Репрессии не нравятся даже лоялистам

Еще одно наблюдение по итогам ознакомления с материалами фокус-групп этого сезона связано с динамикой групповых дискуссий. Когда модератор спрашивает респондентов об их отношении к ситуации в стране, они поначалу осторожничают: «С одной стороны так, с другой эдак…» Стоит, однако, найтись одному участнику, настроенному чуть более решительно, чем остальные; стоит ему дать ситуации чуть более жесткие, нелицеприятные оценки, — то все тут же меняется. Люди словно в другой регистр переключаются. После этого их уже не остановить. Поняв, что можно, они начинают чихвостить систему и в хвост, и в гриву.

Думаю, что я не единственный, кто заметил эту закономерность. По всей видимости, зафиксировал ее и Кремль. Именно поэтому он и обрушился на оппозицию. Люди утратили лояльность, но еще не ушли в окончательный и безоговорочный протест. Если ликвидировать оппозиционеров, то есть шанс задержать их в этом пограничном состоянии.

В принципе, это работающая стратегия, но опять же — на время. Потому что, в целом, репрессии людям не нравятся, даже лоялистам. Поэтому сдерживая рост протеста на каком-то коротком временном отрезке, власть одновременно создает базу для его усиления в дальнейшем.

 

Читайте также:  Десять мировых лидеров создали Telegram-каналы
Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *