После открытого письма жены Малобродского число его сокамерников сократили

Бывшему гендиректору театра «Гоголь-центр» Алексею Малобродскому, арестованному по делу режиссера Кирилла Серебренникова, сократили число сокамерников в СИЗО. Это произошло после того, как жена заключенного опубликовала открытое письмо к главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину и уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой.

«В другую камеру Алексея Малобродского пока не перевели, но сократили число соседей в камере: там в восьмиместной камере содержалось 12 человек, четырех перевели, теперь там восемь человек. У него есть свое спальное место», — рассказала омбудсмен ТАСС в пятницу, 30 марта.

По ее словам, она направила в Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН) просьбу предоставить Малобродскому необходимую медицинскую помощь и рассмотреть вопрос о разрешении на телефонный разговор с дочерью. «Врач его осмотрел, сегодня к нему должен прийти офтальмолог и приехать следователь, чтобы решить вопрос о телефонном разговоре с дочерью», — пояснила омбудсмен.

Москалькова также сообщила, что намерена выяснить причины перевода Малобродского из СИЗО «Матросская тишина» в СИЗО N4 («Медведь»). «Я намерена выяснить у следствия причины перевода, мне мотивы этого решения непонятны», — отметила она.

Ранее супруга Малобродского Татьяна Лукьянова опубликовала открытое обращение к Путину и Москальковой, в котором выражала опасение за состояние здоровья своего мужа и указывала на тяжелые условия содержания в переполненной камере.

Кроме того, члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы обратились к руководству СИЗО N4 в Медведково, где сейчас находится Малобродский, с просьбой перевести его в более подходящую камеру.

Накануне, 29 марта, Алексей Малобродский рассказал членам ОНК, что из «Матросской тишины», где он содержался в камере на четырех человек, 25 марта его перевели в переполненную камеру в СИЗО N4, где на 12 человек приходилось восемь коек, а сокамерники постоянно курили. Экс-директор «Гоголь-центра» посчитал это попыткой следствия оказать на него давление, чтобы он дал показания по уголовному делу.

Читайте также:  Белый дом: искать "русский след" в президентских выборах - пустая трата времени

Отметим, по Алексею Малобродскому уже было обращение и к Владимиру Путину напрямую, так как обстоятельства его дела известны и президенту. Во время большой пресс-конференции 14 декабря 2017 года журналистка радиостанции «Эхо Москвы» Татьяна Фельгенгауэр, пережившая покушение, задала вопрос президенту о двух параллельных правовых реальностях, в одной из которых «активно работает настоящая репрессивная машина, когда возбуждаются уголовные дела по репостам, эсэмэскам, когда в тюрьме сидит по необоснованным обвинениям — и это доказано в ЕСПЧ — Олег Навальный, когда идет дело Кирилла Серебренникова и в СИЗО держат Алексея Малобродского».

А в другой реальности, по ее словам, в частности, не допрошен Андрей Турчак по делу о покушении на журналиста Олега Кашина. Игорь Сечин, глава «Роснефти», не является в суд на важнейший процесс по делу Алексея Улюкаева, игнорируя все повестки.

Отвечая на это, президент Путин заявил, что согласен с тем, что проблем достаточно, но не может согласиться с тем, что в стране существуют разные правовые реальности.

Алексея Малобродского, Кирилла Серебренникова, Юрия Итина и Нину Масляеву следствие обвиняет в хищении бюджетных средств, выделенных на развитие культурного проекта «Платформа», но в СИЗО держат только Малобродского — остальные находятся под домашним арестом.

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *