«Зеленая энергетика» лишит Россию свыше 10 трлн рублей

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Колоссальные потери от энергоперехода для экономики РФ слабо просчитаны в правительственной Стратегии, утверждают эксперты.

На днях Институт стратегического анализа представил доклад, посвященный материальным последствиям перехода России к новой, как ее часто называют, «зеленой» энергетике.

Авторы исследования напоминают, что в ноябре 2021 года в Глазго прошла 26-я конференция ООН по климату. Задача форума состояла в том, чтобы ускорить действия стран мира по достижению целей Парижского соглашения и Рамочной конвенции ООН об изменении климата. То есть сделать все необходимое, чтобы удержать прирост глобальной средней температуры на планете ниже 2 градусов и стремиться ограничить его 1,5 градусами по Цельсию к 2050 году.

Между тем одним из существенных вопросов, особенно для таких стран, как Россия, экономика которых ориентирована на экспорт углеводородов, является проблема экономических последствий перехода к альтернативным видам энергетики. «Энергопереход для России чреват снижением экспорта углеводородов», — напоминают авторы исследования. Соответственно это скажется и на наполняемости российского бюджета, и на доходах сырьевых отраслей.

В докладе отмечается, что переход к такому новому, низкоуглеродному типу экономики будет чреват для РФ существенным снижением бюджетных поступлений. Кроме того, считают авторы доклада, «несмотря на относительно устойчивое финансовое положение российской экономики, стоимостные потери и затраты на энергопереход ввиду их масштабности имеют значение».

Между тем, по мнению экспертов, разразившийся в Европе осенью 2021 года энергетический кризис продемонстрировал, «что глобальный энергопереход уже вовсю идет». Специалисты полагают, что одной из причин этого кризиса стал уход европейцев от угольной электроэнергетики. «Это, — считают авторы доклада, — безусловно, не является доказательством того, что энергопереход не нужен. Однако это свидетельствует о том, что последствия перехода к низкоуглеродной энергетике должны просчитываться лучше».

Читайте также:  Сила Порошенко в том, что у Запада нет уже рычагов воздействия на него

Российское правительство вроде как готовится к новой реальности и даже разработало и утвердило в октябре 2021 года «Стратегию социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года». Больше того, предполагается использовать «интенсивный сценарий» адаптации российской экономики к такому переходу. Однако, по мнению авторов доклада, экономическим последствиям таких шагов «в Стратегии уделяется явно недостаточное внимание».

«Интенсивный сценарий» перехода России к новой экономике, предусмотренный в правительственной Стратегии, несомненно, впечатляет. За почти тридцать лет, то есть к 2050 году, доля «постиндустриальных», «высокотехнологичных» и «наукоемких» отраслей в РФ должна увеличиться аж на… 11,8%. И это притом, что по состоянию на 2020 год, по данным Росстата, у нас таких современных отраслей всего 23,4%. Характерно также, что падения экспорта российских углеводородов до 2030 года стратеги из российского руководства вообще не ожидают.

В свою очередь Энергетическая стратегия Российской Федерации до 2035 года, утвержденная в середине 2020 года, рассматривает европейскую кампанию против использования угля как «предлог» для реализации экологической повестки. На что авторы доклада возражают, что «экологическая повестка — это, безусловно, не „предлог“, а требование времени, продиктованное, в том числе, принятыми Россией обязательствами природоохранной направленности».

Тем не менее, говорится в докладе, последние два года «реалии ускоренного энергоперехода формировались уже не только климатической повесткой, но и последствиями пандемии COVID-19». По оценкам экспертов, «если на восстановление отдельных отраслей после пандемии еще можно надеяться (того же туризма, к примеру), то очевидно, что многое до прежних уровней и не восстановится», и соответственно надо готовиться к новой реальности, которая в российской Энергетической стратегии почти не учитывается.

Тем не менее, сейчас политика правительства РФ начинает меняться в том смысле, что планируется сильно увеличить объемы Фонда национального благосостояния (ФНБ). Если в октябре 2021 года, по данным Минфина, ФНБ составлял 13,9 трлн рублей, то к 2024 году его размеры собираются довести до 23,3 трлн рублей, а средства на инвестирование составят в нем 2,5 трлн рублей.

Читайте также:  Павел Грудинин раскритиковал дебаты на Первом канале

Что касается цены энергоперехода для российской экономики, то в докладе приводится мнение замминистра финансов Владимира Колычева, который отмечал, что в случае реализации шокового сценария ускоренного энергоперехода объем ФНБ за десять лет может упасть до 2–3% ВВП страны (на 1 декабря 2021 года, по данным Минфина РФ, объем ФНБ составлял 12%). В свою очередь, по оценке главы Сбербанка Германа Грефа, потери российского бюджета к 2035 году за счет недополучения нефтегазовых доходов могут достигнуть приблизительно 5 трлн руб.

Потенциально переход к новой энергетике может привести к падению производства нефти и газового конденсата в России к 2050 г. на 72%, газа — на 52%, энергетического

угля — на 90%. Тем не менее, на начальном этапе нового энергопотребления Россия не только не проиграла, но даже выиграла, говорится в докладе. Авторы документа связывают это с постковидным восстановлением экономики, произошедшим в 2021 году. Причем, «доля России на мировом рынке угля, к примеру, как предусмотрено Энергетической стратегией РФ, может увеличиться к 2024 году до 18-20% (в 2018 году соответствующий показатель равнялся 14%)». Что неудивительно, если учесть, что в Европе, Северной Америке и Австралии от угля как сырья для энергетики активно избавляются.

Однако в промежутке 2025–2035 годов потери российской экономики от энергоперехода могут составить $227,3 млрд (в ценах доковидного 2019 года). Много это или мало, видно по данным Росстата за январь–август 2021 года. В этот период Россия продала топливно-энергетических товаров на $156,8 млрд, что составило 52,5% от всего объема ее экспорта за это время. В целом же, считают авторы представленного доклада, величина потерь Российской Федерации от мирового энергоперехода из-за недополученных доходов от экспорта углеводородов к 2035 году может составить 10,4 трлн рублей, если считать в ценах 2020 года.

Читайте также:  «Бастион» построили в окружном учебном центре

 

Не жмись, лайкни!!!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *