Статистика потерь российской авиации в Сирии

Ближневосточное агенство НОРС опубликовало инфографику потерь российской авиации в ходе сирийской авантюры с учетом событий последних дней. Инфографика на арабском, но в целом понятна.

Стоит учесть, что в статистику включены и потери, которые отрицаются российским министерством обороны. В частности, речь идет о четырех сгоревших на аэродроме «Ти-фор» (Т-4) российских вертолетах 15 мая 2016 года. То, что минобороны не признает эти потери, для всех остальных не играет ни малейшего значения — свою статистику все ведут без учета официозного вранья из Москвы.


В эту статистику не входит взорванный над Синаем гражданский самолет А321 «Когалымавиа». При том, что официальная версия — теракт, совершенный ИГИЛ, в реальности наши люди стали разменной пешкой в ближневосточной борьбе Катара и Саудовской Аравии. Заказчиком массового убийства российских граждан был наш партнер Катар, поэтому Россия фактически спустила расследование на тормозах, и сегодня, спустя практически три года после этого вполне хладнокровного убийства, о трагедии никто уже не говорит, более того — буквально вчера родственникам погибших было отказано в компенсациях, точнее, была брошена нищенская подачка. Впрочем, ничего нового — для нынешней России это норма. Тем не менее, этот случай НОРС не включил в список вполне справедливо — опять же, только в России обстоятельства катастрофы А321 являются секретом, все остальные давно сделали выводы и закрыли тему. В конце концов, если России плевать на своих собственных граждан, то почему о них должны беспокоиться другие?

По поводу последней катастрофы окончательное мнение пока не сформировано. Сирийцы упорно отрицают свои самостоятельные действия и недвусмысленно напоминают, что еще в 2017 году Россия официально заявила об интеграции систем ПВО России и Сирии и создании единого командования. Об этом, кстати, как раз в 17 году заявлял начальник штаба — заместитель командующего ВВС Главного командования Воздушно-космических сил (ВКС РФ) генерал-майор Сергей Мещеряков: «В настоящее время на территории Сирии создана единая интегрированная система противовоздушной обороны. Обеспечено информационно-техническое сопряжение российских и сирийских средств разведки воздушного пространства. Вся информация о воздушной обстановке от сирийских радиолокационных станций поступает на пункты управления российской группировки войск…В зоне поражения зенитных ракетных комплексов находятся все воздушные цели в радиусе до 400 км на высотах до 35 км»

Читайте также:  Рейтинги Путина выросли после его обращения к гражданам

Арестованный командир 44 батальона войск ПВО Сирии полковник Мохаммед Махмуд аль-Самури заявляет, что все команды поступают из единого операционного центра под командование российских военных. Сирийцы даже приводят схему организации такого единого командования:

Намек более чем прозрачный: всё целеуказание сирийская ПВО получала из этого единого центра, поэтому вопросы нужно задавать русским советникам. Что, безусловно, не вписывается в стройную версию российского министерства обороны.

Кстати говоря, в таком случае система опознавания «свой-чужой» перестает иметь критическое значение — конкретная батарея получает задачу из единого центра, который и несет ответственность за распознавание целей и их характер. А вот центром руководят… см. выше.

Судя по всему, за три года войны российское командование преуспело только в одном компоненте войны: отчетах о тысячах уничтоженных террористов и их штабов. Благо, проверить такой отчет невозможно в принципе. Со всем остальным дела обстоят несколько хуже.

Правда, военных винить за происходящее проблематично: в войне, смысл которой неизвестен им самим, сложно создавать какие-то работоспособные системы управления. Обстановка бардака в определенном смысле помогает выруливать среди хаотичных политических указаний, когда совершенно неясно, кто именно в текущий момент союзник, кто партнер, кто цель и по кому вообще можно стрелять. В крайнем случае можно найти стрелочника, на которого списать все текущие косяки — как военного, так и политического характера.

«Учения» тем не менее продолжаются. Причем если раньше делались острожные оценки продолжительности в пару-тройку месяцев, затем до конца текущего года, теперь никто не рискует называть сроки окончания путинской авантюры. Очевидно, что это теперь надолго.

Статистика потерь в авиации между тем весьма показательна: несмотря на объявленную в декабре 17 года окончательную победу потери за текущий 18 год уже стали самыми крупными по сравнению с прошлыми годами. И впереди еще три с лишним месяца.

Читайте также:  Как уважать себя заставить. Инструкция от ВВП

По теме6

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *