Сирийская мясорубка: «Солдаты удачи» ждут закон о ЧВК

Трагедия на Ефрате подтвердила необходимость правового статуса для бойцов частных военных компаний

Проблему неопределенного правового статуса российских граждан, фактически служащих в частных военных компаниях (ЧВК), уже невозможно игнорировать. Последней каплей стала трагедия под Дейр-эз-Зором, где 7 февраля погибли «солдаты удачи» из России. Отказ государства признать их «своими» льет воду на мельницу как внешних, так и внутренних оппонентов Кремля.

Недаром в Госдуме вновь подняли вопрос о государственном регулировании деятельности ЧВК. «Актуальность, которую обозначил министр иностранных дел Лавров про частные военные компании, требует государственного подхода, рассмотрения, потому что это уже является реальностью», — заявил 14 февраля глава комитета по обороне Владимир Шаманов.

До сих пор складывалось впечатление, что обе стороны конфликта под Дейр-эз-Зором — Россия и США, тянули время, не желая подтвердить факт смертельной атаки американцев на подразделения т.н. «ЧВК Вагнера». Так, глава Пентагона Джеймс Мэттис минувшей ночью заявил, что ему не поступала информация о гибели в Сирии российских «контрактников».

Российский МИД также не давал никакой конкретики. Там заявили, что проверяют информацию о пострадавших в ходе авиаудара американской коалиции выходцах из СНГ. По данным «Коммерсанта», отряд ЧВК, подвергшийся обстрелу, насчитывал порядка 600 человек, вооруженных стрелковым оружием, а также артиллерией и танками.

Между тем, о гибели россиян 7 февраля написали ведущие мировые СМИ. The New York Times назвала конкретные фамилии погибших: Кирилл Ананьев, Владимир Логинов, Игорь Косотуров и Станислав Матвеев. Агентство Bloomberg написало о гибели 200 «солдат удачи». Видеозапись одного из авиаударов американской коалиции опубликовала CNN.

Ранее о деталях бойни под Дейр-эз-Зором со слов очевидцев писал телеграм-канал WarGonzo. Артиллерия не смогла поддержать «вагнеровцев», так как была выведена из строя боевыми дронами американцев. «После артобстрела по остаткам колонны прошлись из вертолетов. Средств ПВО даже ручных не было. Немногие выжившие подтверждают — над окопами противника висели американские флаги», — сообщили на условиях анонимности участники боя.

Диссонансом между неофициальной информацией о потерях и официальной позицией государства поспешили воспользоваться оппоненты Кремля. Так, кандидат в президенты РФ Григорий Явлинский потребовал от Владимира Путина «отчитаться о массовой гибели россиян в Сирии». «Заявления о непричастности государства к деятельности частных военных структур напоминают о том, как власти снимали с себя ответственность за гибель российских военных отправленных на войну в Чечню и Донбасс», — бьет наотмашь лидер «Яблока».

Пресса также не щадит действующего президента. По словам экс-главы Союза журналистов России Игоря Яковенко, сотрудники «ЧВК Вагнера» это те же «российские военные, которых Путин маскирует под «частников». «Их «героизм» почему-то никак не отмечен. Вероятность того, что кому-то из них будет присвоено звание Героя России, равна нулю… Можно гарантировать, что никто в студии Соловьева не предложит почтить их память», — пишет Яковенко.

На официальном признании статуса бойцов ЧВК настаивают, в частности, ополченцы Донбасса. «Солдаты ЧВК это солдаты России. Это воины государства… Если государство отказывается защищать, признавать своих солдат, то такое государство долго не простоит… Государство не вправе замалчивать их трагическую гибель и масштаб военной катастрофы. Ибо спустив с рук америкосам гибель наших парней сейчас, мы получим нападение пиндосов уже на саму Россию», — такие мнения можно встретить в сети.

Читайте также:  "Ростех" готов развернуть С-400 против России

О том, какие задачи должны выполнять российские ЧВК «СП» рассказал заместитель президента по информационной политике Российской академии ракетных и артиллерийских наук Константин Сивков.

— Пока есть сомнения в данных о погибших. Одни источники утверждают, что потерь не было вообще, другие говорят о двух сотнях бойцов, третьи называют цифру до шестисот человек. Официальных подтверждений нет.

«СП»: — К сожалению, в гибели Кирилла Ананьева сомнений нет, наши источники надежны…

— Да, в прессе называется эта и несколько других конкретных фамилий. Но, говоря о наших потерях, мы должны понимать, что потери американцев в Сирии тоже заметны, в том числе среди офицеров. Это десятки человек.

«СП»: — От этого нам в России не легче. Следует, видимо, задуматься о полноценном признании ЧВК…

— Сегодня основной формой войны является «гибридная война». Такие войны часто ведутся силами иррегулярных формирований, без включения регулярных вооруженных сил и без официального вступления в войну. Поэтому ЧВК являются очень удобным инструментом ведения таких войн. Однако надо понимать, что ЧВК не должна выполнять задачи линейной пехоты.

В круг задач ЧВК должны входить: оказание консультационных услуг войскам, с которыми они взаимодействуют, выполнение функций посредника между регулярными войсками или госорганами страны-куратора и иррегулярными формированиями, обеспечение транзита вооружений, доставка материально-технических средств и финансов в эти иррегулярные формирования и руководство боевыми действиями, которые они ведут.

Кроме того, ЧВК могут использоваться в качестве ядра тех сил, которые ведут линейный бой. Например, линейная пехота есть, она действует, но не надежна. Вот тогда ЧВК решают задачи заградотрядов, либо оказывают ей «моральную поддержку». Сейчас в мире распространена именно такая схема действий ЧВК.

«СП»: — А в Сирии?

— Судя по данным из Сирии, наши ЧВК использовались как линейная пехота и это нехорошо. Поскольку это добровольцы, это штучные кадры, исключительно ценные, высокоподготовленные, идейно мотивированные люди и их надо очень беречь. Использовать их в качестве линейной пехоты — это все равно, что забивать гвозди с помощью «айфона».

Мои источники, связанные с сообществом добровольцев Донбасса, считают, что сегодня компании типа «ЧВК Вагнера» используют бойцов так, как будто хотят их уничтожить. Такие люди понимают, где добро, где зло, и в случае обострения ситуации в стране могут стать центром консолидации сопротивления. Поэтому их бросают первыми в бой, как пехоту.

Я тоже считаю, что это вполне реально.

«СП»: — Звучит чудовищно… Какими могут быть последствия такого «использования»?

— Если потери в Сирии действительно окажутся большими, то это серьезно ударит по власти. Напомню, что именно необоснованные потери и провалы Русско-японской войны вызвали в свое время революцию 1905 года, а потери и провалы Первой мировой войны привели к революции 1917 года. Сейчас чувствительность общества к жертвам нивелировалась и поэтому даже сравнительно небольшие потери могут стать детонатором…

Тем более что силы, ориентированные на взрыв ситуации в России, этому будут способствовать. Мы уже сейчас видим, как активно они распространяют информацию из Сирии.

Читайте также:  Кто терроризирует Россию?

«СП»: — Нужно ли, по-вашему, зафиксировать цели использования ЧВК и защитить права их бойцов на законодательном уровне?

— Существуют правила охраны труда, которые обычные предприниматели обязаны соблюдать. Наверное, в сфере ЧВК тоже должно что-то такое быть.

— Отсутствие подтвержденной информации о случившемся под Дейр-эз-Зором объясняется, прежде всего, неопределенностью статуса «ЧВК Вагнера» в Сирии, — напоминает главный редактор портала chvk.info Евгений Берсенев. — Эта неопределенность в свою очередь вызвана правовым вакуумом с ЧВК.

«СП»: — В ряде западных, украинских и российских либеральных СМИ уже появились материалы, суть которых заключается в том, что погибшие бойцы «попытались отжать» нефтяной завод CONOCO, находящийся в провинции Дэйр-эз-Зор и контролируемый курдскими формированиями…

— Даже если это и так (что подтверждается далеко не всеми заслуживающими доверия источниками), то отнятие у противника экономической инфраструктуры — вещь вполне закономерная в условиях конфликта. Курдские формирования (контролируемые США) в данном регионе являются дестабилизирующим фактором — как для Дамаска, так и для Турции, кстати.

Другое дело, что подобные серьезные атаки должны тщательно планироваться, чтобы они не заканчивались так, как это случилось в данном случае. А для этого требуются согласованные действия с привлечением ресурсов армии, разведки и т. д. Ясно, что здесь этого не наблюдалось, что дало повод некоторым украинским ресурсам позлорадствовать, что, мол, «Россия утилизирует в Сирии пассионарный элемент» и выпустить фейки о «бегстве наемников из Сирии».

«СП»: А как это выглядит на Западе, где ЧВК появились и действуют уже давно?

— Если взять опыт англосаксов, то в руководстве и контролирующих структурах их ЧВК часто присутствуют отставные военные и политики, сохраняющие неформальные связи с действующим политическим руководством и военным командованием. И поэтому они действуют абсолютно согласованно. У нас пока мы можем видеть продолжающиеся споры «кремлевских башен», ссоры приближенных особ и прочие, не способствующие конструктивному характеру явления.

Из-за этих политических передряг мы имеем немалое (сколько бы их ни оказалось — ясно, что было много) количество погибших отличных бойцов, очевидный информационный проигрыш и большие политико-имиджевые потери. А главное, горе родных и близких павших. Поэтому следует активизировать работу над законом о ЧВК, дабы исключить для ребят статус «ихтамнетов».

«СП»: — Понимание, что добровольцы, пусть и на зарплате, защищают интересы страны приходит медленно…

— Наш солдат, даже в статусе сотрудника ЧВК, останется воином России. Опыт и настрой наших знаменитых «солдат удачи» (Олега Валецкого, Игоря Коваля и других) в этом убеждает. Можно напомнить, что ребята из «ЧВК Вагнера» совместно с сирийскими военными провели операцию возмездия за гибель летчика Романа Филипова. Это говорит, что каких-то внутренних противоречий у кадровых российских военных и «вагнеровцев» в Сирии нет. Дело в политических дрязгах, которые в данном случае просто вредны.

Своим взглядом на проблемы ЧВК с «СП» поделился один из разработчиков соответствующего законопроекта директор Независимого научного Фонда «Институт проблем безопасности и устойчивого развития» Виктор Ананьев.

— Специалисты нашего института были авторами последних двух редакций законопроекта о ЧВК. Их вносил депутат Госдумы Геннадий Носовко (законопроект принят не был — авт.). Он был грамотно сделан, но стоял вопрос о политической воле. Не все понимали, что закон о ЧВК, предполагает создание подразделений, вписанных в интересы безопасности государства. Это просто форма реализации государственных интересов, не больше.

Читайте также:  Зачем Западу конфликт в Приднестровье: Додон раскрыл антироссийский план

Кроме того, мы подготовили модельный закон о частной военно-охранной деятельности для ОДКБ. Он был опубликован в «Парламентской газете». Этот закон служит примером странам-участницам договора с целью унификации терминологии, подходов и т. п. Модельный закон рекомендуется для имплементации законодательным органам государств, входящих в эту структуру. Это делается для улучшения взаимодействия.

«СП»: — Что можно сказать о применении такого инструмента как ЧВК в Сирии?

— Сейчас, когда боевики ИГИЛ* потеснены и в организованной форме находятся в основном в Идлибе, встает вопрос о восстановлении экономики Сирии и одновременно о том, кто будет охранять тех, кто будет восстанавливать арабскую республику. Сирийское правительство, обладая вооруженными силами, тем не менее, не имеет возможности обеспечить безопасность иностранных специалистов.

«СП»: — А как вам на эту роль российская военная полиция?

— Это был хороший опыт. Батальоны военной полиции прекрасно показали себя и в Алеппо, и в Идлибе и в других местах. Но это государственные военизированные формирования! И поэтому государство несет ответственность за это. Но кто будет защищать бизнес?

Такая форма, как ЧВК, существуют более 50 лет. Общий объем этого мирового рынка достигает 150−200 млрд. долларов в год. Такие страны как США, Англия, Франция, Китай имеют подобные подразделения, а в России считают, что это наемники. Хотя существует протокол Женевской конвенции, где четко прописаны пять признаков наемничества!

«СП»: — Предположу, что вопрос создания ЧВК беспокоит корпорацию военных…

— В нашем проекте закона указано, что ЧВК охраняют объекты Минобороны, они не пересекаются с частными охранными организациями и не являются их конкурентами. А за рубежом ЧВК выполняют задачи, поставленные правительством России. То есть, ЧВК должны быть вписаны в мобилизационные планы, иметь центры подготовки.

Кроме того, существует серьезная социальная задача. Она связана с тем, что около 15% населения — это социально активные люди. Те, кто снял погоны, хотят заняться какой-то деятельностью. Им нужен выбор, куда идти: в Росгвардию, полицию, в бандиты или в ЧВК. Им нужна самореализация.

«СП»: — Какие еще резоны есть в легализации ЧВК?

— К числу достоинств ЧВК можно отнести то, что они расширяют возможности государства в обеспечении безопасности за рубежом. Причем, выполняют только те положения договоров, которые заключены официально. И только в этих случаях имеют право применять оружие. Это не какие-то вольные стрелки, которым нечего делать или хочется заработать!

К слову, довольно многочисленную российскую собственность за рубежом часто охраняют иностранные ЧВК за наши, российские, деньги. Поэтому пора легализовать ЧВК в России. Взять их под жесткий контроль государства и активно использовать для решения задач безопасности России.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *