Узбекстан в ближайшие годы займёт более 50% рынка овощей и фруктов в России

Солнечный Узбекистан хранит в себе огромный сельскохозяйственный потенциал, но, по мнению международных специалистов, он не используется в полной мере. Уникальный субтропический климат с обилием солнца позволяет выращивать в стране широчайший спектр сельскохозяйственных культур, о выращивании которых в более северных широтах, не могут даже и подумать. Но обилие солнца и тепла, которое является производной силой роста растений и созревания плодов, с другой стороны является одним из ограничительных факторов. В республике ощущается недостаток влаги и осадков. Испокон веков в этих местах высокие урожаи можно было получать только в условиях искусственного орошения земли. Но воды на все возможные посевные площади все равно не хватает, — передает ИА «КазахЗерно.kz».

Специалисты по вопросам сельского хозяйства Всемирного банка, в частности ведущий экономист этого учреждения Сергия Зори дает пять рекомендаций, выполнение которых даст возможность повысить эффективность сельского хозяйства Узбекистана. Некоторые из них направленны на устранение объективных ограничений, связанных с природно-климатическими условиями, а другие с управленческими и правовыми факторами в отрасли. Подробно о них в статье Сергия Зори в «газета.uz».

Ведущий экономист по вопросам сельского хозяйства в Представительстве Всемирного банка в Узбекистане Сергий Зори дает обзор вызовов сельскохозяйственному сектору Узбекистана. В первых строках своей статьи он рекомендует узбекским аграриям сбалансировать использование сельхозугодий, а если проще сокращать посевы пшеницы и хлопка в пользу более прибыльных на его взгляд, овощей и фруктов. Рекомендация спорная, возможно ли сокращать посевы такой валютной культуры как хлопок в стране, которая в этой валюте нуждается. То же самое, по пшенице. Пшеницу и ее производную муку Узбекистан завозит в большом объеме из Казахстана. Если уменьшить площади посевов под эту культуру, то зависимость от импорта только возрастет.

Вот доводы Сергий Зори. В 2018 году около 70% пахотных земель в Узбекистане использовалось для производства хлопка и пшеницы. За последние несколько лет некоторые угодья были выведены из-под выращивания хлопка и пшеницы. Однако чтобы получить больший эффект для развития сельского хозяйства, требуется вывести дополнительные площади, используемые в настоящее время для выращивания этих двух культур, с их последующей передачей под другие, более прибыльные культуры, в частности, фрукты и овощи.

По оценкам Всемирного банка, сокращение площадей хлопка и пшеницы в Узбекистане, например, до 50% посевных площадей, приведет к увеличению валовой продукции сельского хозяйства на 51%, занятость в сельском хозяйстве вырастет на 16%, а экономия воды — на 11%.

Читайте также:  Гибридные мечты ни о чем

Как быстро необходимо переводить эти угодья под более прибыльные культуры? Данный процесс должен быть поэтапным и синхронизирован с переменами в смежных отраслях. Например, перераспределение земель для производства овощей и фруктов должно происходить одновременно с улучшением агрологистики внутри страны и на ее таможенных границах. Это обеспечит быструю доставку скоропортящейся плодоовощной продукции от фермеров к местным потребителям и на международные рынки.

То есть нужно не просто вывести культуры в посевах, но и проявить реорганизацию в сфере инфраструктуры агропроизводства. В противном случае, отмечает эксперт, перепроизводство овощей и фруктов приведет к меньшим доходам, чем выручка от продажи той же пшеницы или хлопка.

Второе. Необходимо повысить урожайность сельхозпродукции. Это не ново урожайность надо повышать всегда и везде. Это главный фактор повышения производительности в растениеводстве.

В Узбекистане средняя урожайность хлопка, пшеницы, томатов, картофеля, молока и другой продукции значительно ниже ее реальных возможностей, пишет Сергий Зори. Повышение данного показателя не только увеличит доходы и экспорт фермерских хозяйств и агропредприятий, но и позволит передать дополнительные площади земли, ныне занимаемые хлопком и пшеницей, под другие, более прибыльные культуры.

Вызов заключается в том, чтобы преодолеть десятилетия недостаточного финансирования научных исследований и предоставления услуг, крайне необходимых для развития сектора. В 2018 году Узбекистан потратил на прикладную сельскохозяйственную науку и образование только 0,02% от стоимости валовой продукции сельского хозяйства. В то же время информационно-консультативные услуги в настоящее время вообще не доступны для местных фермеров.

Для сравнения, страны со средним уровнем дохода и успешным сельским хозяйством тратят 1% от стоимости валовой сельскохозяйственной продукции на аграрную науку и разработки, в то время как многие страны с высоким уровнем дохода тратят в среднем 2,5%.

Следующая тема. Необходимо максимально использовать возможности экспорта для развития сельского хозяйства. В 2018 году стоимость экспорта агропродовольственной продукции Узбекистана, включая хлопковое волокно, составила всего лишь 1,3 млрд. долларов, или 330 долларов на гектар пахотных земель. Для сравнения, за тот же период Вьетнам экспортировал сельхозпродукцию на сумму 40 млрд. долларов. Экспортная выручка этой страны равнялась 6100 долларов на каждый гектар пахотной земли. Но с другой стороны тот же Вьетнам и зависим от переменчивой мировой конъектуры на эти же деньги.

Экономические реформы и меры, предпринимаемые правительством по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), помогут Узбекистану увеличить экспорт своих сельхозтоваров, в частности, плодоовощной продукции, в большее число государств мира. Такие рекомендации подталкивают республику в состав банановых республик, в которые в ходе «зеленой революции переориентировали свое сельское хозяйство на монокультуры в виде кофе, какао, табака или сахарного тростника, но в самих странах кушать нечего.

Читайте также:  Кремль осудил предложение Навального раздать деньги россиянам

Это выгодно транснациональным корпорациям, использующее данное сырье, которые хотят удешевить рынок поставок, но далеко не самим странам, которым нужно сбалансированное сельское хозяйство, ориентированное во многом на собственный рынок

Один из главных вызовов для сельского хозяйства страны — это необходимость обеспечить более широкое участие трудовых ресурсов в реализации возможностей, предоставляемых экспортом. Сейчас более 60% плодоовощной продукции производится небольшими дехканскими хозяйствами и приусадебными участками. Однако их участие в цепочках создания продукции с дополнительной стоимостью, ориентированной на экспорт, пока остается низкой.

Интеграция вышеназванных производителей в эти цепочки с помощью государственных программ по стимулированию кооперации и сотрудничеству сельхозкооперативов с агробизнесом и экспортерами способствовали бы развитию производственных возможностей и повышению рентабельности бизнеса мелких фермеров и владельцев приусадебных участков.

Если не обращать внимания на нужды дехканских хозяйств, экспорт сельхозпродукции создаст новые возможности только для небольшой группы фермеров и агропредприятий, и отличная возможность для инклюзивного экономического развития данной группы фермеров будет упущена.

Четвертый посыл. Необходимо повысить эффективность использования бюджетных средств для финансирования сельского хозяйства

В 2018 году государственные расходы на сельское хозяйство в Узбекистане составили 1,8% ВВП (в 2016 и 2017 годах они составляли 2% ВВП).

Другие страны выделяют гораздо меньшую долю своего ВВП на сельское хозяйство. Страны со средним уровнем дохода тратят в среднем 0,6% ВВП, а страны Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) с высоким уровнем доходов — 0,2% ВВП. В 2018 году Казахстан потратил 0,8% своего ВВП на сельское хозяйство, а Вьетнам — всего лишь 0,5%. Даже двадцать лет назад, когда страны со средним уровнем дохода были беднее, их сельскохозяйственные бюджеты составляли в среднем 1,3% ВВП.

Несмотря на высокий уровень государственных расходов, сельское хозяйство в Узбекистане пока не может продемонстрировать высокую эффективность. Так, в 2018 году сельское хозяйство показало рост лишь немногим выше нуля.

В данном контексте главный вызов для правительства заключается в том, что чтобы сократить бюджетные расходы на развитие отрасли в долгосрочной перспективе, потребуется увеличить объемы госфинансирования для сельского хозяйства в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Особенное внимание при этом нужно будет уделить эффективности использования и освоения бюджетных средств.

Читайте также:  Что экспортировать Казахстану: быков или колбасу?

Хорошая новость для Узбекистана — страна может достаточно быстро повысить эффективность государственных расходов, отменив налогообложение фермеров за счет низких государственных закупочных цен на пшеницу и хлопок.

Узбекистан является одной из немногих стран мира, где внутренние цены на основные сельхозпродукты ниже международных. В большинстве государств ситуация абсолютно противоположная. По оценкам Всемирного банка, в 2018 году узбекские фермеры потеряли 1,7% ВВП из-за заниженных цен на хлопок и пшеницу, примерно столько же, сколько общие государственные расходы на сельское хозяйство. Как результат, у фермеров отсутствует мотивация увеличивать производительность.

И последняя рекомендация о правовом статусе фермеров. Необходимо защитить права фермерских хозяйств на землевладение

Права дехканских хозяйств (мелких фермеров) на землевладение законодательно защищены. Это одна из главных причин, почему урожайность мелких дехканских хозяйств в среднем выше, чем у более крупных фермерских хозяйств, несмотря на то, что им приходиться платить больше за материально-технические ресурсы, и им сложнее механизировать производство на своих маленьких земельных участках.

В то же время, по ряду причин и в любой момент крупные фермеры могут потерять арендованную у государства землю. Это может произойти из-за реструктуризации хозяйств, несоблюдения плана размещения культур или невыполнения государственного плана по заготовке хлопка и пшеницы, ответственность за который возложена на местные власти.

Эта устаревшая система контроля за деятельностью фермерских хозяйств является пагубной для их развития и демотивирует фермеров инвестировать в земли, предоставляемой им в пользование местными властями. Сегодня назрела необходимость отказаться от данной контрпродуктивной практики со стороны государства. Это было сделано ранее на всем постсоветском пространстве, а также в Китае и Вьетнаме много лет назад.

Опыт Китая и Вьетнама показывает, как нужно реформировать подход к мотивированию фермеров. В этих странах система госзаказа была давно отменена, но это не привело к коллапсу их сельского хозяйства. Производство небольшого числа стратегических культур здесь стимулируется за счет системы размещения культур, прямых бюджетных платежей фермерам и соответствующих государственных программ, направленных на повышение урожайности, улучшение качества продукции и защиту от вредителей и болезней. И этим данный подход отличается от существующей системы поддержки государственного плана по заготовке хлопка и пшеницы в Узбекистане.

Пока фермеры не будут полностью уверены в неприкосновенности своих прав на землю, они не будут инвестировать в повышение продуктивности труда и улучшение плодородия земель, предоставляемых им в пользование местными властями, считает Сергия Зори.

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *