Наш профессиональный спорт – это деньги на ветер и пир во время чумы

Российских спортивных суперзвезд создают на Западе. Овечкин, Шарапова, Емельяненко, Брызгалова и так далее. Наша система за тридцать капиталистических лет этому искусству так и не обучилась.

И мое мнение, что профессиональный спорт в его нынешнем виде России не нужен вообще.

На Западе эта индустрия существует по одной простой причине: она умеет зарабатывать и приносить прибыли своим создателям. Футбольная лига чемпионов, НБА, НХЛ, американский футбол, бейсбол, лучшие футбольные чемпионаты Европы – все это бизнес, миллиардные доходы.

В России же самые лучшие, самые популярные футбольные и хоккейные команды окупаются максимум на 10 процентов. Остальное просят у государства или доброго мецената. И улучшить эту ущербную бизнес-модель нельзя: профессиональный спорт доходен только в той стране, где болельщик способен заплатить минимум 70 долларов за билет. И еще 30-40 оставить на арене, купив пива, сосисок и сладкой ваты детям. Много ли в России людей, которые могут регулярно посещать футбол-хоккей и тратить по 6 тысяч рублей за вечер?

С экономикой все ясно. Теперь о политике. В дни сочинской Олимпиады еще можно было говорить, что профессиональный спорт – фактор поддержания престижа России как сверхдержавы и важный элемент патриотического воспитания. Но к 2018-у имиджевая и идеологическая ценность отечественного спорта скатилась к нулю.

Какой к черту престиж, если на зимней Олимпиаде у русских будет максимум два золота и двадцать-позорное место в медальном зачете? Если футбольная сборная из года в год позорится на крупнейших турнирах? Если даже хоккеисты не могут выиграть чемпионат мира четыре года кряду?

Если, наконец, 150-миллионной стране попросту неинтересен этот самый спорт? Даже хоккей, биатлон и фигурное катание интересны ничтожно малому проценту жителей страны! По телевизору наш народ смотрит политические ток-шоу и сериалы. Вместо арен ходит в кино и кафешки, оставляя свой «развлекательный бюджет» именно там.

Читайте также:  Итоги баскетбольного сезона в России: почему Швед проиграл Карасеву

Поэтому не пора ли нашему государству поставить крест на экономически и идеологически ущербной отрасли под названием «профессиональный спорт»? Закрывать господдержку спорта можно было сразу после закрытия Олимпиады в Сочи.

Еще несколько слов о расходах на прожорливую «имиджевую» отрасль. Мы даже примерно не знаем, сколько государственных денег проедает она в год. Одно это – уже безобразие. А те цифры, которые известны, только усиливают раздражение.

Самый дорогой хоккейный клуб страны, питерский СКА, ежегодно тратит 5 миллиардов спонсорских рублей, источник которых – госкорпорация «Газпром». Московский ЦСКА проедает 4 миллиарда от госкорпорации «Роснефть». В хоккейной лиге 25 команд. Кто победнее СКА и ЦСКА, в среднем требуют на свое содержание «всего лишь» по полтора миллиарда. В итоге выходит, что только один хоккей обходится России в 40-45 миллиардов убытка за год.

Спонсируемый тем же «Газпромом» футбольный «Зенит» – это 10 миллиардов ежегодных рублей на ветер. Футбольный чемпионат страны каждый год проедает по 50 миллиардов рублей, из них минимум 25 – прямые финансовые вливания госкорпораций и бюджетов. А ведь еще есть такие же безнадежно убыточные лиги по баскетболу, гандболу, волейболу. Есть затраты на спортсменов, выступающих на Олимпиадах под нейтральными флагами. И прочая, и прочая, и прочая.

Дорогущая игрушка под названием «профессиональный спорт» обходится России в 200 миллиардов рублей ежегодно. С точки зрения экономики – это проеденные, невозвратные деньги. Большая часть их выводится из страны – платежами за дорогущие иномарки, раскупаемые ожиревшими на миллионных зарплатах спортсменами. Кутежами в Монте-Карло и отпусками на Мальдивах. «Тренировочными сборами» в престижных альпийских отелях.

Почему государственные деньги тратятся на то, чтобы футболист вроде Кокорина купил себе авто за 25 миллионов рублей?

Читайте также:  Телеканал в США извинился за неприличный жест Робби Уильмса на открытии ЧМ

Для сравнения: регионы вроде Алтайского края и Воронежской области, где живет по 2,5 миллиона человек, тратят на все свои нужды по 70-75 миллиардов рублей в год. Экспорт обработанных пиломатериалов приносит России 90 миллиардов выручки в год (и это выручка, а не прибыль, поскольку на производство пиломатериалов тоже надо потратить значительные средства). Или такой пример: невозвратные траты на профессиональный спорт – это 20 процентов всего годового государственного оборонного заказа.

Нам что, деньги девать некуда? Разве мы не ведем холодную войну? Разве у населения средняя зарплата в районе 150 тысяч рублей? Разве нефть стоит 500 долларов за баррель и дорожает на доллар в сутки?

Ни гениальные ученые, ни космонавты, ни герои войны, ни передовики производства не получают у нас 150-200 миллионов рублей за год. Почему же мы платим такие деньги футболистам и хоккеистам? Это что, самые ценные в стране люди?

Почему в СССР суперзвезды вроде Льва Яшина и Валерия Харламова были в два-три раза богаче среднего жителя, а теперь спортсмены в тысячу раз богаче нас? Пусть Овечкин в НХЛ зашибает по миллиону долларов в месяц – это деньги из кармана хозяина команды, который зашибает на эксплуатации бренда «Овечкин» 3-4 миллиона долларов за тот же месяц. И остается в прибыли.

На фоне позорной Олимпиады и нашей экономической ситуации публичный и принципиальный отказ от господдержки профессионального спорта стал бы сильнейшим предвыборным ходом Путина.

 Я убежден, что уже в начале марта нужно:

1. Объявить о запрете тратить бюджетные миллиарды на спорт – с публичным обозначением тех социальных сфер, куда пойдут сэкономленные средства

2. Запретить госкорпорациям платить бешеные деньги спортсменам, установив жесткую планку максимального оклада в 200 тысяч рублей за месяц. Чтобы Ковальчук, Кокорин и сотни их «товарищей по счастью» имели не 300 миллионов рублей годового дохода, а «всего лишь» 2,5-3 миллиона. На достойную жизнь хватит.

Читайте также:  Судьбоносный день 30.08. Ответный матч «Зари» и «Лейпцига», три соперника «Шахтера» в ЛЧ

3. Установить карательную политику для тех миллиардеров, которые своими деньгами поддерживают спортивный пир во время чумы. Государство не может запретить олигарху тратить деньги на то, на что он хочет. Но государство может прижать подобного мецената эффективной налоговой политикой.

Пример. В США 1950-60-х годов налог на миллионные сверхдоходы доходил до 90 процентов. Но были и существенные льготы – для тех богачи, которые тратили свои прибыли не на яхты-дворцы, а на развитие производства, новые технологии и создание новых рабочих мест.

Этот инструмент можно повернуть и в обратную сторону. Барину всегда хочется иметь крепостной театр – для сегодняшнего олигарха таким театром часто становятся спортивные команды. Пожалуйста, ваше право. Но если условный Усманов, Алекперов или Прохоров тратит 100 миллионов на спонсирование спорта – пусть отдает в бюджет в пять раз больше.

Разработать и принять закон о подобном налоге на роскошь – дело нетрудное. Поддержка дорогих сердцу олигарха игрищ останется делом добровольным, а в бюджете появятся дополнительные средства, которые можно потратить на пользу народа и государства.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *