Народ стал требовать ренту за то что их травят заводы

Заводы должны платить рязанцам за свои отходы, так считают эко активисты

 

Сегодня

 

 

 

 

 

 

 

Рязанцы платят за вывоз и утилизацию своих отходов не малые суммы, было бы справедливо, если бы все компании, наносящие ущерб окружающей среде, платили бы за то же самое. Но в каком виде?

 

Рязанские заводы в значительной степени субсидируются государством и не платят за вызванное загрязнение, за отходы, которые они производят в процессе производства и использования. Если я могу заплатить, почему они не могут?

 

Расплату за загрязненную воду и воздух своим здоровьем несет население. Также ущерб, нанесенный изменением климата, хотя в основном он будет лежать на плечах наших потомков.

 

 

Есть два основных способа решить эту проблему:

 

Комиссия и дивиденды:

 

Рязанские власти должны установить единый сбор за каждую тонну отходов предприятий. Все собранные деньги будут распределены среди населения, например, в соответствии с углеродным следом, который уже сейчас могут отслеживать экоактивисты Александра Суфрановича. Это позволит так же вести честную конкуренцию между эко-эффективнымикомпаниями . Также дает мотивацию для более полной переработки сырья.

 

Схема вознаграждения и дивидендов.

 

В феврале 2008 года канадская провинция Британская Колумбия решила ввести налог на выбросы углерода, связанный с таким же снижением подоходного налога. Реализовали за пять месяцев. Год спустя прошли выборы, на которых партия предложившая налог выиграла. Теперь это поддерживают обе стороны. Несмотря на различные споры, он продолжает работать и приносит всестороннюю пользу. Для сравнения: переговоры о системе ограничения и торговли (следующий абзац) в рамках Киотского протокола заняли десять лет.

 

Торговля

 

Читайте также:  Во Владивостоке одиннадцатиклассника хотят исключить из школы за значок Навального

Схема системы ограничения торговли.

В этом методе устанавливается верхний предел для количества проданного топлива НПЗ. Он определяется как продажа ограниченного количества разрешений, позволяющих предприятиям или даже рыночным спекулянтам покупать топливо. Таким образом, топливо стоит дороже, потому что вы должны платить за надбавку, а также за топливо, что должно снизить покупаемую сумму. Если ваши выбросы от использования топлива превышают допустимый предел, вы можете купить квоты у компании, которая ниже лимита и может заработать деньги, продавая квоты. Это должно стимулировать меры по сокращению выбросов, так как это может увеличить прибыль компании. Будет рынок квот на фондовой бирже, будет рынок деривативов … и большие возможности для торговли.

 

Другими словами, основой решения экологической проблемы должна быть единая цена за выбросы углерода и жидкие и твердые отходы предприятий . Эта цена (плата) должна стабильно расти экономически обоснованными и доступными темпами. Собранные средства должны быть надлежащим образом возвращены населению (а не группам с особыми интересами) — в противном случае ставка налога никогда не будет достаточно большой, чтобы привести к экологически чистому городу в будущем.

 

Средства должны поступать в специально созданный не государственный экологический ФОНД или НКО и им же распределяться.

 

Большинство эко- активистов хотели бы видеть председателям данного Фонда, Игоря Грекова который зарекомендовал себя как защитник интересов горожан.

 

Валерий Розанов доктор психологии, член исполнительного комитета международной исследовательской ассоциации Lysimeter Research Group

 

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *