Поездка Лукашенко к Путину может объединить белорусскую власть и оппозицию

На этой неделе Лукашенко собирается в Москву. В преддверии визита ему имело бы смысл ознакомиться с печальной историей лидера британских лейбористов Корбина, который два года назад проиграл выборы и вынужден был уйти в отставку. Концом политической карьеры тот был обязан как раз Москве, а именно — своей неудачной реакции на скандал с отравлением Скрипалей.

В общем-то, британское общественное мнение давно подозревало, что Корбин — фрик; помимо прочего тому способствовали его, мягко говоря, нетипичные внешнеполитические предпочтения — лидер лейбористов любил поддерживать иранских аятолл, Хамас, Хезболлу и прочих «борцов с мировым империализмом». До поры до времени, однако, это ему не сильно мешало — в условиях растущих антиистеблишментных настроений вся эта экзотика воспринималась в первую очередь как доказательство того, что он «не такой как все остальные политики» и плюсы от подобного восприятия перевешивали минусы.

Соломинкой, сломавшей хребет верблюду, оказалась история со Скрипалями. Верный своей стратегии всегда идти против мейнстрима, Корбин встал в позу, схожую с позицией российского МИДа: «А вы докажите!» И это при том, что в виновности России были убеждены 73 процента британских избирателей, а не соглашались с ними лишь 5 процентов. Особенно сильно прокололся Корбин, когда на прениях в парламенте заявил, что перед тем, как решать, виновата ли Россия, ей надо передать образец «Новичка» — с тем, чтобы она имела возможность провести проверку и официально заявить, является ли этот яд российским или нет. Когда он это сказал, его собственные однопартийцы подняли в зале такой крик, что спикеру пришлось их специально успокаивать. К моменту, когда дело Скрипалей встало в повестку, рейтинг лейбористов был выше рейтинга консерваторов. Сразу после скандала он пошел вниз и вновь на поверхность уже не поднимался.

Читайте также:  Климкина расстроило присвоение венгерским университетом почетного титула Путину

Репутация российского режима в мире сейчас такова, что сближение с ним дорого обходится политикам. Поездка Лукашенко к Путину очевидно будет проинтерпретирована в Минске как «сдача суверенитета в обмен на поддержку». Этот шаг возмутит не только оппозицию. Думаю, он не понравится и госаппарату — в первую очередь силовикам. Для тех ведь слова «патриотизм» и «суверенитет» — не пустой звук, и если раньше эти понятия играли на Лукашенко, то теперь могут развернуться против.

На месте белорусской оппозиции я сделал бы соответствующее обращение к силовикам. Дескать, вы кого поддерживаете? Человека, который торгует суверенитетом страны?!

В случае с Корбиным лейбористы сумели представить дело так, будто для того его собственные идеологические пристрастия оказались важнее безопасности граждан; в случае с Лукашенко все выглядит примерно так же, только место идеологических пристрастий занимает его неуемная жажда власти.

Вполне возможно, что именно непонятная поездка к Путину могла бы стать той темой, которая объединила бы белорусскую власть и оппозицию. Именно в момент отсутствия Лукашенко стороны могли бы найти компромисс и просто не впустили бы его назад. Зачем нам, дескать, здесь агент Москвы? Пусть в Ростов летит.

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *