Смерть Сергея Доренко: самая неожиданная версия

Независимый технический эксперт и постоянный автор «НИ» Юрий Антипов детально изучил обстоятельства гибели известного журналиста Сергея Доренко и пришел к выводу об умышленном и весьма хитроумном убийстве. Подробности — в нашем интервью.

Иван Петровский

— Юрий, что вас заставило изучать подробности вроде бы рядового, на первый взгляд, происшествия? Ведь аналогичных случаев, когда водители автомобилей или мотоциклов испытывают остановку сердца, инфаркты, инсульты, потерю сознания — огромное множество…

— Да, по версии следователей все просто. Сергей Доренко ехал по Садовому кольцу на мотоцикле, во время движения он потерял равновесие из-за остановки сердца и упал на дорогу. После недолгих реанимационных действий — умер. Окончательный диагноз: разрыв аорты.

 

Тут вроде бы не поспоришь. Сергею Леонидовичу было под 60 лет и он, как утверждалось во многих публикациях, знал о проблемах с сердцем. Хотя держался молодцом, работал за троих и заряжал энергией десятки своих сотрудников.

Но я давно знаю, что разрыв аорты — основного кровеносного «трубопровода» — может произойти по многим причинам, в том числе и в результате механического (ударного) воздействия на грудную или брюшную полость. Если учесть, что Доренко упал как раз на левую сторону, то есть на «сердечную» часть тела, то версия о том, что было причиной смерти — остановка сердца или травма грудины, после чего сердце остановилось, не кажется однозначной.

Еще один аргумент в пользу скепсиса — реакция дочери Доренко Екатерины и ее матери. Обе женщины решительно не согласились с «сердечной» версией следствия. Так что стоило внимательнее рассмотреть момент гибели Сергея Леонидовича.

— Известно, что видеокамеры записали как падение журналиста, так и всю предшествующую этому ситуацию…

Читайте также:  Кто подставил президента на прямой линии?

— Да, записали. Записи изъяты следствием, фрагменты их показали по телеканалу «360». Мною был сделан запрос на этот канал для возможности ознакомиться с более качественной копией видео. С моей подачи такая же попытка была предпринята и родственниками погибшего журналиста, сделавшими запрос в следственные органы. Не буду описывать все перипетии этого процесса. В итоге долго мурыжили — и всем отказали. Абсурдная ситуация! Постороннему журналисту из «360» сходу разрешили переснять картинку с монитора камеры уличного видеонаблюдения, а прямым родственникам — нет. Пришлось, в общем, разбирать буквально по милисекундам кадры из открытых источников.

— И что странного вы там увидели?

— Во-первых, показанные в СМИ фрагменты видео очень плохого качества. Такое впечатление, будто они специально были «замылены». Хотя во всех других случаях — например, при фиксации нарушений и выписке штрафов — фото и видео с дорожных камер идет вполне приличного качества. А тут — как будто нарочно картинка оказалась размыта. Однако и при таком качестве можно понять, что между двигавшимся по Садовому кольцу мотоциклистом, машиной и едущими сзади них другими автомобилями были необычно большие просветы. И машина, которая двигалась рядом и чуть впереди с Доренко, никоим образом не отреагировала на уход позади неё мотоцикла влево и выезд его на встречную полосу, потом падение. Лишь уехав далеко в сторону Таганского туннеля, эта машина немного притормозила.

 И что с того? Водитель — просто «тормоз», в зеркало заднего вида в момент падения Доренко не смотрел…

— Я тоже так думал, покуда не стал изучать ситуацию перед падением мотоцикла, когда оба транспортных средства ехали по эстакаде.

 

Сразу отмечу, что дорожное покрытие в момент ДТП было влажным, но никаких луж на дороге.

Читайте также:  Пробками из кортежей чиновников Рублевка обязана Михаилу Суслову

Итак, машина тёмного цвета, двигающаяся по второй полосе и едущий несколько сзади по первой полосе мотоциклист, заезжают на эстакаду. Машина идёт по прямой, колея передних колёс совпадает с колеёй задних, поэтому любой наезд на лужу (но повторю, луж на дороге перед автомобилем не было), сказался бы на картинке в районе арки переднего правого колеса. Но ничего особенного нет. Ни в районе передней колёсной арки, ни в районе арки заднего колеса.Но, проехав ещё несколько метров вперёд, картина около колёсных арок меняется. По прежнему мы видим светлый колёсный диск переднего правого колеса с тёмным ободом резины. А с задней аркой произошли метаморфозы…

В районе задней арки появляется некое облачко. И оно из задней колёсной арки даже стало перекрывать тень от машины на дороге, застилая её быстро рассеивающимся дымком. По мере приближения к другой камере я понял, что это не просто облачко, а это струя дыма (или газа), которая выбивается из колёсной арки под прямым углом (а не назад, как в случае брызг) в сторону первой полосы движения, по которой чуть сзади едет на мотоцикле Доренко.

И теперь в дымке теряется не только тень от машины на дороге, но и дорожный столб в момент проезда стал расплывчатым. Более того, эта струя выбивается не позади заднего колеса, как было бы в случае брызг из-под колеса. Источник этой струи расположен в арке на высоте и находится в ПЕРЕДНЕЙ части задней колёсной арки.

На это место указывает достаточно контрастное белое пятно точечного распыла с высокой концентрацией дыма (или газа).

— Иными словами, машина, следующая впереди мотоцикла Доренко, выпустила струю нервно-паралитического или отравляющего газа? Какого именно?

Читайте также:  "Дешевый бензин": чехи удивили словами о России

— Определить характер этого вещества я не в силах. Но нетрудно понять, что мотоциклист дышит набегающим воздухом. Смертельная сила некоторых ОВ такова, что достаточно одного вздоха, чтобы потерять сознание.

— Но вы-то, Юрий, понимаете, что в таком случае мы имеем подозрение на весьма изощренное и трудно организуемое убийство. Во-первых, боевые газы практически недоступны для обычных людей, во-вторых, ими надо уметь пользоваться, в-третьих, соорудить техническое устройство по впрыску из автомобиля, в-четвертых, подгадать место и время преступления, в-пятых, все это мероприятие требует немалых денег… При этом Сергей Доренко, как видится в профессиональном сообществе, не вел каких-то громких расследований, не был «врагом режима», занимая пост главного редактора радиостанции, принадлежащей мэрии Москвы…

— У меня нет никаких причин заниматься конспирологией, либо гаданиями на кофейной гуще. Задача технического эксперта в любом расследовании — грубо говоря, увидеть то, что другие не замечают, и поставить вопросы перед следствием: а вы, ребята, такую версию отрабатывали? Или решили остановиться на самой удобной?

В истории с гибелью Сергея Доренко есть белые пятна. В этом я уверен.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *