Так начиналась война: вопиющие факты из рассекреченных мемуаров советских полководцев

Почему столь ужасно, трагически началась для нашей страны Великая Отечественная? Такой вопрос мучит уже 76 лет. Найти объективные ответы на него пытались даже в непростые сталинские годы. Еще весной 1952-го специальная группа в Военно-историческом управлении Генштаба Советской армии разослала полководцам, воевавшим с первых дней войны, особый опросник. Однако далеко не все факты, содержавшиеся в полученных ответах, попали в научные труды и официальные публикации. А сами эти воспоминания военачальников хранились в архиве МО под грифом «секретно» вплоть до середины 2000-х. Наконец сейчас Министерство обороны решило опубликовать документы на своем сайте. «МК» попытался найти среди «спецмемуаров» наиболее интересные и красноречивые фрагменты.


фото: ru.wikipedia.org

Генерал-лейтенант Собенников Петр Петрович, в 1941 году — командующий войсками 8-й армии Прибалтийского особого военного округа (ОВО): «… Лишь 28 мая 1941 года я, будучи вызван в штаб округа, был буквально наспех ознакомлен с «Планом обороны»… К сожалению, после этого никаких указаний не последовало… Однако войска, стоявшие на границе, занимались подготовкой полевых укреплений.., были ориентированы практически о своих задачах и участках обороны. Возможные варианты действий проигрывались на полевых поездках (апрель-май)… Насколько неожиданно для подходивших войск началась война, можно судить, например, по тому, что личный состав тяжелого артиллерийского полка, двигавшийся по железной дороге на рассвете 22 июня, прибыв на ст. Шауляй и увидев бомбежку наших аэродромов, считал, что «начались маневры»… Даже в ночь на 22 июня я лично получил приказание от начальника штаба фронта Кленова в весьма категорической форме — к рассвету 22 июня отвести войска от границы, вывести их из окопов, что я категорически отказался сделать, и войска оставались на позициях».

Читайте также:  Путин подписал закон о надежном интернете

Генерал-лейтенант Деревянко Кузьма Николаевич, в 1941 году — заместитель начальника разведотдела штаба Прибалтийского ОВО: «Командование и штаб округа располагали достоверными данными об усиленной и непосредственной подготовке фашистской Германии к войне против Советского Союза за 2–3 месяца до начала военных действий… Докладывалось о наблюдаемом лично сосредоточении немецко-фашистских войск в приграничных районах начиная с конца февраля месяца, о проводимых немецкими офицерами рекогносцировках вдоль границы, подготовке немцами артиллерийских позиций, усилении строительства долговременных оборонительных сооружений в приграничной полосе, а также газо- и бомбоубежищ в городах Восточной Пруссии».

Генерал-майор Фомин Борис Андреевич, в 1941 году — начальник оперативного отдела штаба 12-й армии Белорусского ОВО: «Выписки из планов обороны государственной границы… хранились в штабах корпусов и дивизий в запечатанных красных пакетах. Распоряжение о вскрытии красных пакетов из штаба округа последовало в исходе 21 июня. Удар авиации противника (3.50 22 июня) застал войска в момент выдвижения их для занятия обороны…»

Генерал-майор Абрамидзе Павел Ивлианович, в 1941 году — командующий 72-й стрелковой дивизией 26-й Армии Киевского ОВО: «До вероломного нападения… я и командиры частей моего соединения не знали содержания мобилизационного плана, так называемого МП 41 года. После его вскрытия в первый час войны все убедились, что оборонительная работа, командно-штабные учения с выходом в поле исходили строго из мобилизационного плана 41 года, разработанного штабом Киевского особого военного округа и утвержденного Генеральным штабом… Войска, непосредственно осуществлявшие прикрытие государственной границы, имели подробно разработанные планы и документацию до полка включительно. Вдоль всей границы для них были подготовлены полевые позиции. Эти войска представляли собой первый оперативный эшелон… Они дислоцировались непосредственно у границ и начали развертывание под прикрытием укрепленных районов с началом военных действий. Заблаговременный их выход на подготовленные позиции Генеральным штабом был запрещен, чтобы не дать повода для провоцирования войны со стороны фашистской Германии».

Читайте также:  В США подросток побаловался уличным вейпом и впал в кому

Генерал-майор Зашибалов Михаил Арсентьевич, в 1941 году — командующий 86-й стрелковой дивизией 10-й армии Белорусского ОВО: «В час ночи 22 июня 1941 года командиром корпуса был вызван к телефону и получил нижеследующие указания —  штаб дивизии, штабы полков поднять по тревоге и собрать их по месту расположения. Стрелковые полки по боевой тревоге не поднимать, для чего ждать его приказа… В 2.00 начальник штаба дивизии доложил сведения, полученные от начальника Нурской погранзаставы, что немецко-фашистские войска подходят к реке Западный Буг и подвозят переправочные средства. После доклада начальника штаба дивизии в 2.10 22 июня 1941 года приказал подать сигнал «Буря» и поднять стрелковые полки по тревоге и выступить форсированным маршем для занятия участков и районов обороны. В 2.40 22 июня получил приказ вскрыть пакет командира корпуса, хранящийся в моем сейфе, из которого мне стало известно:  поднять дивизию по боевой тревоге и действовать согласно принятому мной решению и приказу по дивизии, что мною было сделано по своей инициативе на час раньше».

В США ПОСТАВЯТ ПАМЯТНИК СОВЕТСКИМ ЛЕТЧИКАМ

В США в центре города Элизабет-Сити (штат Северная Каролина) установят памятник 11 советским летчикам, погибшим при выполнении задач по перегону самолетов-амфибий из США в СССР и всем участникам этого проекта, получившего название «Зебра». Также на территории базы Береговой охраны США появится памятная плита.

Поступление американских «летающих лодок» в действующие флоты СССР началось летом 1944 года и продолжалось до августа 1945 года. Гриф секретности с проекта «Зебра» был снят в России в 2007 году, в США — в 1994 году.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *