Телеканалы приравняли предвыборные дебаты к эротике

Кандидаты в президенты РФ могут бойкотировать дискуссию в невыгодном им формате

В понедельник, 26 февраля, на российском телевидении начнутся дебаты в преддверии выборов президента страны. Однако регламент их проведения нельзя назвать удачным. Претензии по организации этой важнейшей части избирательной кампании в своем заявлении сформулировал штаб кандидата от КПРФ Павла Грудинина (имеется в распоряжении редакции).

По мнению коммунистов, время для показа выбрано таким образом, чтобы дебаты увидели как можно меньше зрителей. «Ни 8 часов утра на „Первом канале“, ни 23.00 на федеральном канале „Россия-1“, не соответствуют важности обсуждаемых вопросов и характеру проводимых выборов», резонно указывают авторы заявления.

При этом политические ток-шоу, отражающие точку зрения власти, идут на телевидении в прайм-тайм. А за рубежом предвыборные дебаты проводятся именно в самое смотрибельное вечернее время. Например, на выборах президента Чехии — в 21.00, а на Кипре — с 21. 00 до 23.00, пишут коммунисты. Причем это не запись, а прямой эфир.

Есть нарекания и к формату дебатов. Приглашение в эфир сразу всех участников одновременно не позволит дать избирателю полное представление о программе кандидата. «В связи с неучастием в теледебатах действующего президента России мы уверены, что это сделано специально, чтобы превратить дебаты в шумный балаган», — возмущены авторы заявления.

С требованиями коммунистов солидарны представители избирательных штабов других кандидатов — Владимира Жириновского, Ксении Собчак, Григория Явлинского, пишет «Коммерсант».

Отказ от дебатов Владимира Путина действительно выглядит странно и не добавляет будущим выборам легитимности. Об отказе от бесплатного эфира на федеральных каналах штаб самовыдвиженца заявил на прошлой неделе. По мнению Собчак, это «является грубейшим нарушением вообще системы выборов». «Мы будем бесконечно о нем говорить», — пообещала телеведущая.

Ее угрозу не следует недооценивать. Именно после недавнего визита Собчак в Вашингтон представитель США в ООН Никки Хейли назвала государственный строй России «режимом Путина». Возражения представителя РФ, попросившего оппонентку не использовать подобную терминологию, были бы убедительнее, если бы предвыборные дебаты в РФ проводились в полном формате.

По мнению адвоката Дмитрия Аграновского, полноценные дебаты важны как по внутренним, так и по внешнеполитическим причинам.

— Совершенно согласен с заявлением штаба Грудинина. Оно свидетельствует, что партия за двадцать с лишним лет научилась использовать демократические механизмы разного рода. Дебаты исключительно важны. И они должны проводиться в прайм-тайм, чтобы люди их видели. Они сейчас проводятся и в США, и во Франции, и в Нигерии, и в Индонезии. Это политическая традиция, распространенная во всем мире.

Читайте также:  Великобритания собралась объявить России экономическую войну

«СП»: — Почему же в России с этим так неважно?

— У нас тенденция совершенно обратная. Выборы являются формой переназначения, когда все заранее знают результат и стараются всеми способами не политизировать, не активизировать лишний раз население. Поэтому и передвигают предвыборные ролики, дискуссии на позднее время. В это время по телевидению обычно показывают эротику.

Ведь если дадут волю политикам дискутировать, то ситуация может выйти из-под контроля. Потому что проблем очень много и они искусственно сдерживаются именно отсутствием живой политической жизни. Вообще, выборы придуманы ради организации ротации элит и выпуска пара. У нас не происходит ни того, ни другого.

«СП»: — Неучастие в дебатах президента страны также выглядит странно…

— Я считаю, что Владимир Владимирович Путин мог бы выиграть выборы по самым демократическим принципам, с самой честной агитацией, с дебатами и передебатами. Потому что он реально в народе популярен. Пусть его популярность и ниже тех 70 процентов, о которых говорят.

У наших чиновников трудная задача. Нужно провести выборы «царя» по принципам западной демократии. Тут дело даже не в личности. Ну, о чем может в феодальном государстве царь дискутировать с холопами? Аналогия жесткая, но все же.

Вспомним любимого многими царя Александра III. Когда ему предложили ввести конституцию, он ответил: «Чтобы русский царь присягал каким-то скотам?» В монархическое сознание наших чиновников это не укладывается. Для них кандидаты — это непонятно кто.

Им удобно, чтобы были зажаты все каналы. Ведь если тот же Грудинин на равных подискутирует с Путиным, то он, получается, может и спросить с губернатора, с министра или с кого помельче. А там и другие политики подтянутся. И какой же это будет порядок, думают чиновники.

Российское общество сейчас провалилось в архаику и феодализм. По телевидению показывают сериал про Салтычиху — одно из самых страшных явлений в России. Вот каких людей начинают поднимать на щит. Скоро на конюшне пороть начнут. Какие тут могут быть дебаты?!

«СП»: — Недаром Америка стала уничижительно называть наш госстрой «режимом Путина»…

Ну, в Америке тоже «режим». В советское время это называлось властью капитала. В базовых вопросах бытия между Трампом и Клинтон особой разницы нет. Если мы выбираем Путина из Путина, то они из представителей одного класса, пусть и из кандидатов с разными фамилиями. Но чтобы нам противостоять Америке, что жизненно необходимо, совершенно не нужно закручивать гайки.

Многие права у нас в стране действительно очень зажаты. В том числе право свободно выбирать власть. От прошлого парламента, где была хоть какая-то многопартийность, было больше толку. Фракция КПРФ, например, обладая 90 мандатами, могла поставить вопрос о недоверии правительству, направить запросы в Конституционный суд и т. п. Теперь этого нет.

Читайте также:  В Мюнхене Германия заявила курс на военный диктат в ЕС

Кстати, с точки зрения противостояния Западу Путину был бы выгодны высокие результаты своих конкурентов. Он бы победил, но и соперники набрали бы немало. Тот же Грудинин. Но вместо этого мы наблюдаем натуральное «мочилово» кандидата на государственных телеканалах и в других СМИ. Многие уважаемые журналисты стремятся успеть плюнуть в оппозиционного кандидата. Это не демократия.

«СП»: — Может быть, кандидатам в президенты стоит проигнорировать дебаты, раз выставлены настолько неприемлемые условия?

— Это сложный вопрос. Для меня нынешняя ситуация с выборами — абсолютная калька с участия наших спортсменов в Олимпиаде в Корее. Кто-то Игры проигнорировал, кто-то поехал, опасаясь выпасть из процесса. Но в результате, мы видим сборную на 15-м месте, медали отнимаются, да еще и издеваются над нами.

То же происходит в последнее время и в нашей политике. В предвыборной кампании у нас есть свои «родченковы», своя WADA. Кандидатов ставят в невыгодные условия. В результате, кандидатам и не участвовать нельзя, и участвовать позорище. Так что каждый должен выбирать для себя сам.

По-моему мнению, Зюганову дебатировать с той же Собчак — позорище, а вот Грудинину можно. Кроме того, КПРФ может выставить против нее «меньшого брата» — Сергея Удальцова или Максима Шевченко. Ведь по закону на дебаты можно посылать доверенных лиц. Пусть подискутируют.

О влиянии дебатов на результаты выборов в США рассказал политолог, американист Михаил Синельников-Оришак.

— Прежде всего, надо помнить, что в Соединенных Штатах был президент, которого никто никогда не выбирал — Джеральд Форд. Сначала он был назначен на пост вице-президента, взамен ушедшего в отставку Спиро Агню, а затем стал президентом вместо ушедшего в отставку Никсона. Так что отсутствие дебатов в США тоже возможно.

Кстати, когда Барак Обама делал свой первый шаг в большую политику и выдвигался в местные органы власти, он тоже ни с кем не дебатировал, так как выдвигался на безальтернативной основе. Местный «ЦИК» снял всех до одного его конкурентов, забраковав их подписи.

«СП»: — Вы начали с исключений, скорее, подтверждающих правило…

— Конечно, дебаты в США, имеют значение. Хотя и не потому, что там звучат какие-то великолепные программные положения. Например, когда Никсон соперничал с Кеннеди, он отнесся к дебатам очень наплевательски. Надел неудачный костюм, следил глазами за телекамерами, отчего его глаза бегали… В результате СМИ написали о нем пренебрежительно, раскритиковали его. А Кеннеди, в противовес ему, показался красавцем, улыбался, и американское общество предпочло именно его. Именно после дебатов Кеннеди оторвался от Никсона и победил.

Читайте также:  В России начался общенациональный траур по жертвам пожара в "Зимней вишне"

— Для Франции дебаты — очень важное политическое событие, поскольку французы ценят искусство интеллектуального спора, — говорит научный сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО Павел Тимофеев. — Впервые президентские дебаты состоялись и были показаны по общенациональному телевидению еще в 1974 году. Тогда дебатировали Валери Жискар д’Стен и Франсуа Миттеран. Это было мода, пришедшая из Соединенных Штатов. И эта мода прижилась и стала необходимым элементом предвыборной борьбы.

Если судить по дебатам, которые состоялись перед выборами президента Франции в прошлом году, то видно, что они во многом играют решающую роль для понимания электоратом за кого голосовать. Несмотря на обилие у каждого кандидата разного рода программ, платформ, списков предложений, дебаты важны, чтобы избиратель мог составить личное впечатление о кандидатах. Важно, как политик ведет себя с оппонентами, как умеет излагать свою точку зрения, дискутировать, приводить аргументы. А многостраничные программы мало кто читает, за исключением специалистов.

Обычно на следующий день пресса составляет рейтинги, чтобы понять, как зрители оценили выступающих. Отчасти, эти данные способны повлиять и на итог самих выборов. Например, после дебатов Эммануэля Макрона и Марин Ле Пен последняя потеряла несколько пунктов поддержки, потому что не смогла четко сформулировать свою позицию о необходимости выйти из еврозоны и вернуть франк. Видимо, в ее партии был разные мнения, а она сам еще не определилась тогда. Для французов это был важный сигнал.

«СП»: — Были ли случаи, когда кандидат отказывался от дебатов?

— Такой случай был в 2002 году, когда во второй тур против Жака Ширака вышел Жан-Мари Ле Пен. И тогда Ширак отказался дебатировать с ним из-за того, что считал Ле Пена нерукопожатым политиком. Ширак тогда выиграл выборы. Это был из ряда вон выходящий случай. Кстати, когда Макрон согласился дебатировать с дочерью Ле Пена, многие интерпретировали это как то, что со времен 2002 года влияние «Национального фронта» стало более респектабельным. Хотя у них была очень тяжелая пикировка.

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *