Нужны ли России конвертопланы?

После недавнего сообщения главкома ВКС России снова возобновилась дискуссия о том, в каком направлении нам развивать авиацию, и в частности, насколько нужны конвертопланы.

Напомню, Главнокомандующий Воздушно-космических сил России Виктор Бондарев несколько дней назад заявил, что в России в интересах военных создаются конвертопланы и тяжелые беспилотные летательные аппараты.

Конвертоплан — летательный аппарат, воздушные тянущие винты которого могут поворачиваться вместе с крыльями. Подобная схема позволяет сочетать в одной машине достоинства самолета и вертолета, – например высокую скорость полета и маневренность, а так же возможность вертикального взлета и посадки.

Конвертопланы используются, в частности, американскими ВВС. В настоящее время в армии США эксплуатируется чуть менее 200 конвертопланов Bell V-22 Osprey с полётной массой около 27 т. и максимальной скоростью полёта в самолётном режиме 509 км/ч, а в вертолётном режиме 185 км/ч.

Однако стоит отметить, что V-22 Osprey начал разрабатываться еще в начале 1980-х, и, несмотря на то, что встал на вооружение в 2005 году, современной эту машину назвать никак нельзя. Да и постоянные аварии и катастрофы с американскими конвертопланами вообще ставят серьезный вопрос об эффективности и безопасности этого класса воздушных машин.

К тому же стоимость эксплуатации этих машин весьма высока. Как-то небезызвестный Джон Маккейн заявил, что «V-22 отлично смотрится… когда не простаивает в ремонте». Это впрочем, относится не только к V-22, а ко всей авиационной технике американцев, производимой в последние десятилетия. Чего стоит только всем известный истребитель F-35, двигатели которого до сих пор не могут довести до ума, несмотря на многомиллиардные вложения.

В свое время в СССР так же пытались поставить на вооружение ВВС конвертопланы. Впрочем, дальше конструкторских разработок дело не продвинулось.

Читайте также:  Инвестиции-2018: Как из России бегут $миллиарды

Создание отечественной машины началась еще в 70-е годы, к 1973 на бумаге был создан Ми-30 (который в документах тех лет фигурировал как «винтоплан»), концепция которого затем легла в основу дальнейших разработок. Однако в серию он не пошел, дискуссии и прения по поводу этого класса винтовых машин были продолжены; к 1991 году в высокой степени проработки находились уже три проекта советских конвертопланов (все на основе проекта Ми-30).

Но тут СССР приказал долго жить, – и у руководства страны появились совсем другие проблемы. Как и у руководства армии. В условиях всеобщего развала все пытались выжить? кто как мог – и перспективные разработки были отложены в долгий ящик.

К середине 1990-х к этой теме вдруг попытались вернуться: в рамках совместного российско-европейского проекта «Еврофар» предусматривалось создание конвертоплана, схожего по конструктивной схеме с Ми-30. Но из этой затеи ничего не вышло. По многим причинам.

За прошедшие с того момента 20 лет периодически эта тема всплывала снова, но дальше обсуждений и заявлений дело не шло. Все-таки разработка конвертоплана – это была крепость, которую с наскока не взять, недаром, что даже в СССР дальше разработок дело не пошло.

И вот последнее заявление Богданова, которое приоткрыло завесу тайны: все-таки, российскому конвертоплану быть. По крайней мере, до стадии прототипа и испытаний. А дальше… а дальше?

А дальше все упирается в вопрос концепции дальнейшего развития наших Воздушно-космических Сил: а нужны ли вообще нам конвертопланы?

Лично я считаю, что нужны, но исключительно за разумную цену!

Конвертоплан дает уникальное сочетание преимуществ самолета и вертолета, и в определенных условиях (например, при десантных операциях), он будет очень востребован. Хоть и нельзя сказать, что незаменим – возможны и другие средства доставки как десанта, так и военной техники.

Читайте также:  Бизнес ФРГ использует максимум для работы в России вопреки позиции ЕС - торгпред

Главный вопрос тут: какие ресурсы средств и времени придется затратить на разработку/испытания, а затем и на серийное производство конвертопланов? Не стоит забывать о надежности и стоимости эксплуатации нового класса машин, которая может оказаться непомерно высока, – в том числе и потому, что доселе у нас конвертопланов на вооружении не стояло, и опыта соответствующего нет.

И если в итоге окажется, что необходимы будут многомиллиардные вложения, то, по моему мнению, овчинка выделки не стоит.

Если же можно применить советские наработки, и относительно с небольшими вложениями довести их до ума, – и затем на их основе создать не просто «прототип для выставок», а реально готовую к поставке в войска и дальнейшей активной эксплуатации машину, тогда в добрый путь – от этого наша армия только выиграет.

Тем более, что мы знаем насколько опережали время многие советские военные разработки, которые актуальны до сих пор – и будут таковыми еще десятилетия.

Может, пример того, как реанимировали Ту-160, будет успешен и в отношении Ми-30, который уже в наше время будет доработан – и ляжет в основу долгожданного первого российского конвертоплана?

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *