Валентин Катасонов: Россия как перевалочный пункт для финансовых мародеров

Приведу некоторые цифры, характеризующие итоги первого квартала. На мировых рынках «черного золота» ветер дул в паруса России: рост цен на нефть способствовал росту положительного сальдо торгового баланса: по итогам первого квартала 2018 года оно составило 42,3 млрд долл., что на 7,8 млрд долл. превышает показатель первого квартала прошлого года. Положительное сальдо по всему разделу текущих операций достигло 28,8 млрд долл., что на 6,5 млрд долл. превысило показатель первого квартала 2017 года

Это, безусловно, создавало иллюзию того, что экономические санкции нам нипочем и продолжало подпитывать шапкозакидательские настроения во властных структурах страны. Не произошло также никаких радикальных изменений в мышлении и поведении российских олигархов. Казалось бы, ожидание публикации «кремлевского доклада» Вашингтоном, объявление Кремлем очередной амнистии для беглого капитала, введение Лондоном в действие закона о криминальных финансах и иные подобные события и решения должны были бы способствовать снижению оттока частного капитала из страны и даже развернуть поток в обратную сторону.

Однако данные Банка России свидетельствуют о том, что бегство капитала продолжилось. Чистый отток частного капитала по итогам первого квартала составил 13,4 млрд долл. Для сравнения приведу данные за первый квартал предыдущих годов (млрд долл.): 2015 г. – 32,8; 2016 г. – 8,3; 2017 г. – 16,4. Остается большой загадкой, куда устремляется беглый капитал, ибо с каждым месяцем санкционное кольцо вокруг капитала российского происхождения сжимается. А расчет на какие-то офшоры очень ненадежен, ибо Запад в последние несколько лет резко активизировал «зачистку» экзотических оффшорных юрисдикций.

Можно предположить, что часть беглого капитала не является российским. Это могут быть нерезиденты или бывшие российские резиденты, сменившие свою юрисдикцию. Правда, смена гражданства не очень поможет, т.к. рано или поздно от таких «бывших» Запад все равно потребует объяснить происхождение своих капиталов. Запад хорошо усвоил формулу классика марксизма: «Экспроприаторов экспроприируют».

Читайте также:  Как и какие сборы лучше собирать с россиян?

Итак, чистый отток частного капитала за три месяца текущего года составил 13,4 млрд долл. В пересчете на год получается сумма, равная 53,6 млрд долл. В конце прошлого года председатель Банка России Эльвира Набиуллина обещала, что чистый отток в нынешнем году не превысит 10 млрд долл. Затем она пересмотрела прогноз, повысив его до 16 млрд долл. В третьей декаде марта (можно сказать, уже на излете первого квартала) она еще раз повысила оценку годового чистого оттока до 19 млрд долл.

Это очень показательно: статистические службы уже готовили оценку чистого оттока капитала за квартал, которая была сопоставима с суммой годового прогноза, озвученной председателем Банка России. Или Набиуллина откровенно осуществила нужную «вербальную интервенцию» (проще говоря, врала), или в Банке России самый настоящий бардак? Думаю, и то, и другое. Там, где вранье, там и хаос (бардак).

Но ведь отток капитала из страны не ограничивается только бегством частного капитала. Важным каналом такого оттока является сам Банк России, который накапливает международные резервы. Это экспорт капитала в виде инвестиций в казначейские и иные ценные бумаги, эмитируемые нерезидентами и в виде валютных депозитов на счетах иностранных банков. Международные резервы Российской Федерации в I квартале 2018 года выросли на 19,3 млрд долл. США.

Замечу, что годом раньше (первый квартал 2017 года) прирост резервов составил 11,3 млрд долл.  А вот уже самые свежие данные на начало второго квартала 2018 года: на 6 апреля они составили 458,9 млрд долл. США и за неделю увеличились на 1,2 млрд долл. или на 0,3%. Как отмечается в пресс-релизе Банка России, прирост был обеспечен преимущественно вследствие приобретения валюты в рамках бюджетного правила.

Читайте также:  В отношения России и Белоруссии вмешалось дизельное топливо

Получается, что за первый квартал текущего года общий чистый отток капитала из России, как сумма чистого оттока частного капитала и прироста международных активов Банка России, составил 32,7 млрд долл. Данная цифра не дает полной картины финансового обескровливания России.

Во-первых, Банк России не опубликовал всего платежного баланса за первый квартал. У нас нет пока данных о сальдо трансграничного движения капитала по государственному сектору, а также сальдо инвестиционных доходов. Не надо ходить к бабке, чтобы сказать: сальдо инвестиционных доходов будет отрицательным. И не просто отрицательным, а, скорее всего, будет сопоставимо с величиной чистого оттока капитала. Я это утверждаю на основе того, что наблюдалось на протяжении всех лет существования РФ.

Во-вторых, платежный баланс не отражает вывода средств из страны по нелегальным каналам, т.е. в виде контрабанды. Я уже писал о гигантских масштабах контрабанды, которая сопоставима с «белой торговлей». Контрабанда порождается не только стремлением уклоняться от уплаты пошлин. Она также стала средством вывода капитала из страны.

Итак, итоги первого квартала 2018 года не вносят ничего принципиально нового в те тенденции, которые мы наблюдаем в течение четверти века. А именно Россия получает гигантские валютные доходы от экспорта природных ресурсов, которые значительно превышают расходы на импорт. Имеет место хронически большое положительное сальдо по разделу текущих операций и особенно по торговым операциям. Это сальдо трансформируется в чистый отток средств по линии частного капитала, прироста международных резервов и чистого оттока инвестиционных доходов.

Россия в этой схеме выглядит просто как машина по перекачке капиталов в интересах хозяев и различных финансовых спекулянтов, коих я предпочитаю называть «финансовыми мародерами». Важными элементами этой машины являются Центробанк и Минфин России. Некоторые эксперты, описывающие механизмы финансового мародерства в России, в категорию «бенефициаров» преступной схемы включают российских олигархов. Я всегда говорил, что они – лишь «boys on errand» («мальчики на побегушках»). Кажется, сегодня, эту очевидную истину доказывать уже никому не надо.

Читайте также:  Американец Джейсон Смарт: в США понимают, Путин – тот, кто решает всё

Предварительный набросок платежного баланса за первый квартал текущего года Банк России дополняет картиной внешнего долга. Внешний долг Российской Федерации по состоянию на 1 апреля 2018 года, по предварительной оценке, составил 524,9 млрд долл. С начала года задолженность страны перед нерезидентами увеличилась на 6,1 млрд долл. США, или на 1,2%. Одна из причин роста, как отмечает Банк России, рост обязательств в рамках размещения суверенных долговых ценных бумаг.

Опять эти цифры и факты никак не сообразуются с реалиями нарастающего экономического давления Запада на Россию. Требования о блокировании российских долговых бумаг за океаном начали звучать еще в прошлом году, когда в Вашингтоне готовился закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (принят 2 августа 2017 года). Неужели при столь большом положительном сальдо по торговле и текущим операциям Минфину России надо ходить с протянутой рукой за пределами страны и клянчить деньги взаймы? С моей точки зрения, Минфин искусственно создает дефициты бюджета, чтобы кормить заокеанских ростовщиков. В крайнем случае при столь обильных валютных поступлениях от российского экспорта заимствования можно было бы проводить внутри страны.

Предварительные данные Банка России по ключевым показателям платежного баланса за первый квартал навевают невеселые мысли. В условиях усиливающейся экономической агрессии Запада денежные власти России (да и весь экономический блок правительства) продолжают играть в поддавки (как они это делали с момента возникновения Российской Федерации). А можно сказать еще жестче: они играют не на стороне России, а на стороне ее геополитических противников.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *