США распространят опыт борьбы с «Русалом» на всю российскую экономику

В Вашингтоне нащупали болевые точки Москвы, и будут бить по ним

Начиная с 2014-го, каждый новый год в России воспринимается как рубежный. Во многом так оно и есть. Но 2019-й имеет все шансы выделиться даже в этом рубежном ряду.

По сути, в 2018-м США провозгласили курс на отказ от принципов, на которых базировался прежний мировой порядок, и в 2019-м мир столкнемся с последствиями этого курса. Это прежде всего относится к сфере международной безопасности, и напрямую касается России.

Так, можно не сомневаться, что США в начале 2019 года выйдут из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Как раз к тому времени истечет 60-дневный ультиматум России, который госсекретарь США Майк Помпео озвучил 4 декабря во время встречи министров обороны НАТО.

Ультиматум прост: если Москва не уничтожит крылатую ракету наземного базирования 9М729 — по мнению Вашингтона, она нарушает договор — США выйдут из двустороннего соглашения. Между тем, ДРСМД является одним из столпов системы контроля над вооружениями.

По мнению частного разведывательно-аналитическое агентства Stratfor, которое в Америке называют «теневым ЦРУ», это приведет к дальнейшему наращиванию военной мощи в США и России, и особенно на окраинах Европы.

«Польша, Румыния и государства Прибалтики будут проявлять наибольшее желание разместить у себя дополнительные американские силы и средства. Но пройдет не менее года, прежде чем Соединенные Штаты развернут в этом регионе ракеты средней дальности. Россия, со своей стороны, будет наращивать свое военное присутствие и силы в Калининградской области, на западе страны, в Крыму и на Черном море», — считают аналитики агентства.

Кроме того, уверен Stratfor, Россия в 2019 году будет наращивать военное присутствие на периферии бывшего Советского Союза. «Еще один фронт в продолжающемся российско-украинском конфликте будет формироваться в Азовском море. Обе страны будут наращивать там военно-морские силы, а США станут оказывать военную помощь Украине», — предсказывает «теневое ЦРУ».

Помимо игры на обострение в военно-политической сфере, США в 2019 году совершенно точно усилят санкционное давление на Россию. В ноябре администрация Дональда Трампа сообщила Конгрессу, что Москва не выполнила требования, которые позволили бы ей избежать второго пакета ограничений из-за «дела Скрипалей».

Новую порцию санкций Госдеп может ввести также в начале 2019 года. И надо понимать: закон о контроле над химическим и биологическим оружием (CBWCA — Chemical and Biological Weapons Control Act) предусматривает достаточно серьезный пакет санкций.

Это может быть полный запрет экспорта любых товаров из США, кроме продовольственных, запрет на импорт российской нефти, запрет на операции с российским госдолгом, на кредитование российских компаний и лиц, полный разрыв дипломатических отношений и запрет на полеты в США российских авиакомпаний. Да, президент Трамп вправе выбрать три опции из перечисленного списка. Но история с «Русалом», который из-за санкций перешел под частичный контроль Минфина США, показывает, что опции второго пакета не будут символическими.

Наконец, еще один острый сюжет-2019 — поставки российского газа в Европу через Украину. Как раз в конце 2019 года истекает срок действия нынешнего транзитного соглашения. 12 декабря депутаты Европарламента приняли резолюцию, в которой говорится, что «Северный поток-2» «представляет угрозу европейской энергетической безопасности». В документе сказано, что Европарламент считает роль Украины в европейской сети энергообеспечения ключевой. Это значит, Европа в 2019 году также усилит давление на Кремль с тем, чтобы Россия и дальше финансировала украинскую экономику.

Читайте также:  Фильм про Путина: что позволили Стоуну, не позволили русским

Словом, год предстоит очень серьезный. А вот как он выглядит в прогнозах наших экспертов.

— Главным фактором в 2019 году останется ведущаяся против России многомерная война, — считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Война, в которой преимущественную роль играют экономические средства, но также играют роль очаги напряженности и вооруженные конфликты по периметру границ, дипломатические скандалы и инциденты, а также информационная война.

Наверное, самые острые опасения ближайшего круга связаны с провокациями на Украине. На мой взгляд, со стороны Киева и стратегов США будет сохраняться линия на поддержание конфликта низкой интенсивности: с вовлечением РФ и по схеме Москва-Донбасс, и Киев-Москва — но без перехода к масштабным боевым действиям.

Эта линия поведения для наших оппонентов и противников представляется им оптимальной, потому что время работает скорее на Киев, чем на Донбасс. У Украины больший запас прочности — и экономической, и социально-психологической, чем у самопровозглашенных республик.

Причем этот тлеющий конфликт — с точки зрения большой мировой геополитики — является в большей степени проблемой для России, чем для Соединенных Штатов. А является ли он проблемой для Киева — никого не интересует. Это вопрос второстепенный для стратегов, которые принимают решения.

Мне представляется поэтому, что в 2019 году возможны провокации со стороны Украины, но остающиеся в рамках игры на грани.

«СП»: — Какие еще риски возникнут в 2019-м по периметру наших границ?

— Есть риск эскалации армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Напомню, возобновление войны за Карабах является для Москвы крайне неприятным сценарием. Потому что любая реакция Кремля фактически будет означать дезинтеграцию ОДКБ — главного нашего формата безопасности.

Если Москва окажет поддержку Армении, то это станет серьезным ударом по отношениям с Казахстаном и Белоруссией. Я уже не говорю про Азербайджан — он не входит в ОДКБ, тем не менее, является важным партнером на постсоветском пространстве.

Если же Москва не окажет такую поддержку, это может расцениваться как неоказание союзнической помощи в рамках ОДКБ, и тоже девальвирует эту организацию.

Другая очевидная болевая точка — это Приднестровье. Ключи от управления этой конфликтной ситуацией находятся не в Москве. Соответственно, и решения об эскалации будут приниматься в каких-то других столицах, а у Москвы не так много рычагов, чтобы на этот вызов отвечать и успешно реагировать.

Помимо этого, на постсоветском пространстве возможно политико-силовые провокации со стороны стран НАТО — опять же, в рамках концепции игры на грани фола. И здесь одним из наиболее подходящих театров действий является акватория Северного морского пути. Естественно, не в зимний период, а в летний, когда там нет сплошного ледового покрова.

 

Дело в том, что Севморпуть — зона правовой неопределенности. Москва считает режим судоходства в акватории Северного морского пути разрешительным для всех судов, включая иностранные — то есть, судам необходимо запрашивать у РФ разрешение на проход. Но другие игроки — не только страны НАТО, но и Китай, и другие партнеры России — так не считают.

При желании можно начать на этой неопределенности играть, и ставить Москву перед вызовом. Примерно то же, замечу, американцы проделывают со своими канадскими союзниками. Американцы ходят через Северо-Западный проход как хотят, тогда как канадцы считают, что янки должны запрашивать разрешение, хотя и не применяют к ним силовых мер. В итоге явочным порядком действует американский подход.

Читайте также:  Вашингтон обвиняют в расколе G7

С Северным морским путем американцы могут использовать ту же методику, тестируя Россию на реакцию. Оба сценария реагирования — силовое задержание и воспрепятствование, и отказ от него — чреваты определенными рисками.

«СП»: — Как будет развиваться тема с химоружием в России?

— Она стоит в том же ряду нагнетания политико-дипломатической напряженности. Очевидно, что есть «длинная» линия информационно-политической войны на превращение России — в глазах мировой общественности — в государство, которое использует химоружие, и покровительствует тем, кто его использует. Поэтому вполне можно ждать продолжения инцидентов, инсценируемых на этом направлении.

«СП»: — Что будет происходить на экономическом фронте?

— Здесь самая интересная, наверное, игра. США точно нащупали болевую точку российской экономики, каковой являются крупные системообразующие компании, принадлежащие разным государственным и негосударственными игрокам. Мы видим, как на примере «Русала» на наших глазах отрабатывается модель перехвата контроля над российскими стратегическими активами — через инструменты жесткого геоэкономического давления.

Если американцы пилотную модель по «Русалу» реализуют успешно, можно ожидать, что они начнут ее тиражировать на другие крупнейшие российские компании, которые критически зависят от внешних рынков сбыта.

Эти компании, по сути, США смогут закрыть — полностью или частично. И если эта линия будет продолжаться, это будет означать уже очень серьезное поражение России, и ее постепенную десуверенизацию.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Такая десуверенизация нам угрожает в ближайшие годы, если российская власть не изменит модель отношений государства и крупного бизнеса, и не перейдет к формированию мобилизационной модели экономики.

По сути, тот временный, шаткий компромисс между претензиями на суверенитет во внешней политике и экономической зависимостью от глобальных игроков, который сложился в нашей стране на протяжении последних лет, исчерпывается — этот компромисс подходит к концу.

И теперь Кремлю предстоит сделать выбор. Либо в пользу уже более широкой, комплексной десуверенизации — к тому, чтобы дополнить экономическую зависимость от Запада еще и политической зависимостью. Либо выбор в пользу комплексной ресуверенизации — формированию мобилизационной модели экономики, которая могла бы поддержать заявку на суверенитет на внешнеполитическом поле.

Судя по всему, выбор делается в пользу постепенной десуверенизации — которая, как надеются российские элиты, будет носить более-менее управляемый и мягкий характер. Думаю, 2019 год будет важным именно с точки зрения понимания: какой выбор все-таки сделал Кремль.

— Политика — это отражение экономических процессов, по крайней мере, согласно марксистской трактовке, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Экономика первична в современном мире — в условиях глобализации и финансовых рынков. Противоречия, которые возникают в мировой экономике, устраняются с помощью непопулярных, как принято говорить, политических решений — но не наоборот.

Так вот, в 2019-м финансовые рынки будут проседать — прежде всего, в связи с окончанием смягчающих программ (программ накачки экономик деньгами) практически во всем мире, включая Европу. Это болезненный процесс. Мы видели, что в 2018 году он привел к крушению развивающихся рынков, замедлению Китая, а на исходе года — к падению биржевых индексов уже и развитых стран. И это только начало.

Читайте также:  О ситуации в Восточной Гуте рассказал российский Центр по примирению в Сирии

Надо понимать: нынешние явления — это отложенный эффект решений 2008−2009 годов, когда программы количественного смягчения и были запущены. Долгое время эти программы не было возможности прекратить. В результате они создали виртуальную реальность, где стоимость активов по всему миру носила вероятностный характер. Должен был произойти clearance — «прояснение» рынка — чтобы стало, наконец, ясно, что сколько стоит.

Замечу, в современной экономике именно clearance определяет конец финансового цикла. Этот этап в экономике можно сравнить с периодом реабилитации наркомана, в течение которого он привыкает жить без наркотика, и переживает серию «ломок».

В 2019-м мировая экономика вступила как раз в такой период. Но глобальная экономика так устроена, что ведущие игроки свои «ломки» могут перенаправить на периферию. Именно это они в 2019-м и сделают.

Главный игрок — это, понятно, США. Сейчас в Америке очевидна слабость Дональда Трампа и сил, которые стоят за ним. Глава Белого дома, я считаю, уже выполнил ту программу, ради которой его сделали лидером страны — разрушил сложившуюся систему мировой торговли, которая стала мешать США. В результате, Трамп перестал быть необходимым, и теперь давление на него будет, на мой взгляд, только усиливаться.

Это будет заставлять Трампа прибегать к активным внешнеполитическим действиям. В том числе, к ужесточению мер в отношении России. В итоге, к негативным последствиям для экономики РФ от торможения экономики США прибавится еще и политическое давление со стороны Вашингтона. Это значит, в 2019 году можно ожидать прилета со стороны США самых неожиданных «черных лебедей».

Дополнительные проблемы России может создать конфликт США и Китая. Торговая война между двумя крупнейшими экономиками мира ничуть не закончена. С точки зрения Вашингтона, заканчивать ее невыгодно — главная цель США заключается в серьезном торможении Китая, с тем, чтобы он перестал быть конкурентом Америки. И пока эта цель не достигнута. В результате, американо-китайский конфликт может стать осевым для всех геополитических конфликтов в мире в 2019 году.

Что же касается Европы — в европейской экономике и сегодня кризис, причем значительно более сильный, чем в США. Но в 2019 году этот кризис усилится, поскольку у ЕС нет средств, чтобы его купировать. Европа полностью зависит от Америки — и экономически, и политически. Поэтому одно из направлений давления на Россию со стороны США — заставить Европу полностью действовать в русле интересов Вашингтона. Это хорошо видно по ситуации вокруг «Северного потока-2». И этот нажим в 2019 году значительно возрастет.

Есть, например, версия, что дела в Европе настолько плохи, что осевой банк Германии — Deutsche Bank — находится на пороге краха. Его банкротство может стать переломным моментом в попытках заставить Европу в энергетическом сотрудничестве в полной мере ориентироваться на США и Канаду. Замечу, чисто технически в Европе для этого все готово — имеется вся инфраструктура по приему СПГ. Причем, в отличие от проекта «Северный поток-2», в терминалы СПГ европейцы вложили собственные деньги.

Это значит, что 2019-й может оказаться очень непростым и для «Газпрома». Стоит ли говорить, что для России в таком случае возникнет еще одна — и очень серьезная — угроза

<hr/>

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *