Плюшевые дети и куриные гребешки Екатерина Винокурова о встрече Путина со школьниками

1 сентября 1997 года в мою московскую школу № 1253 приехал тогдашний президент Борис Ельцин.

Меня на той встрече не было, она была для одиннадцатиклассников, а мне было 12 лет. Но я знаю, что случись мне задать вопрос, я бы спрашивала про теракты и про войну в Чечне. Как Борис Николаевич провел свое детство, меня ни тогда, ни сейчас не интересовало. И я, если честно, не понимаю, как это всерьез может кого-то интересовать.

А во время вчерашней встречи Владимира Путина со школьниками мы более двух часов слушали истории про детство действующего президента. Так долго не длятся даже тематически блоки интервью звезд мирового масштаба.

В целом ничего нового Путин не сказал. На вопрос о свободе он ограничился дежурным заявлением, что свобода заканчивается там, где начинается свобода другого, а также напомнил о необходимости бороться с терроризмом и экстремизмом. На вопрос об оппозиции он отвечал, что готов слушать конструктивную оппозицию (хотя, добавлю от себя, в стране разрушены все механизмы для такого диалога).

Большую часть времени Путин отвечал на вопросы о том, баловался ли он в детстве, какую музыку любит слушать, кем хотел стать, когда вырастет — и на прочий детский лепет. Лепет совершенно фальшивый. Я помню свое детство. Мы в первом классе играли в ваучеры, потом боялись войны в Чечне, потом терактов, наблюдали задержки зарплат родителям и так далее. Ребенок — это не тупая версия взрослого. Да, он наивнее, но его так же волнует много взрослых проблем.

Образцовые, талантливые дети, которые сегодня встречались с Путиным, старались этот тезис максимально опровергнуть.

Я действительно надеюсь, что кто-то из них прочтет эти строки и кому-то из них станет стыдно за сегодняшнее поведение. Потому что это было стыдно.

Читайте также:  Народу предложили мазать на хлеб статистические данные

 

Каждый из этих детей без малейшего ущерба для собственного будущего мог сегодня спросить президента о детских хосписах. Попросить помощи больному ровеснику. Заступиться за кого-то — да хоть за людей, севших за акцию 26 марта. Поинтересоваться страшной историей поиска мальчика Артема Кузнецова в Липецкой области, найденного волонтерами погибшим. Про пропажу этого ребенка разом отказались писать все региональные СМИ, потому что их первые полосы заняты непременными губернаторами. Попросить помощи для людей, попавших в беду. Хорошо, не для взрослых — для детей.

Нынешние образцовые дети разделились по вопросам на две группы, вобравшие в себя самые худшие черты публичного общения президента со взрослыми. Первая группа изображала плюшевых животных, умилительно хихикая и вопрошая, хулиганил ли президент Путин в детстве. Вторая просила для себя — «Волгу», запуск спутника, ремонт сцены и так далее. В самом худшем случае дети, надувая щеки, задавали умильным тоном «взрослые вопросы» про сельское хозяйство или энергетику, делая вид, что про все остальное они просто не в курсе.

Я понимаю, что в нынешней России любое мнение любого «человека с земли» принято возводить в абсолют. И напоминание этим детям, что они могли бы в результате этой встречи спасти пару человеческих жизней, может посчитаться неприличным. Но мне кажется верным иной подход: если ты мог кому-то помочь и этого не сделал — ты сделал дрянь. Очень жаль, что талантливые, образцовые дети оказались такими эгоистами, добровольно позволившими сделать из себя плюшевые игрушки.

При этом психотерапевтическая задача нынешней встречи выполнена. Кремль выбирает логичную стратегию противопоставления «уличной шпане», «школоте», которая ходит на уличные акции, «хороших» детей, молодых ученых, «будущего России». Стратегия вбивания внутрипоколенческого клина логична и оправдана. И президент, и его окружение видят, что не все школьники на улицах, что самые умные как раз за президента. Технологически ход оправдан.

Читайте также:  Откуда взялись подростки-изуверы, убивающие по всей стране, и что с этим делать?

На встрече со школьниками Владимир Путин рассказал такую историю. Как-то раз он попросил приготовить себе гребешки, имея в виду гребешки морские, а получил блюдо с куриными гребешками. Так вот, вопросы про детские воспоминания, вместо разговора о реальных проблемах, — это и есть куриные гребешки. Если в холодильнике нет ничего больше, то и они на суп сгодятся. При появлении хоть какой-то альтернативы куриные гребешки уходят в историю.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *