Утильсбор: за и против

Нешуточные страсти разгорелись в Казахстане вокруг планов Министерства индустрии инфраструктурного развития ввести утилизационный сбор на сельхозтехнику. По одну сторону баррикад – отечественные автосборочные компании, пролоббировавшие новшество. По другую – импортеры сельхозмашин западного производства,  а также аграрии, отдающие предпочтение высокопроизводительной технике, отмечает собкор ИА «КазахЗерно.kz».

Позиция МСХ

Ситуация с сельхозтехникой в Казахстане известна всем: отечественное производство было порушено, и за годы независимости полноценной замены ему не появилось. В результате, большая часть аграриев работает на старье, давно подлежащем списанию. Это ведет к тому, что они не могут внедрять современные влагоресурсоберегающие технологии земледелия. Также ежегодно отдают большие деньги на «реанимацию» полуживых машин.

Согласно статистическим данным, по техническим условиям эксплуатации и ремонта тракторы, комбайны и другая техника должны списываться через 15 лет. При этом, в Казахстане сейчас около 60 техники эксплуатируется дольше указанного срока. И это при условии, что энерговооружённость сельского хозяйства в Казахстане составляет 40 лошадиных сил на сельчанина. Для сравнения: в США это 300, в Германии – 500 лошадиных сил на одного работника сельского хозяйства. Такое состояние техники приводит к ежегодному росту затрат на ремонт и ГСМ на 95 млрд тенге. Это 20% производственных затрат, потери урожая при уборке доходят до 2,9 млн тонн.

Чтобы хоть как-то поддерживать обновление парка, правительство развивает инструмент лизинга, предлагая льготные условия покупки тракторов, комбайнов и другой спецтехники.

И вот тут мы сталкиваемся с камнем преткновения.

А именно: часть участников рынка уверена, что государство должно поддерживать только закуп техники отечественной сборки. Другая часть настаивает на том, что выбор должен делать сам аграрий – приобретать сельхозмашины западного производства или Костаная с Семеем.

У самого правительства до недавнего времени позиция была четкой – выбор за аграрием, ведь работать  — ему. Так что, пусть сам решает, на чем пахать, сеять и косить.

Так, год назад, на отчетной встрече с населением тогдашний вице-премьер – министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев на просьбу представителя ассоциации машиностроителей страны изменить порядок господдержки и всю ее направить на продукцию местных заводов ответил, что смысла в этом нет. Ведь казахстанская локализация очень мала, и по сути, все «отечественные» комбайны и трактора – на самом деле российские или белорусские. И нет никаких причин делать акцент господдержки на них, а не на американских или немецких.

Потерянные возможности

При этом, специалисты не раз подчеркивали, что развитие собственного сельхозмашиностроения – вопрос выживания и конкурентоспособности всей аграрной отрасли.

Например, еще в 2016 году о необходимости преодолеть зависимость от импортной сельхозтехики и оборудования говорил профессор, доктор технических наук Сейтказы Кешуов, генеральный директор расположенного в Алматы Казахского НИИ механизации и электрификации сельского хозяйства.

Институт существует с 1948, и в его истории немало достойных страниц. В лучшие времена он выпускал широкий ассортимент машин и механизмов, необходимых аграриям. Поставки шли как по СССР, так и за рубеж. Однако сейчас прежних возможностей у НИИ нет: собственных ресурсов хватает лишь на изготовление опытных образцов отдельных видов сельхозтехники. В отсутствие государственной программы и бюджетной подпитки, без оплаченных предзаказов от крестьян начинать работу производственники не соглашаются.

Читайте также:  Россияне жалуются на дорожающие перед Новым годом продукты

 — О развитости государства в мире судят именно по такому критерию — насколько оно само себя способно обеспечить техникой, — отмечал Сейтказы Кешуов. —  В России сейчас примерно половина используемых сельхозмашин — их собственного производства. В Белоруссии – 90% своё, в Узбекистане – 80%.  Все стараются любыми способами поддерживать отечественных производителей, чтобы зависимость от импорта была минимальной. А в Казахстане в этом смысле ситуация безрадостная. По нашим подсчетам, сейчас у нас в стране выпускается не больше 1% от всей техники, используемой в сельском хозяйстве. То, что собирается из импортных комплектующих, я не считаю за местное производство.

Что интересно, вопросы сельхозмашинстроения уже много лет курирует не Минсельхоз РК, а Министерство индустрии и инфраструктурного развития (МИИР РК). И, судя по всему, воспринимает эту отрасль как нелюбимого пасынка. В результате, долгое время никаких подвижек в вопросе не было – отсутствовала даже соответствующая госпрограмма. 

Разработать программу развития сельхозмашиностроения в 2014 году предлагали мажилисмены фракции «Народные коммунисты».  

— Учитывая потребность сельского хозяйства в улучшении технического оснащения и сокращения ручного труда, мы предлагаем разработать специальную программу развития сельхозмашиностроения и ремонта сельхозтехники. Для решения этой задачи вполне возможно использовать средства холдинга «КазАгро». А главное, мы сможем освободить сельхозпредприятия от внешнего рынка, улучшить снабжение и снизить стоимость услуг, — отметил тогда депутат Владислав Косарев и обратил внимание, что в существующей системе основная часть полученных агроформированиями средств уходит за рубеж, поскольку у нас в стране крайне слабо развиты службы по ремонту и техническому обслуживанию машин, оборудования и других средств материального обеспечения сельскохозяйственных предприятий.

— В страну завозятся не только тракторы, комбайны и другое сложное оборудование, но и простейшие сельхозмашины, производство которых вполне возможно на наших предприятиях, — подчеркнул он. — Нельзя мириться с тем, что импортируются такие простейшие детали, как культиваторные лапки, пальцы режущего аппарата и ножи жаток, сегменты, заклепки и множество других расходных деталей. Созданные на базе заводов по производству и ремонту сельхозтехники технопарки прекратили работу в прежних направлениях, а поэтому главным поставщиком расходных материалов и комплектующих деталей стало дальнее зарубежье. Стоимость их продукции в 12-15 раз выше отечественных аналогов. Особенно остро стоит вопрос замены сложных узлов и агрегатов, их приходится покупать под заказ с отсрочкой поставки до 15-25 дней. В разгар полевых работ это губительные сроки.

Жаркая дискуссия

Предложения депутатов правительство в очередной раз проигнорировало. Ведь не секрет, что период высоких цен на нефть власти исходили из принципа, что развивать собственное производство смысла нет: мол, западные компании мы все равно не догоним, так что лучше брать у них за нефтедоллары готовые передовые образцы.

Уже в следующем, 2015 году, эта шаткая конструкция развалилась – двукратная девальвация тенге сделала проблематичным не только закуп новой импортной техники, но даже и обслуживание ранее купленной.

Читайте также:  В ЕврАзЭС установлен размер порога беспошлинной интернет-торговли

Депутаты стали раз за разом поднимать вопросы развития отечественно производства, или, как минимум,  более глубокой локализации на сборочных заводах в Костанае и Семее.  

МИИР РК тоже зашевелился. Обсуждения шли, например, на площадке Нацпалаты предпринимателей «Атамекен». В частности, в апреле 2018 обсуждались вопросы развития отечественного сельхозмашиностроения.  В очережной раз были приведены статданные о том, что возраст 65% тракторов (или 99 207 ед) и 46% комбайнов (18 808 ед) в Казахстане превышает 17 лет. Из них 20 тыс. тракторов и порядка 3000 комбайнов находятся в нерабочем состоянии, а также 26 000 тракторов и 5000 комбайнов подлежат списанию.

Последствия использования устаревшей техники таковы: повышенные расходы ГСМ и запчастей, потери урожая из-за осыпания, расходы на сушку влажного зерна, а также потеря качества зерна из-за сушки; простой техники из-за неисправностей. Как итог — ежегодные потери в урожае из-за изношенной техники составляют порядка 200 млрд тенге, а потери в дополнительных запчастях и ГСМ — порядка 100 млрд тенге.

Чтобы решить проблему, машиностроители предложили пойти по пути развития уже обкатанной на кластере автомобилестроения программы: бизнес взял на себя обязательства по углублению локализации и развитию сервиса. А также пообещал не поднимать цены на технику на определенный период. А правительство обеспечило предприятия льготами и механизмами по стимулированию спроса (лизинг и льготное кредитование).

Тогда прозвучало предложение по введению утильсбора на сельхозтехнику, по аналогии с автомобильным. То есть, сдавая старый агрегат на переработку, владелец получает сертификат на скидку и может использовать его при приобретении новой машины отечественного производства.

Машиностроители отметили положительный эффект этой меры на отечественную автомобильную отрасль: по итогам 2017 года автопромом выпущено продукции на сумму 149,8 млрд. тенге. Казахстанскими автозаводами произведено 19 309 ед. техники, что в 2,6 раз превышает показатель 2016 года (7 511). Экспортировано 1 480 ед. техники на сумму 5,8 млрд тенге, что в 7,7 раз превышает показатель 2016 года (192). Начато производство новых для Казахстана моделей автомобилей.

Инвестиция в будущее

Нужно отметить, что это предложение уже на площадке Нацпалаты вызвало горячее обсуждение. Приводились аргументы как за, так и против новшества.

В качестве аргументов «за» введения утильсбора отмечались такие, как повышение загрузки отечественных профильных предприятий, расширение линейки производимой продукции, повышение привлекательности отрасли и открытие новых предприятий, увеличение доля локализации производимой продукции, создание новых рабочих мест, повышение спроса на подготовку молодых специалистов с инженерным и техническим образованием. В конечном счете, улучшение продовольственной безопасности страны и снижение зависимости от импорта сельхозтехники.

Как отметил Азат Перуашев, если сегодня страна будет вкладывать в развитие отечественного машиностроения, то проинвестирует будущую стабильность агросектора.

В начале 2019 года предложение по утильсбору вновь прозвучало из уст мажилисмена — депутат Кенес Абсатиров вернулся к этому вопросу, предложив для стимулирования спроса на отечественную сельхозтехнику введение утилизационного сбора на импортные сельхозмашины. Указал он и его предполагаемый размер – 5%. По его мнению, это позволит мотивировать иностранные компании к развертыванию производства в стране, обеспечив увеличение количества рабочих мест и повышение поступления налогов в бюджет. Да и конечная стоимость продукции будет снижаться. Выделяемые при этом субсидии будут оставаться внутри страны.

Читайте также:  Санкции США против российских СПГ-проектов – это серьезно

— Несмотря на значительный износ сельскохозяйственного парка машин, отраслевое министерство без энтузиазма воспринимает предложение признать приоритетом развитие отечественного сельхозмашиностроения. Имеющиеся в стране 77 предприятий по выпуску сельхозтехники общей производственной мощностью 2,3 тыс. тракторов и 1,1 тыс. комбайнов в год загружены лишь наполовину. У них есть перспективы для роста, и они могут удовлетворить спрос аграриев на технику. Пусть не такой продвинутой, но адаптированной под местный климат и с приемлемой ценой, – высказался депутат.

В ответе на этот запрос премьер-министр РК Аскар Мамин сообщил, что правительство ведёт разработку Комплексного плана развития отечественного машиностроения на 2019-2030 годы, который предполагает использование различных мер поддержки. Очень скоро аграрии узнали, что за меры предложило Министерство индустрии и инфраструктурного развития РК (курирует машиностроение). Главное — введение утилизационного сбора на импортную сельсхозтехнику. Причём размер его превзошёл даже самые смелые ожидания мажилисменов: не 5%, а от 10 до 30%, в зависимости от вида техники.

Слово МИИРа

С тех пор и началась информационная дуэль противников и сторонников нововведения утильсбора.

Сторонники продолжают отстаивать позицию о необходимости поддержки отечественного сельхозмашинстроения.

Противники говорят о том, что казахстанские сборочные заводы и без утильсбора пользуются значительными преференциями, и при этом, не забывают поднимать цены на свою продукцию при каждом удобном случаем. И введение утильсбора станет для них очередным поводом увеличить цену на свои трактора и комбайны.

Свое слово решило сказать и Министерства индустрии и инфраструктурного развития РК, обозначив свою позицию: 

— Введение утильсбора позволит локализовать ранее импортируемые модели техники за счет создания новых и расширения уже действующих производств, снизить их себестоимость, создать полноценную систему утилизации сельхозтехники в стране. Аграриям позволит обновить парк техники за счет выдачи скидочного сертификата и льготного лизинга для приобретения отечественной сельхозтехники, сохранить стоимость отечественной техники за счет мер стимулирования и повысить уровень локализации в рамках соглашения «О промышленной сборке», — сообщил в ходе брифинга в правительстве вице-министр МИИР РК Аманияз Ержанов.

По словам вице-министра, в марте прошлого года НПП «Атамекен» поддержала введение утильсбора на сельскохозяйственную технику после 1 июля 2019 года, при условии выполнения следующих мероприятий:

— не вводить утильсбор на технику, которая не производится в Казахстане либо производится в недостаточном количестве;

— не вводить утильсбор на ранее зарегистрированную сельхозтехнику;

— введение субсидирования 25% от стоимости техники (введено в июле 2018 года приказом МСХ РК);

— разработка льготной программы для приобретения техники под низкий процент (введено в июле 2018 года);

— введение программы скидочного сертификата при сдаче на утилизацию старой сельскохозяйственной техники (внесены соответствующие изменения в законодательство, автоматически заработает при введении утилизационного сбора);

— введение обязательств по локализации (соглашения о промышленной сборке сельскохозяйственной техники введены в марте 2019 года).

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *