Система против антисистемы

Люди старшего поколения, те, что учились в советской школе, точно знали, что завтра будет лучше, чем сегодня. И это был не только пропагандистский штамп, но и идеология государства, воплощённая в реальные решения. Можно сказать — даже идея российской цивилизации, базирующейся на социалистических принципах устроения общественной системы.

Безусловно, можно найти тысячи людей, кто поставит под сомнение сие утверждение. Но основываться они чаще всего будут на каких-то частных случаях или отклонениях от общей нормы. Например, на массово обнародованной в 80-е годы архивной информации о репрессиях, трудоднях, голодных годах, либо на бабушкиных рассказах, которая стояла в очереди за колбасой и туфлями. Кстати, за настоящей колбасой (а не ароматизированной эмульсией) и настоящими ГОСТовскими туфлями (а не китайским контрафактом не пойми из чего). Помню свою школьную обувь, которая была обязательно кожаной и практичной (хоть и советской, что выпадало из ряда престижной). Портфели школьные были тоже кожаные, при этом редко какой ученик не катался на них зимой с горки, просушивая затем тетради и книги.

Но речь не об этом. Принцип «завтра лучше, чем сегодня» ежедневно доказывался в практической жизни. Из лапотной полуразваленной империи СССР сделал опережающий шаг в индустриализацию. Строились предприятия, причём не там, где выгодно с точки зрения доходов, а там, где государству необходимо было решать комплексные задачи трудоустройства населения, промышленной логистики, социального развития, управляемости, поддержки местных инициатив, торговли, жилищного строительства и т. д. Как пример: шахта выработала свой ресурс — на её месте и в данном населённом пункте строится завод, фабрика или иное предприятие, которое бы позволяло сохранить рабочие места высвобождаемых горняков, а значит, и численность населения и стабильную работу всей инфраструктуры населённого пункта. Не факт, что так было везде и всегда, случались и исключения, но в целом такая региональная политика проводилась планово и методично.

Вокруг новых построенных предприятий, открытых месторождений вырастали целые города и посёлки, организовывались предприятия энергетики, сельского хозяйства и пищепрома. Промышленность СССР входила в тройку мировых лидеров, а по некоторым показателям производства — была на первом месте. Речь не об углеводородах, а, например, о производстве тракторов, которыми обеспечивались не только свои сельхозпредприятия, но и страны зарубежья. Развивалась наука и образование, их успехи, как бы ни ёрничали системные и «назывные либералы», были впечатляющими, что признавалось во всём мире.

Я отнюдь не идеализирую советское прошлое и не предлагаю мест в машине времени для тех, кто хотел бы вернуться во времена детства и молодости и пожить «как раньше». Прежде всего, потому, что за три десятилетия слишком многое в нашей стране подверглось деформации и деградации. Причём настолько жёсткой и радикальной, что никаких вариантов возрождения СССР в прошлых его ипостасях даже не просматривается. И теперь подавляющее большинство людей живут по другому принципу: «Куй железо, не отходя от кассы», или «Бери сегодня, завтра может не достаться».

Есть у меня в украинском городе Сумы товарищ. Человек ещё той закалки, уважающий историю своей большой Родины, присягавший народу СССР, служивший и работавший на территории РСФСР, с любовью относящийся к России (в смысле к нынешней РФ), критикующий либерализм-космополитизм и власовщину, болезненно принявший постмайданные события в Киеве, бандеровщину, европейство. Иногда мы с товарищем производим «сверку часов»: что изменилось в личной жизни, и какие процессы идут в нашей некогда могучей большой стране.

Пять лет назад мы были с товарищем единомышленниками. Практически по всем политическим вопросам. То, что критиковал он, было понятно и мне, то, что принимал я, было близко и ему. Например, «Русская весна», возвращение Крыма в состав РФ, карательная операция Киева и США против Донбасса и регионов Слобожанщины и Новороссии, переговоры о статусе Курил. Я всегда получал от товарища достаточно аргументированную информацию о среднестатистических настроениях людей на Украине и в Белоруссии, откуда он родом. И всегда получал много подтверждений достоверности самостоятельно полученной информации.

На тот период мы полностью сходились во мнении, что деградационные процессы, которые особенно активно начались после распада СССР, идут в России, и на Украине, и даже в несколько купированном виде затронули Белоруссию. Потому как принцип «завтра будет лучше, чем сегодня» был попран. Завтра может быть только хуже. Если либеральная политика государств направлена на поддержание экономического благополучия крупного бизнеса, то выживание большинства населения страны фактически в расчет не принимается.

Как следствие — нарушается народный потенциал, и вместе с нарастанием протестного ресурса идут необратимые процессы разрушения большой и некогда успешной(пусть и не идеальной) государственной системы. Деградация в общем понимании — это утрата ранее приобретенных положительных качеств без явной перспективы их скорого восстановления.

То, что кремлёвская официальная пропаганда успокаивает население РФ мантрами о том, что на Украине таки хуже, должно быть показателем добротной работы информационного цеха, но никак не положительной деятельности российской власти и государственной ремиссии. Происходящее на Украине — это процесс социальной деградации одной из частей бывшей единой страны и народно- хозяйственного комплекса. Лев Гумилёв называл этот процесс творением антисистемы.

На определенном этапе данная деградация приобретает черты самостоятельной системы, появляются структуры, новые вертикальные и горизонтальные связи, субкультура, идеология, политические институты, адепты, готовые во имя существования антисистемы уничтожать и разрушать всё здоровое вокруг себя. Антисистему можно сравнить с раковой опухолью в организме человека.

Читайте также:  Израиль и США нашли предлог для второй войны в Сирии ...

Но здесь нельзя думать, что процессы деградации Украины — это обязательно её скорая смерть. Нацистская Германия переживала нечто подобное и продемонстрировала огромные мобилизационные возможности формирования мощнейшей антисистемы в масштабах всей Европы. По ряду показателей откатившаяся во времена античных варваров Германия порой приводила в восторг и даже в ужас своими достижениями промышленности и науки. Все эти нынешние факельные шествия по городам Украины, новая историческая концепция происхождения украинцев, переименования улиц именами убийц, палачей и террористов, с которых привыкла посмеиваться российская пропаганда, в целом лишь видимая часть большой невидимой работы, которую проводят идеологи создания антисистемы на территории Русского мира — Украине. И в этом мне пришлось убедиться во время последнего сеанса связи со своим сумским товарищем.

Нет, он не превратился за пять лет «победы майдана» и «Минска» в «свидомого» дегенерата, кричащего «Слава Украине!», он не впадает в истерику от слова «Путин», не поменял своего мнения по поводу принадлежности Крыма и бандитского нападения нацистов на Донбасс, он по-прежнему уважает и даже любит Россию. Но его риторика изменилась. Он стал говорить о том, что никакой деградации на Украине нет, что всё происходящее — это естественный и единственно верный процесс.

Уж если за 30 лет в Москве не нашлось сил, способных не то, что собрать единое цивилизационное пространство, но даже обозначить перспективу такой возможности, то в Киеве таких сил попросту и не могло возникнуть. Эти силы возникали в каком-то зачаточном состоянии в Донбассе, но в масштабах большой страны оказались ничтожно слабы и маргинальны. В идеологической и информационной составляющих, конечно.

Да, на Украине сегодня нацизм, это неоспоримый факт, другой идеологии у страны просто нет. Но, как считает товарищ, нацизм не является препятствием для создания мощной антисистемы в будущем. За счёт ли внутренних ресурсов, паразитирования на российских или за счёт западных спонсорских — не важно. Народу, а на Украине он ведь тоже «глубинный» (по-Суркову), глубоко фиолетово — в рамках какой системы ему существовать. Именно существовать, то есть выживать. Кто там будет у руля — коммунист, социалист, либерал или фашист — живёт-то один раз…

Подавляющее большинство населения Украины ненавидит свою страну, выезжает из неё (навсегда или на заработки), но не видит никаких перспектив слиться в единое политико-социальное поле с теми, кто, по сути, строит такую же антисистему в РФ. Ведь в РФ настроения населения практически идентичны украинским. Молодёжь тоже не видит своего будущего в этом государстве. Старики обречены. Олигархи, их частные армии, прикормленные чиновники и силовики всесильны.

Всё это ставит путинскую Россию в один ряд с тотально деградирующей Украиной. Да, там бандеровщина. Но чем лучше неё власовщина? Да, там объявлена открытая война всему советскому. Но чем объявленная война лучше необъявленной в РФ, где латентно происходит такая же декоммунизация и десоветизация? А кто в недавней истории активно боролся с коммунистической идеей и на алтарь этой борьбы бросил десятки миллионов жизней? Так что если путинская РФ — это и не Украина, то это не означает, что внутри неё не развивается аналогичная антисистема.

Российское общество идеологически и информационно дезориентировано. В стране десятки маргинальных политических и религиозных групп бьются друг против друга за право быть чуть узнаваемей в кругу таких же маргиналов либо ближе к «кормушке». А балом правит совершенно иные силы, кланы и идеология, которую упомянутый г-н Сурков назвал путинизмом. То есть внутри России развивается несколько альтернативных и синхронизированных явлений, скажем так, источников. Часть которых (ничтожно малая) несёт в себе идеи развития, другая часть, безусловно, большая, энергию деструкции и разложения.

В романе английского писателя Уильяма Голдинга «Повелитель мух», принесшем автору Нобелевскую премию, повествуется о создании альтернативного общества детьми, после авиакатастрофы оказавшимися на необитаемом острове. В условиях отсутствия здравых организационных идей, происходит подчинений слабых сильным, на острове царит раскультуривание, конкуренция, насилие, одичание, жестокость, доходящая до садизма и убийства. Игнорируются и забываются даже здоровые идеи и спасательные мероприятия, принятые ранее большинством робинзонов. На острове появляется примитивный культ Зверя и поклонения ему.

Известный фильм Георгия Данелия «Кин-дза-дза» показывает вариант деградировавшего общества. У него имеется в наличии довольно-таки развитая техника, есть умы, но всё это — остатки величия былой цивилизации. Наследники не могут ни сохранить, ни приумножить, ни даже управлять тем, что имеют. В результате просто построили паразитарную уголовную (по сути) антисистему проедания, эксплуатации, страха. В которую инкорпорировалось всё общество.

В России происходит нечто подобное, и тысячу раз ошибаются те, кто считает, что где-то на периферии, к которой традиционно у нас относится и Украина, процессы деградации идут с опережающими темпами. Да, на Украине уже не празднуют 23 февраля. Не потому, что не хотят. Боятся. Страна живёт в страхе. Поэтому творцы антисистемы предложили людям другой праздник — 14 октября — день террористической организации УПА (запрещена в РФ). Уже в рамках новой модели.

Однако разве в путинской РФ иначе? Вместо дня Октябрьской революции, олицетворявшего социальные завоевания дедов и отцов, получите День народного единства. Зачем народу социальные завоевания? Публично выступающих против путинской антисистемы людей в России — на пальцах одной руки. Поддержка идей преображения и переустроения России осуществляется только киванием на кухнях или лайком после просмотра ролика на канале в Ютубе. Народ в большинстве опасается публичных оценок действий власти, дабы не потерять то, что пока ещё режим не отнял у него. Либо просто не понимает сущности общественно-политических ревизий либерализма. Если советский строй, например, несмотря на его дефекты, способствовал становлению личности, то устоявшийся в РФ либерализм стал причиной деградации личности, её оболванивания, оглупления, расчеловечивания.

Читайте также:  Курдистану нечем ответить иракским танкам

Несколько дней на просторах российских соцсетей и на ТВ обсуждают инцидент, произошедший на Украине, где дочерей вице-премьер-министра Крыма Ларисы Опанасюк публично заставили указать — чей Крым и является ли Россия страной-агрессором? Как известно, официальный Киев не признаёт АРК российским, а РФ в свою очередь законодательно утверждена агрессором. То есть, если ты не признаёшь этого, то автоматически являешься нарушителем закона и подпадаешь в лучшем случае под обструкцию всех псов нацистского режима.

Инцидент крайне неприятен, даже омерзителен, если не знать того, что для Украины это является нормой. «Крым украинский» и «Россия-агрессор» — это не оспаривается, не подлежит анализу. Любой политик, чиновник, журналист, гражданин не имеет права даже рассуждать на эту тему. Что, собственно, можно легко отследить, просмотрев несколько телепередач на любом из украинских каналов.

Украинский режим ведёт себя как мафиозный клан. Только мафиози, совершив преступление (убив, изнасиловав, ограбив), принуждает членов мафии взять пистолет и добить жертву. В лучшем случае публично сказать, что убитый (ограбленный, изнасилованная) был плохим парнем (девушкой). Члены общества обязаны быть и физически и ментально сроднены с главарями мафии и не осуждать её преступлений. «Ты за свой народ или за страну-агрессора?», «Чей Крым?», «Кто убивает украинцев в Донбассе?» — это типичный перечень вопросов, ответы на которые уже давно прописаны в СМИ.

Но что предлагают россиянам: «Если не Путин, то кто?», «Есть Путин — есть Россия», «Путин не нравится? Вы хотите как на Украине?», «Если ты не за Путина, то ты за США», «Ты против пенсионной реформы, значит, против России», «Ты против войны в Сирии, значит, за терроризм», «Против Мадуро? Значит агент Госдепа». Те же яйца, только сбоку. Немного смещены акценты на личность.

Завтра агитпроп начнёт (да уже начал) топить за то, что нам нужен мирный договор с Японией, а ради него никаких Курил не жалко, и окна Овертона будут вывернуты наизнанку. Выбор людей будет лежать в плоскости: если ты против государственной измены и раздачи российских территорий, то ты враг народа и верного курса Кремля. Примеров можно вспомнить множество, но все они о том, что путинская РФ в своей деградации недалеко отстает от Украины. И российская официальная пропаганда работает на усиление, ускорение, углубление этой деградации.

Возможно, в деталях ошибусь, но в целом деградация России (её исторической версии, а не только Российской Федерации) происходит в той же парадигме, которая предшествовала падению Римской империи и Византии. Рим и Константинополь в определённый момент оказались неспособными управлять обширными территориями в силу отсутствия консолидирующей идеи. Всё это наслоилось на обострение социальных отношений, внешнее военное давление, неконтролируемую миграцию (в результате которой варварские племена начали теснить мегаполисы), упадок промышленности, культуры, патриотизма, развал торговли, обеднение населения, его расчеловечивание. Правящие круги перестали беспокоить государственные проблемы, личные интересы стали преобладать.

Всё это, увы, сегодня переживает и Россия, начало распада и углубления деградации которой началось около 30 лет назад. И этот процесс продолжается. В том числе в лозунгах. Раньше народам навязывались штампы «Хватит кормить республики», «Москва обнаглела». Теперь акценты сместились в регионы. На Украине — «Хватит кормить Донбасс», «Киев обнаглел». В РФ «Хватит кормить Кавказ», «Москва обнаглела». Аналогии очевидны. Прогнозы неутешительные.

И в России, и на Украине наблюдается отток коренного населения, сравнимый с тем, что переживал СССР в период начала распада. Упомянутый выше сумской товарищ, к слову, не видит в этом ничего страшного. Да, умные дети уезжают, они стали свободными в своём выборе, учат английский и знают его лучше, чем дети СССР. Русский язык на Украине вообще становится невостребованным. Или востребованным локально, как когда-то малороссийский — язык общения провинций и фольклора.

Этот процесс, по мнению украинского товарища, необратим, естественен и даже полезен для цивилизации, которая и фактически, и юридически объявила о своём распаде. Грузия, Молдова, Украина пошли первыми во вторую волну распада и поглощения более сильными государствами и союзами. Но даже в Конституции РФ имеется много плохо простроченных швов, которые при определённой нагрузке могут не выдержать.

Огромная территория, сформированная из разнокалиберных по экономическому и национальному потенциалу регионов и республик, связанная между собой достаточно зыбкими отношениями элит, а не общих интересов, идей и ценностей народов, находится в зоне риска уже давно. Состояние экономики критическое и находится в прямой зависимости от нефтегазового сектора. Диспропорции регионального развития и доходов населения бьют все рекорды.

Читайте также:  Опрос: главе Центризбиркома Элле Памфиловой доверяют 62% россиян

В РФ появились даже рейтинги богатых и бедных, а также вымирающих и прирастающих регионов, что само по себе ужасно. Эксперты фиксируют различие в доходах регионов от семи до 200 раз! Но агитпроп подаёт данные сведения как само собой разумеющееся. Ну, кто-то там вымирает, и что? Не вписались в рынок.

Кстати, в лидерах по убыли населения Нижегородская, Тульская, Саратовская, Ростовская, Воронежская области. Две последние- приграничные, соседствующие с пустеющими Донецкой и Луганской республиками, где война и откуда, согласно официальным данным, идёт приток «понаехавших». Получается, что вымирает не только воюющий Донбасс, но и прилегающие к нему области РФ.

Русские женщины не рожают. Мужики мрут раньше сроков. Демографическую катастрофу фиксирует даже либеральное правительство Путина-Медведева, видящее выход из положения в упрощении легализации мигрантов из Средней Азии. Почти 16,5 миллионов иностранных граждан поставлено на миграционный учет в 2019 году, против 14,5 миллионов учтенных за 2017 год.

Рост количества мигрантов идёт не на тысячи, а на миллионы! В лидерах — Узбекистан, Таджикистан, Киргизстан. Даже не Украина, которая уже несколько лет мигрирует на Запад. Скоро Россию некому станет защищать — вот в чём проблема. И она весьма созвучна с той, которую пережили Рим и Византия.

Помимо диспропорций в экономическом и социальном развитии субъектов Федерации, а также в уровнях доходов населения регионов (что недопустимо для единого по конституции государства) логистические и экспедиторские компании отмечают сокращение поставок не только из Европы и Азии, но и между российскими населёнными пунктами. Это говорит о том, что люди стали меньше покупать, а если и покупать, то произведённое у себя и продаваемое дешевле, без транспортных накруток.

По сути, происходит невидимая глазу экономическая и социальная дефрагментация государства, ослабевают связи, запускаются процессы хаотизации или обособления единого хозяйственного комплекса на подсистемы. Которым, в свою очередь, приходится волей или неволей поддержать свой гомеостазис в новых условиях.

В СССР разницу между регионами компенсировали за счет индустриализации. В путинской РФ эту разницу компенсируют бравыми телевизионными репортажами о прорывах и рывках. Власть путинской России просто поражает своей способностью загонять страну в исторический тупик, выход из которых становится возможным лишь ценой огромных жертв. Никаких логических пояснений данному феномену найти невозможно, поэтому также спишем это на деградацию элит.

Или на то, что российские элиты уже приготовились к разделу российского пирога, и ждут только удобного случая. И уже создают стране искусственные трудности, то есть сознательно подставляют своё государство и народ под удар, совершая внешне нелогичные поступки. А затем списывают их на политические просчеты. Так было во времена Ивана Грозного, когда Ливонская война довела государство до истощения, в последние годы Николая Романова, пожертвовавшего благополучием Российской Империи во имя геополитических военных перспектив, в период правления Михаила Горбачёва, метавшегося от «сухого закона», соглашения на ядерное разоружение СССР до сдачи Берлина, Прибалтики и Павловской шокотерапии.

Любой государственный проект являет собой продукт творчества масс. Но движущей силой государственности всегда и при любых условиях становятся довольно узкие группы населения. Иногда они возглавляют процесс и ведут массы к серьёзным трансформациям и успешности, иногда наоборот — эти группы пользуются моментом и снимают пенку. Так происходит до того момента, пока общество до определённой стадии не деградирует, и массы вновь активно включаются в процесс строительства государства. В настоящий момент всё историческое пространство России поглощено олигархией, которая скальпирует любые телодвижения народа в сторону перемен. Все эти бандеры, шухевичи, власовы и колчаки, красные, белые — лишь способ манипулирования сознанием толп для продолжения приватизации и оптимизации всех экономических активов на подконтрольной территории. И не более. И российская и украинская олигархия являются частью общемировой глобальной системы, участвуя в его акционерном капитале, но на правах приказчиков, а не хозяев.

Их, как показывают реалии, мало интересует сохранение российской (украинской)государственности, её территориальной целостности, народосбережения. Такие понятия не входят в перечень уставных интересов приватизаторов России. Поэтому и никаких блоков для развивающихся тенденций саморазрушения цивилизационного пространства данные граждане (или неграждане) ставить не собираются. Во всяком случае, пока коллективное общественное сознание замерло, управляемо или находится в состоянии страха. Антисистема жива.

Каким образом Россия могла бы блокировать процессы деградации, тенденцию саморазрушения и начать новую сборку цивилизационного пространства, подробно излагается в Программе Сулакшина, которая в виде предложения стране и народу будет озвучена 1 марта, не пропустите.

 

Антисистему может победить только система. Система, в нашем случае — это собранные воедино, в вооружённую общими смыслами и идеологией части деградирующего общества — она способна не только вернуть государству его традиционные нормы морали, поведения, ценности, идеи, традиции, право, равенство, авторитет, но и умножить их.

 То есть вернуть людям принцип жизни «Завтра будет лучше, чем сегодня». Но прежде, чем это наступит, каждому предстоит сделать непростой выбор: между системой и её антиподом.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *