Российский Красный Крест: между скандалами и забвением

Международный Комитет Красного Креста может приостановить работу с головным офисом Российского Красного Креста (РКК) и будет взаимодействовать напрямую с региональными отделениями. Причина — в исчезновение средств, собранных для помощи жертвам пожара в ТЦ «Зимняя вишня» и странном банкротстве санатория «Дружба».

Ирина Мишина

Аудит с политическим подтекстом

Эта информация распространилась после аудиторской проверки, проведенной в Российском Красном Кресте компанией Deloitte.

«Я думаю, если провели аудит, для этого были серьезные причины. Международный Красный Крест не пошел бы на это без достаточных оснований. Это очень серьёзно. Такого еще никогда не было в истории Красного Креста и ни одного национального общества Красного Креста», — говорит бывший пресс-секретарь РКК Татьяна Кленицкая, проработавшая в Российском Красном Кресте 40 лет и покинувшая свой пост в прошлом году.

Формально Российский Красный Крест и Международный комитет Красного Креста — это разные организации, не связанные между собой юридически. Однако, они сотрудничают в рамках соглашений и Международной федерации обществ Красного Креста. В частности, Международный КК финансировал некоторые партнёрские проекты РКК.

Российский Красный Крест – общество с давней историей. Оно является правопреемником советского государственного Красного Креста, а тот в свою очередь — общества, основанного Александром Вторым в 1867 году.

Что же стало причиной раздора Российского и Международного Красного Креста? Некоторые усматривают в этом политику. Вот, что рассказал «Новым Известиям» руководитель Московского Красного Креста адвокат Игорь Трунов:

«Международный Красный крест критиковал Московский Красный Крест за оказание помощи Донецку и Луганску, хотя там был создан контроль по части распределения гуманитарной помощи. Теоретически, претензии к Российскому Красному Кресту могли носить политический характер. Эта организациядолжна быть вне политики. Однако, нынешняя ситуация в Российском Красном Кресте зрела достаточно давно».

Куда пропал 71 миллион рублей

Претензии к Российскому Красному Кресту возникали и раньше, но исходили они главным образом от общественности. Так, в 2012 году возникли вопросы по поводу расходования средств, собранных на помощь пострадавшим от наводнения в Крымске, — появились слухи, что часть гуманитарной помощи разворовали. Однако, в Крымском отделении Красного Креста ответили, что проверка Следственного комитета сообщения о воровстве гуманитарной помощи не подтвердила. После трагедии в Кемерово, когда в марте 2018 года при пожаре в ТЦ «Зимняя Вишня» погибли 60 человек, в том числе 41 ребёнок, были собраны огромные деньги — более 160 млн рублей. К сожалению, как они тратятся, не понятно до сих пор. СМИ сообщали, чтопострадавшим в „Зимней вишне“ не дошли многомиллионные пожертвования.

Читайте также:  В Ингушетии история Голунова повторилась с оппозиционным журналистом

Мы решили обратиться напрямую к председателю Российского Красного Креста Раисе Лукутцовой. Госпожа Лукутцовапредпочла общаться с нами письменно и выслала в адрес «Новых Известий» «Отчет о ходе реализации и промежуточных итогах Целевой Благотворительной Программы Кемеровского регионального отделения Российского Красного Креста по оказанию помощи пострадавшим от пожара в ТРЦ «Зимняя вишня» по состоянию на 14 августа 2018 года. Формально, за распределение средств, как следует из документа, отвечает Кемеровское региональное отделение Красного Креста. Как следует из документа, итог таков:

«По состоянию на 14 августа 2018 года на расчетный счет Кемеровского регионального отделения ООО «РКК» поступило, в общей сложности, от юридических лиц (субъекты экономической деятельности: предприятия, компании и др.) и физических лиц (население) 169 139 561, 82 рублей. Из них на различные виды адресной помощи израсходовано 97 840 331,08 рублей. Остаток составляет 71 299 230,74 рублей». На что планируется потратитьэтот «остаток» более, чем в 71 млн рублей, не указано.

Один из пунктов отчёта — создание службы психологической помощи семьям погибших и пострадавшим во время пожара в ТЦ «Зимняя Вишня». Однако, житель Кемерова Игорь Востриков, потерявший в пожаре троих детей, жену и сестру, заявилZnak.com, что пострадавшие продолжают общаться между собой, но не считают созданную службу психологической помощи эффективной и в большинстве своем от неё отказались. «Под давлением общественности нам выплатили деньги от Красного Креста. Сказали, что на эти деньги можно выбрать лечение в пределах России. Я сам воспользовался этим предложением и был на лечении. К сожалению, все равно остаются вопросы. Помощь была оказана как-то неравномерно, неразумно», — говорит житель Кемерово.

А по словам бывшего пресс-секретаря Российского Красного Креста Татьяны Кленицкой, проблема в компетентности специалистов, работающих в РКК:

«Случилась «Зимняя Вишня». Начинается сбор средств, а на что эти средства разумно потратить, даже мыслей ни у кого нет. Деньги собираются, а дальше не могут решить, как их с толком потратить. Ушло огромное количество специалистов Красного Креста. Там не платят зарплату уже третий год. Нет денег. Красный Крест – независимая организация, государство её не финансирует. Организация существует за счёт меценатов и членских взносов. Программы, которые осуществляет Красный Крест, сегодня финансируют другие национальные общества из-за границы. Ушли все специалисты. Пришли те, кто ничего не знает про Красный Крест».

Читайте также:  Парадокс дня: «Единая Россия» в выборах не участвовала, но празднует победу...

 

«Дружба» — вопрос международный.

Мы позвонили госпоже Лукутцовой ещё раз и попросили разъяснить ситуацию с санаторием «Дружба». Ответ от нее ждали два дня, но так и не получили. На самом деле история с «Дружбой» длинная и очень неприятная.

Учреждение это находится на земле, арендованной у администрации Мытищинского района Московской области. Изначально оно стоило, по оценкам экспертов, около 300 млн рублей. Затем, в 2008 году, решили, что санаторий подлежит капитальному ремонту и заключили соглашение с инвестором, который согласился делать его в обмен на долю в санатории. Инвестор начал демонтировать крышу, вынес оборудование, но потом работы прекратились. Контракт был разорван.

Сейчас у санатория более 10 млн долга за аренду перед Московской областью. Российский Красный Крест начал инициировать процедуру банкротства.

Согласно системе СПАРК, санаторием управляет ООО «Дружба», директором которого значится Раиса Лукутцова, возглавляющая Российский Красный Крест. Таким образом, РКК — учредитель ООО «Дружба». Номинальная стоимость санатория в системе СПАРК — 51 млн рублей. Вот, что рассказал «Новым Известиям» руководитель Московского отделения Красного Креста Игорь Трунов:

«У проблемы с санаторием уже «борода выросла». У меня лично был разговор по этому поводу с представителем Международного комитета в прошлом году. Он мне сказал, что это – не мой уровень и активно защищал создавшуюся ситуацию. Всё было хорошо и всем всё нравилось. Международный Красный Крест тоже в офшорных зонах. Нездоровые ситуации встречаются и в международных структурах».

На мысль об иностранных покровителях руководителя российского Красного Креста г-жи Лукутцовой навел и следующий факт. «Новые Известия» связались с делегациейМеждународного Красного Креста в Москве. Пресс-секретарь этой организации Галина Бальзамова сообщила нам следующее:

«Мы со своей стороны не можем ни подтвердить, ни опровергнуть ту информацию, которая сейчас появилась в прессе. Единственное, что могу сказать: с 1992 года мы работаем совместно с Российским Красным Крестом, с тех пор как Международный Комитет Красного Креста начал работать на территории России. Наше сотрудничество происходит как на уровне региональных отделений, так и с центральным отделением Российского Красного Креста. Мы считаем, что эта работа очень важна».

Читайте также:  Между Крымом и Украиной скоро появится двухметровый забор

И еще факт: недавно Раиса Лукутцова была избрана на пост руководителя Российского Красного Креста на 3-й срок, хотя, поустановленным правилам, занимать эту должность более 2-х сроков подряд по Уставу МКК невозможно.

И это — не единственная юридическая «загогулина» в РКК.

Игорь Трунов вспоминает: «Когда я пришел в Московский Красный Крест, там уже умудрились растащить всю недвижимость. Хотя 25 лет назад это была одна из самых богатых после распада Советского Союза организаций. На деньги Красного Креста был основан Артек, была собственная авиация, автомобильный транспорт, да и собственных помещений было очень много. Всё это растаскивалось».

А по словам Татьяны Кленицкой, большое количество программ свернуты или приостановлены. Это — «Российский Красный Крест против туберкулёза», программы помощи больным СПИДом, помощи больным детям, сиротам, престарелым, бездомным, больным одиноким старикам, упразднена огромная служба милосердия Красного Креста. Сейчас все это сведено до минимума. Добавлю, что на всю Россию из 90-а некогда действовавших отделений Красного Креста осталось всего 10.

Каково же будущее этой организации? И сохранится ли она вообще в России?

Эксперты говорят, что в Госдуме уже не один год пылится законопроект о переподчинении РКК государственным структурам. Но если его принять, международный Красный Крест прекратит всякое сотрудничество с Россией. Ведь основа этого движения — независимость от властей любых стран. Иначе как его активисты смогут выполнять свои задачи, скажем, во время военных конфликтов? Ну а коли нет готового решения, то ситуация остаётся замороженной до лучших времен. С перспективой медленного, но верного угасания.

Современной России никакие «агенты» с независимым статусом и выходом на иностранные структуры просто не нужны. Власть в 21 веке увлеклась поддержкой новых благотворительных движений — в первую очередь волонтёров разных мастей.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *