«У нас гопота в Кремле сидит»

В Москве третьи сутки продолжается «бессрочный протест». Znak.com поговорил с участниками

 

На улицах Москвы уже третьи сутки продолжается «Бессрочный протест против неэффективной власти и реформ, загоняющих страну в тупик». Эта акция—продолжение несогласованного митинга сторонников Алексея Навального против пенсионной реформы, прошедшего в минувшее воскресенье в столице. Молодые люди в возрасте от 16 до 30 лет остались на Пушкинской площади в воскресенье после официального завершения митинга: они решили, что акцию протеста нужно непременно продолжать. 

Активисты создали чат в Telegram (на сегодня в нем почти 4 тыс. участников) для общения и координации. Уже третий день они собираются небольшими группами по 7–10 человек у памятников и в парках Москвы, требуя «отставки правительства», «честных выборов», «отмены экстремистских статей», «повышения зарплат» и «смены власти». Периодически к активистам приезжает полиция, кого-то из ребят даже забирают в ОВД, но активисты возвращаются снова и снова.

Популярность этой акции протеста понемногу набирает обороты: на сегодняшний день «бессрочный протест» объявили молодые люди из Санкт-Петербурга, Самары, Нижнего Новгорода, Калининграда, Орла и Кемерово. Лидера у «бессрочного протеста» нет, здесь, по утверждению активистов, «все главные». 

Тусовка на Кудринской площади

Найти место, где участники «Бессрочного протеста» разместились сегодня, оказалось не так просто. Участники телеграм-чата крайне недоверчиво относятся ко всем, кто пытается интересоваться местоположением активистов. Молодые люди боятся, что кто-то из журналистов непременно «принесет на хвосте эшников» и их снова отвезут в отделение полиции. В конце концов выяснилось, что сегодня группа ребят протестует на Кудринской площади и у памятника Александру Блоку.

Я приехала на Кудринскую площадь примерно в 10:30. В парке на лавочке, укутавшись в пледы из «Икеи», сидели четверо парней разного возраста, кто-то слушал музыку в наушниках, другие курили и болтали между собой. Чуть поодаль стояла парочка: молодой человек, накинувший на себя бордовое покрывало, и его спутница. Оба приехали в Москву из Петербурга автостопом, «поддержать митингующих». Все это время рядом с ними крутилась совсем еще юная девушка в красном плаще. Она никак не могла выпустить из рук телефон — вела трансляцию происходящего в Instagram, громко смеялась и общалась с подписчиками. Это и были те самые участники «бессрочного протеста против неэффективной власти». Никаких громких лозунгов и плакатов, со стороны — обычная молодежная посиделка в парке.

Участники акции на Кудринcкой площади

23-летняя Аня из Петербурга рассказала мне, что решила выходить на митинги после того, как некоторое время работала помощником судьи и «разочаровалась в правосудии». «Я окончила академию госслужбы (РАНХиГС. — Прим. Znak), потом работала помощником судьи. То, что я видела, было запредельным. Очень легко судьи подменяли обвинительные заключения в делах, назначали наказания, которые не соответствовали деянию человека, приговоры были либо излишне мягкими, либо, наоборот, очень жестокими. <…> Я была на митинге [сторонников Алексея Навального против пенсионной реформы] в воскресенье в Петербурге, но пробыла там всего минут 20, потому что меня повязали. В понедельник был суд, который признал меня виновной по статье 20.2 КоАП РФ „Нарушение участником публичного мероприятия порядка проведения митинга“. По решению суда я обязана отработать 20 часов, но я буду подавать апелляцию. 16 сентября я снова пойду на митинг против пенсионной реформы, потому что молчать уже точно нельзя. (Митинг 16 сентября не согласован властями. — Прим. Znak.com). Большинство [людей] может просто не дожить пенсионного возраста. Вот это предложение Госдумы повысить пенсию на тысячу рублей, это что вообще такое, это существенно? Инфляция во много раз обгоняет эту тысячу. Реформа не улучшит жизнь пенсионеров», — пояснила свою позицию Аня. Уйдя с поста помощницы судьи, петербурженка открыла свою фитнес-студию, развитием которой сейчас активно занимается.

Читайте также:  Госдума разрешила призывникам с военным билетом служить в армии

Ее приятель из Петербурга общаться со мной не захотел, называть свое имя тоже отказался. Молодой человек, едва услышав вопрос о конкретных причинах недовольства пенсионной реформой, тут же обозвал меня «провокаторшей». Позднее выяснилось, что парень нигде не работает, из колледжа его отчислили, военкомат его не ищет, да и сам парень в армии служить не хочет, а чем будет заниматься в будущем, пока не определился.

Другой участник акции, 22-летний Владислав рассказал, что окончил факультет информационных технологий и инженерных систем, но официальную работу так и не нашел — занимается фрилансом. «Я не умею работать на кого-то, это тяжело. Не для меня это. Я сам обустраиваю свою жизнь. <…> На митинг я пошел, потому что против повышения пенсионного возраста. Я вообще выступаю за то, чтобы доход от продажи нефти и газа распределялся равномерно между всеми гражданами. А то „Газпром“ говорит, что газ — это национальное достояние, но прибыль от его продажи делит между собой кучка людей», — пояснил Влад. После разговора со мной молодой человек потянулся в пакет за обглоданным батоном и стал жадно его жевать. Чуть ранее Влад, как голодный Маугли, набросился на апельсин, который был у меня с собой. С друзьями-протестующими он не поделился.

 

На соседней лавочке возле ребят стояло несколько больших пакетов, в которых лежала еда, в основном хлеб и консервы, бутылки с водой и пачки влажных салфеток. «Нас все тут подкармливают. Какая-то девочка из Владивостока, узнав про акцию, заказала нам пиццу вчера, чтобы мы покушали. Говорит, раз присоединиться не может, то присылает пиццу в знак поддержки», — рассказали участники протеста.

Среди активистов было и двое взрослых мужчин: 31-летний Сергей и 29-летний Николай. Сергей честно признался Znak.com, что прямо сейчас прогуливает работу, но пока ему оттуда не звонили. «Я не выходил на акции Навального, я не ходил на митинги КПРФ, потому что все это детский сад. Я хожу только на акции, которые сами люди организовывают. И здесь я потому, что против войны на Украине, в Сирии. Даже в ЦАР наши власть умудрились залезть с войной. А на хрена все эти войны? А аннексия Крыма зачем? У нас какая-то гопота в Кремле сидит. <…> По профессии я инженер-строитель, по меркам Москвы зарабатываю неплохо, но мне себя трудно содержать, куда уж там жену и детей. Зарплаты ни на что не хватает», — сетует Сергей, продолжая, впрочем, во время рабочего дня сидеть в парке.

Читайте также:  Игналинская АЭС и умолчание Литвы

29-летний Николай рассказал, что «после того, как врачи поставили ему диагноз „рассеянный склероз“, он перестал работать». Содержит 29-летнего мужчину его пожилой отец, сам он только получает пособие от государства. Николай четко сформулировать цель своего присутствия на «бессрочном протесте» не сумел.

А вот 20-летний студент мехмата МГУ Сергей сразу заявил Znak.com, что его очень беспокоит наличие в уголовном кодексе статей за «оскорбление чувств верующих» и «экстремизм». «Сейчас за лайк или репост в соцсети реально можно сесть, это же ненормально. Иногда пользователи просто что-то лайкают, чтобы отметить просмотр. И ничего более! Слишком много таких уголовных дел сейчас, несправедливо это», — уверен студент МГУ.

«На еду тоже, блин, не хватает»

Самой юной активисткой оказалась та самая девушка в красном плаще. Ее зовут Вера, ей 18 лет, она учится в музыкальном колледже в Москве, играет на трубе и саксофоне. Девушка уже жутко опаздывала на пару в колледж, поэтому я предложила ей пройтись вместе до метро и поговорить.

— Почему ты пришла на митинг Навального в воскресенье? Почему решила остаться на «бессрочный протест»?

— Я пришла на митинг еще 9 сентября вместе с мамой. У меня было одно требование — надо менять что-то в нашей стране. Меня не устраивает, что на протяжении всей моей жизни власть ни разу не менялась, одни и те же лица я вижу постоянно на экранах, а лучше в стране не становится. Меня не устраивает уровень зарплат в российских городах, у нас нет среднего класса — есть либо очень богатые, либо те, кто перебиваются с халтурки до халтурки. Мне не нравится бедность, в которой мы живем. В маленьких городах и селах вообще нет цивилизации.

— Откуда ты приехала в Москву? Где прошло твое детство?

— Моя мама родилась и выросла в Грозном, но в 94-м году из-за гражданской войны она была вынуждена уехать в Ростов-на-Дону. Вот там я и родилась. Мама работала журналистом, денег у нас катастрофически не хватало. Хотя, когда мама работала на православном канале, с деньгами было получше. Все детство я жила в полуразрушенном частном доме, где не было ванной, а туалет был на улице. В 15 лет я уехала в Москву, поступила в колледж. С тех пор живу тут. Недавно мама перебралась из Ростова ко мне сюда. 

— Ты сама зарабатываешь или пока еще мама помогает?

— Я зарабатываю тем, что играю на саксофоне на корпоративах, реже — на свадьбах. Денег немного я получаю, но на самое необходимое хватает. Стипендия у меня 500 рублей, но этих денег не хватает, чтобы даже за общежитие заплатить, потому что в месяц оно стоит 800 рублей. У мамы вообще проблемы с работой в Москве, хотя у нее три высших образования: журналистское, филологическое и художественное.

— В Москве, кажется, всегда можно найти работу, тем более с тремя высшими образованиями.

Читайте также:  Супруги из Башкирии ищут труп сына, украденный из могилы

— Да? А когда тебе 47? Вот моей маме 47 лет. Не берут, и все тут. Возраст, понимаете ли. А что возраст? Никого не волнует, какой она специалист. И вот приходится работать курьером за 25 тыс. рублей в месяц, в СМИ ее, кстати, тоже не взяли. А почему? Правильно, 47 лет — это как приговор. И вот теперь мама снимает квартиру в Химках, отдавая почти всю зарплату, а я покупаю еду. Хотя на нее сейчас тоже, блин, не хватает. Иногда у нас есть дома курица и даже колбаса. Но чаще мы обычные «дошики» на обед варим, и все. Иногда, когда удается скопить 165 рублей, я иду в «макдак» и покупаю «Фиш Ролл». (Смеется.) Ты не думай, я не жалуюсь. Я вот сейчас в музыкальную школу устроилась работать. В пятницу будет второй рабочий день, так что надо больше не попадаться ментам, а то закроют, а прогуливать работу мне не хочется. 

— Ты говоришь, что вынуждена обедать лапшой быстрого приготовления, но при этом ты стильно одета.

— Ха, сейчас я тебе объясню. Плащ. Этот плащ я нашла в старом доме в Ростове, в котором я жила. Я даже не знаю, сколько ему лет и чей он вообще. Посмотри, сколько на нем пятен от белизны, я закрываю их всякими наклейками и даже значком «Навальный». Кофту и брюки мне отдала подруга, она вообще часто мне всякие шмотки отдает. Поясную сумку мне тоже отдала подруга. Я сама уже на сумку цветочки налепила, чтобы красиво было. Единственное, что у меня свое — это кеды Converse. Им уже больше двух лет, мама купила мне, а я их берегу.

— Зачем ты в этот «бессрочные протест» вписалась? Мне показалось, что компания, которая сидит на Кудринской площади тебе не очень-то и нравится. 

— (Молчит.) Да, не все ребята мне нравятся, со многими нет вообще понимания никакого.

— Так зачем тебе это все? Тебе так сильно нравится внимание журналистов, ловишь хайп таким образом?

— Да-да-да! Мне нужно внимание прессы, я хочу стать известной, может, это мне поможет в будущем? Я хочу стать джазовым музыкантом, получать хорошую зарплату. Я хочу уехать в США учиться, понимаешь? Но я не хочу там жить, я хочу вернуться в Россию профессионалом, открыть свою школу для детей, учить их играть на трубе, прививать любовь к джазу. 

— Кто твой любимый джазовый музыкант?

— Я обожаю Майлза Девиса, Клиффорда Брауна, Блю Митчелла, Фредди Хаббарда. Но я же не только музыкой увлекаюсь, я люблю поэзию еще. Ты вот сейчас спросишь, кто мой любимый поэт? Да?

— Да, кто твой любимый поэт? 

— Райнер Мария Рильке — поэт-модернист. Правда, переводы его стихотворений с немецкого можно только у [Самуила] Маршака читать, другие не катят вообще.

— Кажется, ты опоздала на пару.

— Блин, я побежала!

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *