Не хотите — не ешьте. Страны ЕС нашли новые рынки взамен российского

Экономики стран ЕС адаптировались к условиям работы в режиме санкций и контрсанкций России 

Найдены новые рынки для продажи европейских фруктов, овощей и сыров. Об этом заявила верховный представитель Европейского союза (ЕС) по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини 
 

Cергей Марков, руководитель Института политических исследований:

— Одна из важнейших задач введения контрсанкций была не навредить европейским фермерам, а сделать позитивное своим сельхозпроизводителям. И здесь, несомненно, мы видим большой и позитивный эффект от контрсанкций. И уже многие другие отрасли российской экономики просят — а можно ли и на них тоже распространить контрсанкции? Например, это производители бытовой техники, представители автомобилестроения.

Можно ли говорить, что они просто хотят работать без конкурентов? Сельскохозяйственный рынок настолько конкурентен, что если даже какая-то часть производителей с него уходит — конкуренция не снижается.

Да и если даже с рынка производителей бытовой техники уйдет несколько процентов европейских производителей — на него все равно будут вести свои товары со всего мира. Из Китая, Южной Кореи, Японии. Дело просто в том, что многие сегменты российского рынка смогут быть освобождены и российские производители могут занимать освободившиеся ниши.

С политической точки зрения контрсанкции тоже были встречены аплодисментами большинства населения и увеличили рейтинг Владимира Путина. А Западу было продемонстрировано, что российское руководство обладает политической волей к сопротивлению, что тоже имело большой позитивный эффект.

Населению, западным элитам, было продемонстрировано, что Россия остается суверенной страной и сдаваться не собирается. Да даже и западные санкции лишь повысили авторитет страны — санкции не объявляют в отношении рабов. Страна же пытается сопротивляться и заместить западные кредиты и технологии другим образом.

Несмотря на заявления Могерини, мы видим что и в Европе сформировалась целая коалиция противников антироссийских санкций. Они говорят, что терпят ущерб как от своих санкций так и от российских контрсанкций. А какой при этом результат? Минимальный.

Таким образом, и политика контрсанкций привела к созданию коалиции их противников в Европе, что имеет свой политический эффект: возникла патовая ситуация. Евросоюз не может отменить антироссийские санкции, поскольку существует группа стран — их сторонников. Но Евросоюз не может и расширять санкции дальше, поскольку образовалась группа стран которые заблокируют такие решения. Так что пусть и ограниченный, но политический эффект от российских контрсанкций есть.

Читайте также:  По своей капитализации биткоин обогнал российский рубль

Дмитрий Потапенко, предприниматель, экономист, управляющий партнёр компании «Management Development Group Inc»:

— Все существенно интереснее, чем говорит Могерини, потому что, например, Польша в первый же год после введения российских контрсанкций нарастила экспорт своих яблок на 14%. Что касается заявлений о том, что российское сельское хозяйство нарастило свое производство на 4% — сами видите, что это совсем разные цифры.

Если говорить о так называемом импортозамещении, то тут вышла совсем глупая история, потому что много говорят про рост производства курицы, другого мяса, но возникает вопрос — откуда берется оборудование, чьи у нас семена вплоть до посевного материала картофеля. Да даже и по говядине — покупают за рубежом молодых бычков и у себя на территории их просто доращиваем.

Да, Россия стала много экспортировать зерновых. Но мы по сути вывозим от себя зерно фуражное, третьего класса, а пригодное для еды по-прежнему импортируем. Поэтому говорить, как наши пропагандисты, об успехах сельского хозяйства глупо.

Хотелось бы, чтобы они хотя бы показали, какие созданы в России агрокомплексы, кроме искусственно сформированных агрохолдингов, появившихся латифундистов, приближенных к власти, которые захватили лучшие земли, но при этом плотно сидят на государственной поддержке.

Зачем тогда было создавать эти холдинги, которые просто уничтожают фермеров и средних предпринимателей? Может быть, лучше стоило бы взять в пример другие страны, которые выращивают как раз среднего предпринимателя, а мелких фермеров вообще не трогают?

Ведь именно они гибче реагируют на запросы потребителей, а не крупные агохолдинги. Так что успехов в импортозамещении в России я не вижу. Да никто на это и не рассчитывал, это просто машина пропаганды, которая привычно хвалится достижениями.

Евгений Ясин, бывший министр экономики, научный руководитель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»:

— Введение контрсанкций было политической мерой, которая предполагала ответ на поддержку со стороны Европы Украины и ее позиции по отношению к России. И можно сказать, что каким-то образом европейские санкции помогли Украине, повлияли на мировое общественное мнение. Но в остальном я бы сказал, что на российскую политику это значительного влияния не оказало.

Читайте также:  В Латвии на треть увеличилась площадь пахотных земель

Если знать характер нашего президента, то к таким методам воздействия он относится весьма прохладно. Политика противодействия, которую проводило наше руководство, тоже играла свою роль и это было своего рода равновесие.

Не берусь сказать, были ли санкции и объявленные в ответ контрсанкции полезны хотя бы для некоторых отраслей российской экономики. То, что сельское хозяйство демонстрирует некоторый подъем, хотя изначально оно было в трудном положении — это правда. Но оно реагирует не на контрсанкции, а на то, что за последние десятилетия здесь произошли важные структурные изменения, что сельское хозяйство стало более рыночным.

Не могу сказать, что европейские санкции сильно повлияли и на экономику России, хотя с 2014 года постепенно все же стало вырисовываться наше положение как стагнирующее. Медленно развивающаяся страна. Медленно даже по сравнению с европейскими странами, для которых тоже характерны низкие темпы экономического роста.

Положение России неважное — если мы сегодня говорим о каких-то солидных темпах развития, то их нет, кроме нескольких отраслей. Хорошего использования рыночных механизмов, которые мы вводили в 1990-е годы нашими реформами, до сих пор нет, серьезных успехов достичь за все эти годы мы так и не смогли и это связано с проводимой ныне политикой.

Павел Данилин, руководитель «Центра политического анализа»:

— Введение Россией контрсанкций в ответ на западные санкции в 2014 году — двойственная тема. Очевидно, мы не ожидали, что производители сельскохозяйственной продукции в странах ЕС как-то смогут заставить свои правительства пойти против Вашингтона. Но в ситуации введенных против нас санкций, резкого сокращения возможностей кредитования в европейских и других западных банках, отказа в новых технологиях для нефтяной промышленности у нас возникли серьезные проблемы.

Они связаны с тем, что если мы не вводим контрсанкции, то будут разоряться и наши сельскохозяйственные производители. Ведь поток европейской сельскохозяйственной продукции к нам шел валом, а ее там производят в условиях субсидирования своих фермеров.

Такой цели — чтобы увидеть протестующих французских фермеров, которые в случае чего приходят со своими коровами к зданиям министерств в Париже, не ставилось. Может быть кто-то где-то в глубине души надеялся, что союзы немецких производителей начнут что-то капать в голову Меркель, но ничего глобального не ждали.

Читайте также:  В правительстве заговорили о летнем дефиците нефти

Основная цель была — в случае глобального ухудшения конъюнктуры чуть-чуть приподнять наш рынок, нашего производителя. И это удалось. А только это и было главной целью. Что приведут корову и Олланд тут же побежит кланяться в ноги Путину — на это никто не рассчитывал, наивной уверенности не было совершенно.

Было лишь несколько европейских стран, которые были четко завязаны на наше премиальное потребление. В первую очередь Италия и там производители до сих пор жалуются, что не могут торговать с Россией.

В меньшей степени Греция. Но и итальянцы жаловаться-жалуются, а на отмену санкций не идут, поэтому никто не рассчитывал, что все это будет быстро отменено, как только они почувствуют, что их доход стал на 10 миллиардов долларов меньше. Ну, да, это болезненно, неприятно, но они просчитывали последствия, когда свои санкции вводили.

В целом же для России эффект от контрсанкций грандиозный — мы теперь на 100% обеспечили свою продовольственную безопасность. Создали свои новые отрасли производства, заместившие то, что мы массово брали через импорт.

Европейцам теперь вернуться на массовый российский рынок будет очень сложно, хотя рынки премиальной продукции вроде устриц, хамона, дорогих сыров, конечно, они смогут вернуть после того, как отменят свои санкции.

Могу сказать по тем же помидорам. У нас были ситуации, когда с российского рынка исчезли не только европейские томаты, но и турецкие, когда были осложнения с Турцией. И что вы думаете — построили прекрасные тепличные комплексы в Дагестане, которые производят круглогодично помидоры, по качеству почти не отличающиеся от азербайджанских, но по цене вдвое дешевле.

Вишня? Она тоже не такая дорогая своя. По молоку тоже все замечательно, российская и белорусская продукция заменила украинскую.

По мясу просто шикарные достижения, поголовье крупного рогатого скота возрастает в регионах Черноземья, Калмыкия утверждает, что и у них какие-то достижения. Санкционный режим дал просто резкий толчок развитию российского аграрного комплекса.

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *