В ожидании настоящей чекистской революции

Россия — как одна большая такса, над которой власти ставят антигуманные эксперименты, комментирует откровения руководителей российских спецслужб политолог Иван Преображенский.

Новый год и Рождество по старому стилю, как его справляют в России, пройдут, закончится январь, в яростной борьбе путинской команды с конспирологическими мифами о перевороте пролетит февраль, и в марте у России будет новый национальный лидер. Ситуация стабилизируется, Путин займет президентское кресло еще на шесть лет. И вот тогда мы, наконец, узнаем, с какой программой он пришел на новый срок. Впрочем, кажется, базовые ее рамки уже обозначили руководители российских спецслужб.

Безальтернативность четвертого срока

Уже сейчас по интервью главы ФСБ Александра Бортникова и выступлению директора СВР Сергея Нарышкина видно, что именно они делают заявку на формирование идеологии нового президентского срока Владимира Путина. Ведь только они в России всерьез говорят не только о прошлом, но и имеют картину желаемого будущего. У них, конечно, и раньше были такие намерения — навязать всем свою картину мира. Но сейчас даже на горизонте не видно никого, кто бы смог составить конкуренцию, ни слева, ни справа.

Консервативный чекистский дискурс в 2018 году может стать в России магистральным. Так называемые системные либералы, лицом которых остается Алексей Кудрин, проводят форумы и пишут программы, которые власть не реализует. Бывшие либералы во власти, как глава ЦБ Эльвира Набиуллина, забыв уже не только о политическом, но и экономическом либерализме, просто национализируют частные банки, сохраняя островки монетаризма в потопе конспирологии. Есть и те, кто, как Алексей Улюкаев, просто сидят и пишут за решеткой слабые стихи.

Что касается русских националистов, то их до власти и раньше не очень-то допускали, а теперь их просто не осталось. Это сообщество переродилось в коллективного Дмитрия Рогозина, эдакого лоялиста-патриота, который у многих в последнее время стал ассоциироваться с коррупцией и провалами в космической сфере. Ну а в последние дни — еще и с «утопленной» таксой.

Читайте также:  При ликвидации главаря ИГ в Афганистане могли погибнуть двое американских военных

Православные патриоты, правда, могли бы предложить альтернативный проект, но, как показал 2017-й, то есть год столетия революции, они сейчас склонны создавать общую идеологию со спецслужбами. Осторожно, постепенно, но последовательно РПЦ оправдывает преступления советской власти против верующих и священнослужителей. Вот и остаются в качестве «создателей смыслов» для России люди, которые видят себя преемниками сотрудников ЧК-НКВД-КГБ. Сами по себе на своем месте и в рамках своих конституционных полномочий они стране просто необходимы. Однако их проблема в том, что они в России всегда претендуют на большее.

Особенности чекистского сознания

Учитывая историю происхождения советской ВЧК, преемником которого себя считает директор российской ФСБ, первая особенность людей из «органов» — это постоянное стремление превратиться в политическую полицию. Потому что изначально для этого они и создавались в Советской России. Вторая особенность — неприятие демократических институтов. Причем даже не потому, что они чужды России, как любят рассказывать сторонники «третьего пути» и адепты «загадочной русской души». Просто демократия слишком публична для чекистов, через нее, по их мнению, слишком легко внешним силам взломать государство, которое должно быть крепостью.

И, наконец, третья особенность — конспирологическое сознание, осложненное, как у всех спецслужб, любовью к работе с такими же маргинальными законспирированными группировками, какими в свое время были большевики и их идейные попутчики, например, анархисты или левые эсеры. Если таких сообществ нет, они создаются самими спецслужбами, как это делалось еще до революции 1917 года.

И вот глава СВР вновь сообщает нам о том, что «органы» растят для себя «революционеров». Можно ли иначе понять слова Нарышкина о том, что «в авангарде усилий по превращению эмигрантских структур в так называемые революционные ячейки стоят Великобритания, Польша, Швеция и государства Прибалтики»?

Читайте также:  Высокий визит

Образ желаемого будущего

Выходит, что образ желаемого будущего современной России, о котором столько писали осенью 2017 года, — это государство, которому грозит опасность со всех сторон, а воспитанные за рубежом спецслужбами террористы бросают бомбы в мирных граждан и чиновников. Демократически институты остаются декорацией, а реальная власть принадлежит тем, кто нас стережет.

Таков проект для четвертого срока действующего президента, который России предлагают ее спецслужбы. И проблема в том, что сейчас в стране не наблюдается серьезных сил, включая самого президента, которые могут повести ее по другому пути, в сторону от антигуманных экспериментов по подавления любого инакомыслия до тех пор, пока из пробирки не родятся новые «бомбисты».

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *