаций, так и закупочная документация.

Согласно данным системы Контур-Фокус, «Сигнал» всего 3 раз за свою историю участвовал в государственных тендерах в качестве исполнителя. Два из этих контрактов, причем самые дорогие, на 65 и 12,5 миллионов рублей, московский центр выполнял в интересах возглавляемого Сергеем Чепуром ГНИИИ ВМ — в одном случае это была «Разработка наборов реагентов для выявления возбудителей опасных трансмиссивных заболеваний вирусной и риккетсиозной природы с помощью полимеразной цепной реакции в режиме реального времени», шифр «Александрит» (2014 год), во втором — «Выполнение составной части научно-исследовательской работы шифр «Фальцет-С»» (2016 год).

Работа по шифру «Александрит» (она связана с химическим синтезом, а не с экспортным контролем) в итоге привела к открытому коррупционному скандалу, из-за которого НЦ «Сигнал» почти единственный раз, кроме короткой заметки о реконструкции корпусов на Оленьей улице, удостоился внимания прессы. В марте 2020 года «Фонтанка» рассказала об уголовном деле, возбужденном в отношении сотрудника ГНИИИ ВМ Александра Никифорова. Александр Никифоров, по версии следствия, инициировал контракт с «Сигналом» на выполнение работ по шифру «Александрит», тогда как в действительности контракт выполнял субподрядчик, компания ИФК «Сильвер Фарм», не имеющая лицензии на работу с соответствующими патогенами.

ГНИИ ВМ: «Губили свиней, собак и обезьян»

ГНИИИ ВМ занимает несколько корпусов советской постройки на краю Ржевского лесопарка на восточной окраине Санкт-Петербурга. Согласно лаконичной справке на сайте МО РФ институт, закрытый с 2011 года, был «воссоздан» на основании распоряжения правительства от 27 мая 2015 года, ровно через месяц после неудачной попытки отравления болгарского предпринимателя Емельяна Гебрева.

Комплекс зданий ГНИИИ ВМ, Санкт-Петербург

Чуть больше об истории ГНИИИ ВМ можно узнать из текста, опубликованного на вики-сайте wikimapia.org: например, что будущий ГНИИИ ВМ был создан в 1969 года на базе Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова и с тех пор несколько раз менял название и структурное подчинение. «Среди наиболее важных достижений учёных Института следует выделить изучение препаратов, воздействующих на холинергическую синаптическую передачу, (…) эффектов фосфорорганических ингибиторов, (…) а также препаратов для широкого клинического применения в основном с антихолинэстеразной направленностью», — говорится в справке.

Одно из редких упоминаний военно-медицинского института на Ржевке можно найти и в книге военного врача Андрея Ломачинского «Курьезы военной медицины и экспертизы». Речь идет о середине 1970-х.

«Садизм в том заведении был поставлен на широкую ногу. Там работала целая куча его коллег, занимавшихся облучением живых организмов 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Они, правда, славы доктора Менгеле не сыскали и под международные трибуналы не попадали, потому, что губили свиней, собак, да обезьян. (…) На Ржевке имелись камеры. Перед техническим совершенством этих камер камеры Освенцима казались бездарной грубой кустарщиной. В лабораторных камерах экспериментальной военной медицины регулировалось всё – от скорости потока воздуха, его влажности и температуры, до уровня шума, освещенности и малейших колебаний концентраций тех полезных (для обороны, а не для организма) химических соединений», — писал об институте Ломачинский.

Расследовательская группа Bellingcat совместно с The Insider и Der Siegel выяснила по открытым публикациям, патентам и закупкам, что и в последние годы деятельность ГНИИИ ВМ имеет отношение к токсикологии, нейрохимии и испытанию отравляющих веществ на животных. Генеральный директор института, Сергей Чепур — соавтор учебника «Нейрохимия. Коротко о главном». Его заместитель Владимир Быков вместе с другими сотрудниками ГНИИ ВМ, в частности, тем же Чепуром, а также Михаилом Юдиным — авторы целого ряда экспериментальных работ об отравлении органофосфатами. Еще один сотрудник того же института, Генрих Софронов (академик РАМН) — автор учебника «Экстремальная токсикология» (есть в нашем распоряжении), описывающего практические аспекты применения химического оружия.

Обращает на себя внимание также патент «Фармацевтическая композиция и способ ее ингаляционного введения», заявка на который была оформлена в 2010 году. Среди авторов заявки все те же Чепур, Быков, Юдин и Никифоров. В патенте описывается микроразмерная фармацевтическая композиция веществ, в частности, действующих «на центральную нервную систему, периферические нейромедиаторные процессы» и способ ее введения «через рот в виде сухого или жидкого аэрозоля».

Что делают в институтах. Фентанил, базилик и генетика

О том, как «Сигнал» использовал закупленное на несколько миллиардов рублей оборудование (см. врезку), можно отчасти судить находящимся в открытом доступе публикациям и патентам сотрудников центра.

Как уже было сказано, начиная с 2010 года из открытых публикаций исчезает все, что связано с наноинкапсулированием и ингибиторами холинэстеразы. Исключения редки. Вот один из примеров: Владимир Таранченко (до 2010 года — ряд работ по ингибиторам холинэстеразы) в качестве сотрудника НЦ «Сигнал» уделяет, судя по открытым публикациям, много времени исследованию химических веществ в растениях с помощью масс-спектрометрии. Он исследует и листья базилика, и кору коричника, и горянку коротконожковую. Есть у него и статья об определении растительного токсина рицина. Но в одной из работ этого ряда — она касается извлечению веществ из серпухи венценосной — речь идет о получении сорбента на поверхности наночастиц диоксида титана, именно такие частицы широко используются для наноинкапсуляции в фармакологии, косметологии и пищевой промышленности.

Вот другой пример: Георгий Назаров (соавтор патентов Жирова по наноинкапсуляции) в последние годы выпустил несколько работ по генетическим факторам токсикологических отравлений (об этом ниже), но в статье 2015 года он изучал микронизированную форму стероидного лекарственного препарата — то, как работает в организме распыленный до микрочастиц препарат.

Помимо этого, на продолжение работ по инкапсулированию указывают госзакупки НЦ «Сигнал»: начиная с 2017 года центр регулярно, 1-2 раза в год закупает «реагенты для инкапсулирования».

 

 

Реакторы, спектрометры, секвенаторы и детектор лжи

В целом, в открытых научных работах Сигнала можно условно выделить несколько общих направлений: это статьи об использовании масс-спектрономии для определения различных веществ, главным образом, в растительном сырье, статьи о поведении крыс, статьи о связи генетики и токсикологии, и, наконец, статьи об опиоидных к-рецепторах.

Сотрудники «Сигнала» опубликовали нескольких работ о влиянии генетических факторов на степень отравления различными веществами и наоборот — воздействии отравления на экспрессию различных генов. Вероятно, в этих работах — отголоски масштабного генетического проекта, ради которого «Сигналу» и понадобилось оборудовать лабораторию, способную осуществлять не только секвенирование, но и генетическую модификацию организмов. Одна из статей на эту тему написана совместно учеными из «Сигнала» и упомянутым ранее Александром Никифоровым, ведущий научным сотрудником петербургского ГНИИИ ВМ.

Читайте также:  Моральный ущерб за катастрофу в московском метро оценили в 150 тысяч

Наконец, к-рецепторам посвящены несколько работ Сергея Галана, еще одного соавтора патентов на наноинкапсулирование. В 2017 году он выступил соавтором целого обзора по агонистам к-рецепторов, а в работе на ту же тему 2018 года Сергей Галан также пользуется аффиляцией ГНИИИ ВМ. Химик и бывший сотрудник ОЗХО Марк-Михаэль Блум предполагает, что эти работы, а также некоторые из закупаемых реактивов, могут указывать на то, что в НЦ «Сигнал» и ГНИИИ ВМ либо ведется работа по созданию аналогов фентанила, либо «маскировочного» вещества для совместного использования с нервно-паралитическими ядами. По словам Блума, отравление ингибиторами холинэстеразы по первым симптомам легко спутать с передозировкой опиатами, как это и произошло с Сергеем и Юлией Скрипаль.

Знатоки спортивного питания

— Если вкратце, это фитнес-индустрия. То, что касается спортивного питания: витамины, микроэлементы, протеины, гейнеры и так далее. Просто, если рассказать немножко шире, опять-таки, наши партнёры и, так сказать, широкий круг моих знакомых…

— Вы занимаетесь фитнес-индустрией.

— Да.

Фрагмент интервью «Петрова» и «Боширова» главному редактору телеканала Russia Today Маргарите Симоньян

Этот диалог произошел в сентябре 2018 года между главным редактором телеканала Russia Today Маргаритой Симоньян и «Александром Петровым» — одним из людей, которых британские власти считают причастным к попытке убийства Сергея Скрипаля «Новичком». Позже выяснилось, что настоящая фамилия «Петрова» — Мишкин, а по профессии он является военным врачом.

Интервью «Петрова» и «Боширова» Симоньян стало неиссякаемым источником мемов и шуток, но слова о «спортивном питании» были правдой: как мы уже отмечали, с переходом из военных НИИ в НЦ «Сигнал» в открытом доступе практически перестали публиковаться патенты Артура Жирова и его коллег, связанные с химическим синтезом и наноинкапсулированием, зато под их авторством стали выходить многочисленные патенты на биологически-активные добавки и сухие смеси для спортивных напитков

Так, Радио Свобода нашло патент на сухую смесь для спортивных напитков «Силавит», которая позволяет «поддерживать и восполнять энергетический баланс у людей, связанных с тяжелыми условиями труда». Среди авторов патента – специалисты по ингибиторам холинэстеразы Виктор Таранченко и Андрей Антохин, неоднократно общавшиеся с Сергеем Чепуром незадолго до отравления Скрипалей.

А вот полный список из более, чем 10 наименований БАДов, которые внесены в фармакологические справочники под брендом «Культура тела» и запатентованы научным центром «Сигнал». Впрочем, купить БАДы и пищевые добавки производства «Сигнала» непросто: Радио Свобода не смогло найти какие-либо свидетельства того, что они находятся в свободной продаже или когда-либо поступали в нее (кроме того самого «Силавита»).

Но самое интересное в этой истории даже не сами добавки, а их непосредственный производитель. Это Научно-исследовательский институт гигиены, профпатологии и экологии человека в Ленинградской области (ФГУП «НИИ ГПЭЧ» ФМБА России), имеющий непосредственное отношение к химическому оружию: как говорится на сайте института, с 1996 года большинство его научно-практических исследований направлено на реализацию федеральных целевых программ «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации», «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации», «Промышленная утилизация вооружения и военной техники».

Остается неясным, являются ли БАДы и спортивные смеси «прикрытием» для секретных разработок, либо это просто побочный продукт деятельности «Сигнала». Как рассказал Радио Свобода попросивший сохранить его анонимность биохимик, в описаниях и составе большинства запатентованных «Сигналом» БАДов нет ничего необычного, как в целом является нормальной и практика их регистрации без реального производства и продажи – некоторые институты отчитываются таким образом за полученные государственные гранты.

Не только «Новичок»: спутники-убийцы и российские хакеры

Упоминания в российских и зарубежных СМИ Центрального научно-исследовательского института химии и механики, которому подчинен «Сигнал» и под одной крышей с которым он находится, позволяют осторожно предположить, что в здании на Нагатинской улице собрано несколько групп ученых, которым поручены самые секретные и щепетильные задачи – далеко не только в области создания отравляющих веществ.

В мае 2019 года американский журнал The Space Review («Космическое обозрение») опубликовал большое расследование, в котором пришел к выводу: ЦНИИХМ в числе прочего занимался созданием секретных военных спутников-инспекторов, которые, как предполагают авторы статьи, могли бы использоваться для уничтожения спутников потенциального противника. Как мы уже писали, сейчас сайт ЦНИИХМ находится в «режиме технического обслуживания» — так вот, произошло это именно после публикации The Space Review. Тем не менее, в «цифровых слепках» сайта ЦНИИХМ, сохраненных сервисом Wayback Machine, можно обнаружить отсылки к участию в российской космической программе. 23 августа 2010 года ЦНИИХМ получил лицензию (№ 1337K) российского Федерального космического агентства на производство космических технологий.

В расследовании The Space Review (пересказ на русском языке можно почитать по этой ссылке) утверждалось, что значительная часть работ в этой области производилась в столь же засекреченном подразделении ЦНИИХМ, как и научный центр «Сигнал» — «Научно-исследовательском центре нанотехнологий». Практически никакой открытой информации об этой организации нет. Авторам материала о российских спутниках пришлось, как и Радио Свобода, в основном довольствоваться изучением патентов и госзакупок.

В апреле 2020 года о признаках создания Россией космического оружия заявил Госдепартамент США, а июле того же года – американские военные, сказавшие, что они располагают доказательствами испытаний Россией противоспутникового оружия под видом имеющихся у многих стран «спутников-инспекторов». Российские власти, в том числе глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин, неоднократно отвергали обвинения в работе над подобным вооружением.

В 2018 году ФГУП «ЦНИИХМ» оказался в центре еще одного международного скандала: специализирующаяся на кибербезопасности американская компания FireEye опубликовала детальный отчет о вредоносном вирусе Triton (другое название – Trisis), с помощью которого были атакованы объекты энергетической инфраструктуры во всему миру. По данным The New York Times, одна из этих атак даже привела к остановке саудовского нефтехимического предприятия.

Cледы в программном коде вируса привели экспертов FireEye к хакерской группе TEMP.Veles, использовавшей в числе прочего один из IP-адресов ЦНИИХМ, а также к человеку, который является экспертом по кибербезопасности и бывшим сотрудником института. При этом в FireEye допустили, что речь идет о несанкционированной руководством ЦНИИХМ хакерской активности. Как и в случае с разработкой космического оружия, российские власти многократно отвергали причастность к организации хакерских атак.

<hr/>
Что говорят в самих НИИ Минобороны и научном центре «Сигнал»

Ничего. Радио Свобода, Bellingcat, The Insider и Der Spiegel отправили по электронной почте письма в НЦ «Сигнал», ГНИИИ ВМ и 27-й научный центр Минобороны с просьбой ответить на вопрос, участвовали ли они когда-либо в разработке отравляющих веществ и сотрудничали ли с ГРУ или ФСБ. Ни на одно из этих писем ответ получен не был.

Мы также попытались связаться по телефону с героями этого материала. Артур Жиров внимательно выслушал вопрос, после чего повесил трубку. Сергей Чепур в ответ на вопрос о том, какой была цель его визита в штаб-квартиру ГРУ и встречи с Александром Мишкиным и другими сотрудниками ГРУ ответил, что ни с кем не встречался и не знает, кто такой Мишкин. «Не обманывайте себя и меня. Вы можете проверить мою адресную книгу и увидеть, что никаких Мишкиных там нет», — сказал он.

Андрей Аверьянов не подошел к телефону. Телефоны Андрея Антохина и Александра Мишкина были выключены.

Российские власти еще в 2017-м году официально заявили, что уничтожили все советские запасы химического оружия в соответствии принятыми на себя международными обязательствами и под контролем ОЗХО.

15 сентября 2020 года, уже после отравления Алексея Навального, глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин также заявил, что в стране уничтожены все запасы боевых отравляющих веществ и назвал сведения об их производстве или хранении в РФ «дезинформацией».

Наконец, 23 сентября официальный представитель МИДа Мария Захарова сказала журналистам, что «ни в Советском Союзе, ни в России, в отличие от стран Запада, научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок под условным названием «Новичок» никогда не осуществлялось».

Если представитель какой-либо из упомянутых в этом тексте организаций или кто-либо из упомянутых в нем лиц захочет прокомментировать изложенные в этой статье сведения, Радио Свобода готово опубликовать такой комментарий.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *