Украина как полигон электронно-банковского концлагеря

В марте 2015 года Международный валютный фонд (МВФ) и Украина заключили соглашение о шестой программе помощи Украине на сумму 17,5 млрд. долл. МВФ перечислил примерно половину запланированной суммы и ждёт выполнения Киевом взятых на себя обязательств. Среди них есть обязательство создания единого кредитного реестра Украины. 

Ещё в 2015 году в Верховной раде предлагалось рассмотреть проект закона № 3111, наделявший Национальный банк Украины (НБУ) правом создавать и вести единую базу банковских кредитов с полными данными о заёмщике. Однако процесс забуксовал, отвергались одни проекты, вносились новые. Только с сентября по ноябрь 2017 года в Раду внесли четыре проекта создания реестра, но ни один из них не стал законом. 

Идея такого реестра – это попытка ввести систему эффективного контроля над населением и бизнесом с помощью кредитных историй. Банкиры всегда принимают решения о выдаче кредитов с учётом кредитной истории потенциального клиента. Кредитная история даёт представление о том, какие кредиты физическое или юридическое лицо брало в прошлом и как оно исполняло соответствующие кредитные соглашения. 

В конце XIX века появились первые бюро кредитных историй (БКИ), которые учреждались несколькими банками и собирали информацию о кредитах и исполнении кредитных соглашений клиентами. К началу ХХI столетия БКИ существовали примерно в 90 странах мира. Некоторые из них обслуживают десятки и даже сотни банков, сотрудничают с другими финансовыми организациями (страховыми компаниями, лизинговыми фирмами, микрофинансовыми организациями), с арендодателями, с торговыми фирмами. В каких-то случаях БКИ продают информацию работодателям, которые рассматривают вопрос о принятии человека на работу и хотят иметь полные сведения о кандидате. Не чураются БКИ контактов с налоговыми службами, органами валютного и финансового контроля, иногда со спецслужбами. 

Читайте также:  Энергетический кризис в Алжире углубился

В США чётко определилась «большая тройка», которая монополизировала рынок услуг БКИ: Equifax, Experian и TransUnion. Это гиганты американского бизнеса, действующие как транснациональные корпорации. 

Equifax была основана в 1899 году, штаб-квартира в Атланте, штат Джорджия. Активы – 6,7 млрд. долл., годовые продажи составляют 3,1 млрд. долл., операционная прибыль – 0,8 млрд. долл. (2016 г.), численность персонала – более 9 тысяч сотрудников в 14 странах. 

Experian – молодая компания, основанная в 1996 году. Де-юре это даже не американская компания, её юридическая прописка – Дублин (Ирландия). Фактически Experian – американо-британская компания. Активы – 7,4 млрд. долл., годовые продажи – 4,6 млрд. долл., операционная прибыль – 1,2 млрд. долл. (2016 год). В компании работает около 17 тысяч человек в 37 странах. 

TransUnion была основана в 1968 г. Штаб-квартира в Чикаго, штат Иллинойс. Активы – 4,8 млрд. долл., продажи – 1,7 млрд. долл., операционная прибыль – 0,3 млрд. долл. (2016 год). Число сотрудников – 4700. Компания работает в первую очередь с историями получателей потребительских кредитов. 

Под колпаком «большой тройки» находится всё взрослое население США, её щупальца тянутся во многие другие страны. Equifax собирает информацию более чем о 800 миллионах физических лиц и более чем 88 миллионах компаний по всему миру. В базе данных Experian – информация о 235 млн. физических лиц и 25 млн. компаний и организаций. А если верить компании TransUnion, в её базе данных содержится информации примерно о миллиарде физических лиц, проживающих в 30 с лишним странах мира. 

Власти Украины решили не отставать в плане контроля над населением. Ещё в 2005 году был принят закон Украины «Об организации формирования и обращения кредитных историй», который регламентировал деятельность БКИ и ставил их под контроль НБУ. Сегодня в реестре Национального банка Украины числится девять БКИ. Однако качество информации, предоставляемой украинскими БКИ, оставляет желать лучшего. Много ошибок, искажений, откровенных подделок. А самое главное, в условиях украинского хаоса девять автономных бюро – перебор. Трудно составить паззл, если отдельные его фрагменты разбросаны по девяти конторам. В тех же Соединённых Штатах 99 процентов нужной информации о физических и юридических лицах можно найти в «большой тройке». МВФ не возражает, чтобы на Украине сохранялась видимость рынка БКИ и оставались девять организаций, но настаивает на том, чтобы вся информация, собранная БКИ, была сосредоточена в одном месте. Фактически это модель электронно-банковского концлагеря. 

Читайте также:  России грозит огромный скачок цен на продукты

Против данного проекта – украинские БКИ, которые понимают, что в такой схеме они станут не нужны и им придётся передать накопленную информацию НБУ. Против единого кредитного реестра и народ, который справедливо опасается, что персональные данные будут уходить из Нацбанка на сторону. А поддерживают проект часть коммерческих банков, которым легче получать информацию «из одного окна», и, конечно, Национальный банк Украины, который стремится получить самую мощную в стране базу данных на физических и юридических лиц, какой нет наверняка и у СБУ. А «бенефициаром последней инстанции» станет Вашингтон. Точнее, горстка настоящих хозяев Америки.

Сегодня не очень много стран, где бы вся информация кредитного характера консолидировалась в одной базе данных. В некоторых европейских странах центробанки или иные финансовые регуляторы аккумулируют кредитные истории только по большим кредитам (скажем, в еврозоне – более 1 млн. евро), всё остальное отдается на откуп традиционным кредитным бюро. Почти вся кредитная информация сосредоточена в одном месте в таких странах, как Болгария, Румыния, Португалия, Грузия, Латвия. В мае 2017 года ЦБ РФ сообщил, что намерен создать единую базу данных о кредитах и задолженностях граждан, доступ к которой получат все банки. Примерно такую модель МВФ и Еврокомиссия навязывают Киеву. Действующим кредитным бюро решили «бросить кость»: мол, НБУ будет аккумулировать информацию только по крупным кредитам и заёмщикам, остальные по-прежнему будут проходить через существующие БКИ. В этом случае при установлении водораздела по кредиту в 50 тыс. гривен в кредитный реестр НБУ попадёт информация лишь о 5% частных заёмщиков. В поисках данных о платёжеспособности остальных 95% клиентов-физлиц кредитные учреждения по-прежнему будут обращаться в БКИ.

 Однако осенью 2017 года создание единого кредитного реестра на Украине затормозилось. Стало очевидным, насколько велики риски сосредоточения кредитной информации в одной базе данных. Это показал беспрецедентный случай утечки информации из базы данных Equifax. В сентябре её руководство сообщило, что сайты компании подверглись кибератаке и персональные данные 143 миллионов клиентов (имена, адреса, номера страховок, номера водительских прав и т. д.), а также номера кредитных карт 209 тысяч человек похищены неизвестными злоумышленниками. Это несколько охладило пыл сторонников создания единых кредитных реестров. 

Читайте также:  Украина получит в 2018-м от МВФ меньше денег, чем планировалось

МВФ использует Украину как полигон для отработки новых схем управления различными областями жизнедеятельности человека. Я уже писал, что сегодня на Украине отрабатывается использование технологий «блокчейн» для создания электронного правительства и проведения приватизационных сделок, готовится проект введения криптогривны и т. д. Всё это элементы конструкции электронно-банковского концлагеря. К этому же относится проект максимальной централизации кредитной информации в Центробанке.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *